Оксана Мельникова: «Для украинцев в России общение – большая ценность»

Общественно-культурный центр "Содружество" начал работать во Владимирской области

Чем ценно общение? Возможностью оказаться в своей среде. Так думают выходцы из Украины, живущие во Владимирской области. Трудности, с которыми они столкнулись, когда только приехали сюда из зоны конфликта, в большинстве своём позади. Подавляющее большинство этих людей — уже граждане России, работают, растят детей. А вот с общением — проблемы. Хочется оказаться в своём кругу. Над его созданием работает общественно-культурный центр «Содружество». «Призыв» поговорил с его руководителем Оксаной Мельниковой.

Трудности общения

 — Ваша организация объединила уроженцев Украины, в силу трагических событий оказавшихся на владимирской земле. А много ли их?

— Много. Тысячи человек. В 2014 году, когда произошёл военный конфликт на юго-востоке Украины, люди просто спасались, приезжали сюда на временное или постоянное проживание. В то время я с единомышленниками создала Фонд помощи Украине. Мы поддерживали наших земляков, которые просто оказались без ничего более чем за тысячу километров от дома. С тех пор я знаю этих людей, общаюсь с ними, поддерживаю контакты.

— А почему возникла необходимость создать именно культурный центр?      

— Потому что вопросы культуры, коммуникации, образования сейчас становятся наиболее востребованными. С 2014 года прошло довольно много времени. Практически у всех беженцев, приехавших тогда с Украины, уже есть российское гражданство — временное (у меньшинства) или постоянное (у 90%, а то и более). Многие решили свои первоочередные задачи: трудоустроились, взяли ипотеку, купили жильё. Это вполне понятно: люди хотят стабильности, определённости, им важно ощущать твёрдую почву под ногами.

Люди уходили от войны. Многим просто некуда вернуться. Фото: icdn.lenta.ru

Мы, простые украинцы, может быть, звёзд с неба не хватаем, многие из нас устроились на обычную работу: на производство, в сельское хозяйство, в ЖКХ, но это действительно нормальные специалисты — нужные, полезные, старательные.

Но, укоренившись, мои друзья и знакомые ощутили дефицит общения. Они хотят говорить на украинском языке, который для многих основной, хотят чувствовать себя среди близких по мировосприятию людей, хотят оказаться в органичной для себя среде, в конце концов. Ведь как бы хорошо к тебе ни относились, ты всё равно будешь чувствовать свою инакость за пределами родных мест.

Центр «Содружество» официально зарегистрирован в феврале 2021 года.

Значит, нужно встречаться, общаться, проводить вместе время. А поскольку я уже много лет на связи с соотечественниками, ко мне стали обращаться за контактами, постоянно спрашивали: знаю ли я этого, знаю ли другого? Так родилась идея — создать общественно-культурный центр, чтобы мы могли проводить совместные мероприятия и решать другие задачи.

Обучение родному языку и культуре — в планах «Содружества». Фото: img-fotki.yandex.ru

— Вы говорили про обучение.

— Да, и обучение тоже. Ведь в двухтысячные с Украины сюда приехали как взрослые, так и маленькие дети. А у кого-то ребятишки родились уже здесь. Они подрастают. И родителям очень хотелось бы, чтобы они знали культуру своего народа: изучали язык, постановку танца, песни, познавали бытовую культуру.

Свой-чужой

— То есть правильно ли я понял: выходцы с Украины уже адаптировались в России, и для них стали важны другие ценностные факторы – ощущать свою общность со своим народом? 

— Да. На первое место выходит потребность общения. Люди работают, устают, поглощены своими ежедневными рутинными делами, а в свободное время хотят быть в своём кругу — с близкими им по ментальности людьми. Это не что-то уникальное. Так происходит с любым человеком, который находится в отрыве от родной земли.

— Или которым постоянно напоминают, что они «не дома»?

— Я бы не сказала, что здесь есть сознательная агрессия или что-то в этом роде. Да, случается, когда кто-то слышит в свой адрес слова «чужаки» или «хохлы». Но, как правило, бросающие эти выражения делают это не от большого ума. Скорее, от низкой культуры. Точно так же их раздражает любой человек, хоть в малой степени от них отличающийся. Это правда жизни, ничего не поделаешь. И она тоже усиливает желание общаться со «своими».

— Хорошо, а куда могут обратиться «свои»? Где им вас найти, если они о вас ещё не знают?

— Пока у нашего «Содружества» есть странички в «Инстаграме» и «ВКонтакте». А сейчас мы делаем сайт. Он почти готов, но заработает, я надеюсь, к концу сентября, потому что очень много материала, который нужно там разместить. Там будет интерактив, «вопросы-ответы», живое общение, полезная информация. А до этого времени общаемся в группах в соцсетях.

Страничка «Содружества» в «Инстаграме»

— Но постоянного помещения нет?

— Этого, к сожалению, пока нет. Но нам помогают. При необходимости мы, допустим, можем собраться в Доме некоммерческих организаций — нам предоставляют зал. Когда весной задумали провести спортивное мероприятие — забег в парке «Загородный», это разрешили без проблем.

«Содружество» — хорошо звучит

— Вы сказали, что в 2014 году сюда с Украины приехали тысячи людей. Но всё же вряд ли сейчас все общаются. Наверняка есть костяк тех, с кем вы общаетесь более или менее постоянно, которые так или иначе составят актив «Содружества». Сколько их? 

— Думаю, основной круг моего общения — человек 50-60. Но на самом деле он шире, потому что у моих друзей есть свои знакомые, они тоже вовлечены в процесс коммуникации.

— А с чем к вам обращаются, по каким поводам?

— Совершенно по разным. Зачастую это самые житейские, повседневные вопросы. Например, были случаи, когда мне звонили и говорили: «Мы тебя хорошо знаем, посиди с нашим ребёнком, нам надо отъехать по делам». А я находила их же соседей-земляков, про которых они просто ничего не знали — они приехали из одного региона, из одного города, — и знакомила их. У них появлялись друзья, хорошие соседи, те, кто тоже могут прийти на помощь.

Участники весеннего забега в «Загородном»

Есть общие темы по работе. Я сейчас сотрудничаю с кадровым агентством, в котором появляются запросы: «Требуется преподаватель украинского языка» или «Требуется в колл-центр оператор, говорящий на мове». Я выкладываю эти заявки, люди интересуются, то есть идёт коммуникация в этом плане.

— Но вот что интересно. Приходилось слышать о том, что во Владимирской области есть диаспоры разных народов. А вот в отношении украинцев слово «диаспора» не употребляется. Почему?

— Интересный вопрос. Вообще, если посмотреть точное определение, то диаспора — это часть народа, живущая вне страны, образующая устойчивые этнические группы и имеющая социальные институты для поддержания и развития своей идентичности. Украинцы, строго говоря, до последнего времени и не чувствовали себя жителями другой страны: мы же все жили в одной. И что касается институтов, способных поддерживать общность, — вот сейчас мы их только создаём. «Содружество» — это элемент такого социального института.

Оксана Мельникова — руководитель общественно-культурного центра «Содружество»

И мы во Владимирской области будем заниматься тем же, чем занимаются представители других диаспор, — развитием национальной культуры. При регистрации некоторые из них так и записали в учредительных документах слово «диаспора». А я подумала, что общественно-культурный центр звучит более правильно, более презентабельно, если хотите.

Грант на «мову»

— Скажите, а ведь у многих ваших земляков, живущих во Владимирской области, на Украине остались родственники. Общаются ли они, идут ли на контакт? 

— Конечно. Мы очень скучаем друг по другу, постоянно созваниваемся. Те, кто может ездить друг к другу в гости, — ездят. Но возвратиться на Украину трудно, прежде всего по экономическим причинам. Там нет работы.  Например, на Донбассе многие шахты закрылись, часть работает вполсилы. А вернуться в неизвестность, когда у тебя семья, дети и ты должен их кормить, конечно, невозможно.

— Но, может быть, со временем хотя бы пойдёт культурный обмен? Как это раньше говорили – народная дипломатия? И это поможет быстрее ликвидировать негативные последствия последних событий.

— Это было бы очень интересно. Всё-таки украинский народ и русский народ — мы же все славяне. Мы близки друг другу исторически, по культуре, языку, ощущению жизни. Поэтому — да. И я очень надеюсь, что те мероприятия, которые мы запланировали (когда появится сайт, мы их выложим), будут способствовать этому сближению, и связи постепенно будут расширяться.

— А что вам для этого нужно?

— Очень многое. Нам нужны украинские учебники, например. Здесь их нет. Поэтому, конечно, будем выходить на украинских друзей, на какие-то властные структуры, которые поспособствуют привозу сюда учебников из Украины. Детей ведь много – нужны книги!

Украинские дети должны знать свой язык и приобщаться к родной культуре. Фото: interkomitet.uz

Знаете, некоторые наши семьи в домашнем кругу говорят на украинском, постоянно общаются. А дети не умеют писать и читать на родном языке — могут только говорить. И, конечно, родители хотят, чтобы они учили родной язык. А в дальнейшем, возможно — кто знает? — семьи смогут вернуться на родину.

— А может, обучать дистанционно? В духе времени.

— Нет, это не то. Дети должны между собой разговаривать, общаться. Это не сработает.

— А российские органы власти могут помочь в том, чтобы наладить такой образовательный процесс?   

— Надеюсь, что да. Сейчас я как раз готовлю заявку на грант по открытию школы для украинских детей. Нам нужны учебники, нужна литература, нужны костюмы для хореографии и певческих коллективов. Говорят, красота спасёт мир. А красота — в культуре. Вы знаете, например, украинские девушки — очень талантливые. У них темперамент, энергия, замечательные голоса. Я знаю несколько человек — хоть сейчас на сцену! Всё это надо развивать, показывать, объяснять, что Украина и Россия должны жить в мире и уважать друг друга. За нами — тысячелетие общей истории. И это надо очень высоко ценить!