Как муромский врач развенчал Тибет и оставил с носом чекистов

Экспедиция с Рерихом закончилась арестом

8 марта 1927 года скромного доктора ленинградской карантинной службы Константина Рябинина вызвали в Москву, в иностранный отдел ОГПУ. Там ему предложили поехать в качестве врача с экспедицией Рериха в Гималаи. Для широкой публики ее задачами определялись сбор и изучение древних памятников буддийской культуры, а также тибетской медицины. Поэтому кандидатура Рябинина появилась совсем не случайно.

Константин Николаевич Рябинин. Фото: lubovbezusl.ru

Становление профессионального врача-психиатра

Он родился в 1877 году в Муроме в семье купца Николая Алексеевича Рябинина, который умер, когда мальчику исполнилось 10 лет. Константин закончил реальное училище, позже экстерном сдал в Тифлисе экзамены за курс классической гимназии, получил аттестат с отличием и уехал в Петербург, где поступил в Военно-медицинскую академию.

Уже в студенческие годы он начал изучать психотерапию, гипноз и познакомился с тибетской медициной. Из-за революции 1905 года перевелся на медицинский факультет Харьковского университета и закончил его с отличием в 1909 году. Интерес к неизведанной области человеческого духа побудил его всерьез заняться изучением нервно-психических болезней.

В течение года Константин Николаевич работал ординатором в Московской окружной лечебнице для душевнобольных, еще год – в аналогичном заведении города Вильно, затем вернулся в Петербург. У него сложился определенный взгляд на природу нервно-психических нарушений и собственная методика их лечения. Рябинин сблизился с семьей Рерихов, поскольку жена художника Елена Ивановна страдала эпилептическими припадками.

Елена и Николай Рерихи. Фото: pbs.twimg.com

С 1911-го по 1917 год Рябинин занимал высокие административные посты в отрасли здравоохранения России. Имел чин статского советника, за успешную службу награжден орденами Анны III степени и Станислава II степени, медалью «В память 300-летия царствования дома Романовых», медалью на Владимирской ленте «В память 100-летия Отечественной войны 1812 года», нагрудным знаком в память 50-летия со дня высочайшего учреждения 1 января 1864 г. «Положения о губернских и уездных земских учреждениях». В 1913-м его дважды принимал сам Николай II. Такой чести Константин Николаевич был удостоен как ведущий врач-психиатр.

Спасение экспедиции

После Октябрьской революции доктор Рябинин работал в различных медицинских учреждениях. Он продолжал общаться со ставшим уже всемирно известным Рерихом, который в 1925 году организовал экспедицию по маршруту Индия – Китай – Сибирь – Алтай – Монголия – Сикким и пригласил Рябинина принять участие. Константин Николаевич присоединился к ней в монгольском городе Угра, предварительно получив от сотрудника ОГПУ инструкции и браунинг.

Гималайская экспедиция затянулась. Ее участники могли погибнуть суровой зимой 1927-1928 года на высоких горных перевалах. Своей жизнью они во многом обязаны доктору Рябинину. Для немолодых уже Рерихов тяготы и лишения пути, огромные перепады высот, кислородное голодание при низких температурах и атмосферном давлении в любой момент могли стать роковыми. Тяжёлый физический труд, огромная нервная нагрузка, неполноценный сон и постоянное переохлаждение организма — всё это создавало порой невыносимые условия.

Находясь и сам в экстремальных ситуациях, врач экспедиции мужественно боролся за жизнь её участников.

Он установил жёсткий режим питания и сна, запретил употребление всего, что могло подорвать работу сердца, а главное, в полевых условиях, проверяя прежде всего на себе, разработал целую систему адаптации организма к экстремальным условиям высокогорья. В основу своих исследований он положил наиболее эффективные методы и препараты тибетской медицины, не применяемые ранее в отечественной врачебной практике.

Картина Николая Рериха «Тибет. Гималаи». Фото: thefurnish.ru

Верный своему врачебному долгу, он оказывал медицинскую помощь местному населению, разоблачал невежество и обман самоуверенных «знахарей», анализировал методы народной медицины, рационально и скрупулёзно изучал древние рецепты тибетской фармакологии. Благодаря полученным знаниям ему удалось вылечить и Хирохито – наследника японского императора Тайсе. За это Константину Николаевичу был преподнесен золотой несессер в виде черепахи.

Неустанно исполняя свой врачебный долг, Рябинин совмещал обязанности секретаря экспедиции, вёл дневниковые записи. Трудно даже представить, каких трудов это стоило. При свете костра, сокращая драгоценные минуты сна, на пронизывающем ледяном ветру, когда чернила застывали на морозе, Рябинин описывает «круги Дантова ада», по которым прошла экспедиция. Впоследствии на основании своих дневниковых записей Константин Николаевич написал книгу «Развенчанный Тибет».

Из ада в ад

После завершения экспедиции Рерих предложил Рябинину выступить с лекциями по медицине в США, а затем приступить к созданию медицинского направления в рамках Института гималайских исследований. Однако после мучительных раздумий Рябинин вынужден был отказаться от этого в высшей степени почётного предложения. Причиной отказа явилось опасение за судьбы оставшихся в России братьев и сестёр, а также воспитанника Дмитрия Базелевича, страдавшего шизофренией. Рябинину уже в те годы было ясно, что репрессивная машина ОГПУ, уверенно набиравшая обороты, безжалостно раздавит ни в чём не повинных людей.

Картина Николая Рериха «Дордже дерзнувший». Фото: elenaturkka.ru

По возвращении в Россию Константин Николаевич продолжил изучение тибетских «жизнедателей», отрабатывая на себе дозировки, но его работа была внезапно прервана. 21 марта 1930 года Рябинина арестовали. При обыске изъяли все научные материалы по экспедиции, в том числе и тетрадь с записями о действии «жизнедателей». Так называемое «докторское дело», по которому арестовали Рябинина, было состряпано для того, чтобы скомпрометировать в глазах мировой общественности Рериха. В ходе следствия особо пристально изучались материалы экспедиции, письма и документы гималайской экспедиции, «действующей под флагом буддизма и масонства, а по существу выполнявшей шпионские цели».

До мая Рябинина держали в двухместной камере, затем перевели в одиночку. На протяжении нескольких месяцев от него настойчиво требовали показаний против Рериха. Но Константин Николаевич не поддался ни на угрозы, ни на провокации. Не добившись нужных показаний, доктора осудили на 5 лет Соловецких лагерей.

Возвращение на малую родину

Спустя два года он был освобожден досрочно, но жить и работать в крупных городах ему было запрещено. Константин Николаевич вернулся в родной Муром и пять лет работал в больницах и поликлиниках города. В 1937 году он решил вернуться в Ленинград, чтобы продолжить научную и исследовательскую деятельность. Его арестовали прямо в Ижорской больнице, куда он успел устроиться на работу.

Теперь в вину доктору вменялась организация контрреволюционной деятельности. «Доказательствами» этому стали фрак, в котором он был представлен императору и хранил, как память, выданный для экспедиции браунинг, но в первую очередь дружба с Рерихами, которых требовалось признать шпионами и международными террористами. Тройка НКВД осудила Рябинина на 10 лет лишения свободы.

В бурятском Южлаге следователь месяц держал доктора в камере, куда помещали искалеченных на допросах людей. Затем на 15 часов ставил в «стойку», обещал «вывернуть кишки», искалечить близких. Муромский доктор стойко переносил все мучения, но требуемых показаний так и не дал.

Рукопись Константина Рябинина 1928 года «Развенчанный Тибет. Дневник доктора миссии К.Н. Рябинина» вышла в печать только в 1996 году. Фото: libex.ru

В этот раз он отбыл назначенный срок «от звонка до звонка», занимаясь лечением заключенных. В 1947-м Рябинин вернулся в Муром и до самой смерти 18 июля 1955 года работал детским врачом. Полное забвение Константина Рябинина продолжалось до 1990-х годов, пока в Индии, в имении Рерихов в долине Кулу, не была обнаружена рукопись от 1928 года «Развенчанный Тибет. Дневник доктора миссии К.Н. Рябинина». После небольшой правки книга вышла в свет и вызвала большой интерес научной общественности.

А вот судьба его дальнейших исследований до сих пор остается неизвестной.

В 1961 году решением Президиума Ленинградского горсуда Константин Рябинин был реабилитирован посмертно. Ученики муромской школы № 16 (бывшего реального училища, в котором учился доктор) собрали материал о выдающемся земляке и организовали музей имени К.Н. Рябинина. В местном краеведческом музее теперь есть обширная экспозиция о нем.

Подготовила Татьяна Лысова

Заглавное фото: culture.ru