селфи на природе с ребенком

Как планируют озеленять Владимир в 2021 году

На вопросы отвечает главный эколог города

16 баллов из 60. Столько набрал Владимир в прошлом году в рейтинге комфорта городской среды по показателю «Озеленение». Мало. Очень мало. И закономерно. Много растений уничтожили при строительстве Лыбедьской магистрали. Теперь «утюжат» створ Рпенского. Новый патриотический сквер лишил город еще тридцати деревьев. А высаженные вдоль Большой Московской липы погибли. Список можно продолжать. Как планируют озеленять Владимир в 2021 году, на что потратят 56 миллионов «зеленых» рублей и при чем тут Александр Дюма? Отвечает главный эколог города Сергей Сухопаров.

Сергей Сухопаров главный эколог

Сергей Сухопаров

Плитка хороша для плаца, не для сквера

Будущий патриотический сквер, который начали активно строить месяц назад, расположится напротив «Белого дома». Там, на пересечении Октябрьского проспекта и улицы Мира, будет фонтан и две аллеи: большая и поменьше. Плюс постаменты с военной техникой и 80 алтайских кедров. Постаменты воздух не озонируют, кедры пока только в планах. Но под это дело уже вырубили жившие там деревья.

пни парк город

Что осталось от деревьев в патриотическом сквере. Фото Артема Чернея

— Я не сторонник удаления деревьев, это крайние меры, — рассказывает Сергей Сухопаров. – Но на них пришлось пойти ради строительства нового сквера. 

Удаляют там фруктовые деревья. По словам чиновника, они все старые и больные. Вместо каждого уничтоженного растения высадят новое, в некоторых случаях — не одно. В сквере будут расти алтайские кедры в количестве восьмидесяти штук, 27 лип, 20 каштанов и, возможно, один канадский клен. Краснолистный клен городу хочет подарить одна из жительниц.

— Люди слышат, что мы делаем сквер, звонят, предлагают свои уже взрослые деревья, — говорит Сухопаров. — Так что если вы вырастили на своем участке дерево и хотите совершить доброе дело, то пожалуйста. 

33-55-27 — управление по охране окружающей среды города Владимира.

Кроме старых и больных деревьев, находившихся, по словам главного эколога, «в удовлетворительном или очень плохом состоянии», будущим аллеям патриотического сквера помешали недавно посаженные туи, ели и каштаны. Их аккуратно выкопали и пересадили, куда следует, сотрудники управления экологии городской администрации.

елки парк город

Пересаженные елочки, патриотический сквер. Фото Артема Чернея

Все вышесказанное, в принципе, снимает вопросы по поводу уничтожения деревьев на месте будущего сквера. А вот вопрос к сохранению имеющегося там ландшафта остается. На стадии обсуждения проекта его обещали максимально сохранить.

— Если сквер пронизан дорожками, выложенными плиткой, это уже не парк, а плац какой-то, по которому маршировать хорошо, — по словам Сергея Сухопарова, чиновники уже отказались от нескольких дорожек в патриотическом сквере.

Оставили только две аллеи: первая пойдет наискосок от угла Мира и Октябрьского проспекта примерно до середины парка, заканчиваясь фонтаном. Вдоль нее будут стоять танки, пушки, кедры. Вторая дорожка уходит вниз, в сторону здания, в народе именуемого «Пентагоном». Там-то и начнется настоящий парк.

мама с ребенком устроили пикник в парке

В новом патриотическом сквере планируют оставить газоны без дорожек

— Сейчас все деревьями там засадим, не будет дорожек. Будет у нас, как в Питере. Газончики — можно будет плед кинуть, на него лечь и пить чай. На фоне «Пентагона» с одной стороны и «Белого дома» — с другой. Хотя бы какая-то зелёная зона, — делится планами главный владимирский эколог.

Зеленые миллионы

Деньги на патриотический сквер дали спонсоры. На озеленение всего остального города в бюджете нынешнего года 56 миллионов рублей. Неплохо, правда? Большая часть этих денег — компенсация за уничтоженные строительством Рпенского проезда деревья.

— В прошлом году убирались деревья на Рпенском проезде. Они там были еще хуже, чем в патриотическом сквере. Фактически это был самосев. Несколько было хороших. В итоге за снос зеленых насаждений в бюджет города поступило 54 миллиона рублей, — рассказал Сергей Сухопаров.

техника работает в грязи

Строительство Рпенского проезда

Из других источников в бюджет поступило еще два миллиона. Получилось, что в этом году «зеленое» финансирование — беспрецедентное. Часть этих денег уже потрачена. А изначально, говорит чиновник, на озеленение планировали потратить всего один миллион.

— В последний раз такая обширная программа по озеленению была у нас в 2011 году. Так что нынешняя — 10 лет спустя, почти как в романе Дюма. Этих денег, — говорит чиновник, — хватит не на один год. Мы сейчас планируем трехлетнюю программу озеленения города. А пока активно работаем по центральной магистрали в спальных районах.

Центральная магистраль

Под центральной магистралью Сухопаров понимает направление от въезда в город со стороны столицы до выезда к Нижнему Новгороду. Это проспект Ленина, улицы Большая Московская и Нижегородская, Добросельская. Несколько лет назад сотрудники управления экологии составили опись всех имеющихся там деревьев.

улица добросельская

Центральная магистраль Владимира, улица Добросельская

— Конечно, что-то изменилось за последние 3-4 года, но общее понимание есть, и есть карта с координатами и состоянием каждого дерева, — говорит Сергей Сухопаров.

Все больные деревья планируют удалить и заменить на новые.

Сажать будут сразу 3-4-метровые растения. О том, что в городе нужно высаживать относительно взрослые деревья, давно говорят общественники и урбанисты. Крупномеры, конечно, немного хуже приживаются, зато их гораздо сложнее сломать.

— Большие деревья — антивандальные. Раньше мы сажали, к примеру, липы по 120-150 см. У таких растений самая лучшая приживаемость, но если им обломить верхушку, они погибнут, — рассказывает Сухопаров. — Часто молодые деревья страдают и от снегоуборочной техники.

Программа по озеленению центральных улиц города включает и тот участок Большой Московской, где погибли свежевысаженные липы. Деревья посадили с нарушениями, дали им мало места. Летом их корни выгорели на солнце. Это был негарантийный случай, и подрядчик отказался заменить растения. Кроме того, что на месте погибших растений собираются посадить высокие деревья, под их посадку обещают выделить больше места.

улица пешеходный переход

Деревья на Большой Московской

— Будем вскрывать плитку и сажать деревья. Сколько места нужно — столько и сделаем. С главой города все обсудили, — заявил Сухопаров.

Городские деревья должны быть здоровыми

Урбанисты говорят, что дерево не должно погибать в городе. Оно может умирать в лесу, на природе. А городская черта предназначена только для здоровых растений. Поэтому согласно описи мертвые и очень больные деревья будут удалять и заменять на новые.

— Мы заключаем договоры именно на выкорчевывание растений. Чтобы не было так, как раньше: дерево удалили, пенек остался. Его засыпали городские службы землёй. Сажать туда дерево, в пень, бессмысленно, — объясняет главный эколог.

Новые контракты на озеленение будут составлены таким образом, чтобы все работы, в том числе удаление пней, обогащение грунта питательными веществами и полив, оставались за подрядчиком. Через год состояние деревьев оценит специальная комиссия, и в случае гибели потребует новые саженцы.

обрезанное дерево мертвое береза

Мертвое дерево на улице Северной

Но все это касается центральной магистрали. Наверняка вам в городе попадались мертвые деревья, которых мало того что не выкорчевывают, но даже не срубают. О таких случаях нужно сообщать либо в свою управляющую компанию, либо в управление ЖКХ, либо в управление по охране окружающей среды.

Без решения комиссии по охране зеленых насаждений удалить дерево в городе никто не имеет права.

В комиссии 14 человек. Это экологи, дендрологи, общественники, депутаты, преподаватели ВлГУ — все, кому это интересно. То есть сносить или не сносить каждое конкретное дерево решает коллегиальный орган. Здесь разбирают заявки жителей, организаций, коммунальных служб.

Сколько стоит дерево

Самые жаркие споры членов комиссии вызывают рекламные щиты. Из 17 заявок на установку, по словам Сергея Сухопарова, в прошлый раз 16 получили отказ.

— Рекламный щит на улице Мира загораживала голубая ель. Однажды ночью, я так думаю, представители рекламной фирмы обрезали дерево ровно до уровня щита. Метра полтора, наверное. Мы пытались возбудить уголовное дело, но следственные органы нам отказали, — рассказывает Сухопаров.

рекламный щит мира октябрьский парк патриотический сквер

Комиссия по охране зеленых насаждений очень не любит рекламные щиты

Проблемой оказалась невозможность установить ущерб, причиненный городу. Стоимость ели специальная комиссия оценила в 100 тысяч рублей. А как определить, сколько стоят те полтора метра, которые от нее отпилили, если дерево не погибло? В условиях нашего законодательства это оказалось невозможно.

Сейчас незаконный снос зеленых насаждений — уголовная статья. Раньше эти действия подпадали под Административный кодекс. И по нему привлечь к ответственности и выписать штраф было легче.

Сейчас уголовные дела все чаще закрывают с формулировкой: «За отсутствием состава преступления».

В европейских странах существует следующая практика: в открытом доступе выложен документ, в котором отмечена стоимость каждого городского дерева. И потенциальные вандалы точно знают, сколько должны будут заплатить в городской бюджет. Меньше нескольких тысяч евро там деревья, кстати, не стоят.

обугленные пни

Сейчас очень сложно оценить, сколько стоило уничтоженное дерево

— Существует, конечно, формула, по которой высчитывается стоимость дерева, но на практике ее никогда не используют, — печалится главный эколог. — Но мы готовим новые правила по озеленению и планируем примерно в три раза увеличить штраф за снос зеленых насаждений.

Помнится, была такая шутка: если бы деревья раздавали Wi-Fi, все бы их сажали. Но деревья всего лишь дают нам кислород. А проще говоря – жизнь. Но за это мы их почему-то не ценим.

А так-то деньги у мэрии есть. Идеи тоже. Будем ждать, как преобразится наш город и подтянутся показатели по озеленению.

Юлия Назарова

Фото «Призыва»