старая фотография

Эльвира Осипова: 9 мая моя мама получила известие о смерти мужа

Жительница Владимира вспоминает историю своей семьи

Утро 9 мая было холодным и неприглядным, выходить на улицу не хотелось. А потом вдруг все стали кричать! — вспоминает День Победы Эльвира Викторовна Осипова. Маленькая девочка вышла из барака на улице Всполье. Со всех сторон люди бежали на открытое поле. В воздухе звенела радость. Никто не говорил «здравствуйте». Все просто обнимались и целовались. К полудню на площади появился духовой оркестр и начался митинг.

Плачь и радуйся!

Неожиданно в этом шуме голосов, который сливался в один гул, она, пятилетняя девочка, услышала надрывное рыданье. В высокой траве рядом с сараями плакала ее мама. В День Победы женщине сообщили, что она стала вдовой.

— Бегу туда, а там, в высокой траве, лежит моя мама, ее утешают, я кричу! Мама получила известие, что отец погиб. И она в 23 года осталась вдовой с двумя маленькими детьми, а в стране страшный голод. Эти слезы я помню до сих пор, и никогда, ни с чем несравнимо ее горе, несоизмеримое даже с Победой. Кто-то кричал ей: «Нюра, Нюрка, ты плачь, но и радуйся, ведь Победа!» Я долгое время не могла спросить у мамы, почему ее называли Нюра, если она Аня. Просто очень боялась напомнить ей этот день.

Ветеран войны

Отец Эльвиры Викторовны ушел на фронт в 1941 году.

Папа Эльвиры Викторовны ушел на войну одним из первых в составе 785 стрелкового полка.

Виктор Александрович Амосов закончил военную академию. К началу войны служил под Ковровом в звании лейтенанта. Потом — фронт. Письма оттуда писал каждый день. Высылал жене с двумя детьми деньги.

Письмо с фронта

Письма с фронта в семье хранят до сих пор.

— Я нахожусь на самой боевой линии фронта, выполняю боевую задачу по борьбе с фашистами. Правда, трудновато, но ничего не сделаешь. Пришлось много сражаться, за это я представлен к правительственной награде и посланы документы на присвоение воинского звания, но точно пока не знаю, какое звание. Сейчас предстоит самая ответственная боевая задача, которую я должен выполнить непременно. Если буду жив, что хорошо, тогда сообщу. Стоим на самой линии фронта.


В основе статьи лежат бесценные материалы, присланные жителями Владимирской области на всероссийскую акцию «Нам не дано забыть…». К 80-летию со дня начала Великой Отечественной войны ее проводит Владимирская региональная общественная просветительская организация «Знание» и Центральная городская библиотека» Владимира. Акция позволяет всем желающим рассказать об истории своей семьи в годы войны. Сделать это можно до 15 сентября 2021 года. Истории принимаются по электронной почте znanie-vladimir@yandex.ru. Итоги акции подведут 22 сентября. Все присланные материалы будут оперативно размещаться на официальном сайте общества «Знание» (https://znanie-vladimir.ru) и в социальной сети «ВКонтакте» (https://vk.com/znanie33 , https://vk.com/biblfil2).

Просьба папы

В одном из писем Виктор Александрович просил купить для своей любимой малышки, которую сильно ждал, куклу. И прислать ему фотографию дочки. Игрушку мама достала с большим трудом. Это была самая простая голая кукла. Но снимок с ней вернулась обратно. Прочитать письмо Виктор Александрович, видимо, уже не успел. А спустя несколько лет семью разыскал однополчанин отца дядя Сережа.

— Он выполнил папину просьбу и привез мне большую красивую куклу, сказав, что это «подарок с фронта». Куклу мы сохранили, и сейчас она в музее ВлГУ имени братьев Столетовых.

ребенок войны

В разгар войны Эльвире Викторовне подарили куклу.

Грустные люди

После войны, вспоминает Эльвира Викторовна, немецкие военнопленные работали во Владимире. Детьми они ходили посмотреть на них. В компании было человек 5-6. И у всех отцы погибли на фронте. Но воспринимать военнопленных, как фашистов, дети не могли. Они видели грустных и беззащитных людей, которые просили еды.

— Немцы все время просили у нас «ням, ням» и показывали пальцами на рот, и говорили: «Гитлер капут!». Хоть время было голодное (1946-1947 год), но, несмотря на это, мы тайком от родителей таскали им маленькие кусочки хлеба. И вот один немец (ему было не более 20 лет), отдал мне немецкий перочинный ножик с оттиском «орла» и свастикой.

Эльвира Викторовна говорит, этот ножик потом долго хранился в семье, пока с дачи его не украли воры. Его хорошо помнят её дети. А военнопленным, которые уезжали из Владимира, дети погибших героев махали в след, забыв о вражде. Им очень хотелось тогда верить, что не все немцы хотели войны.

Полина Тарбеева

Фото Эльвиры Осиповой

Ваши новости отправляйте на номер +7 (980) 757-63-68
в Viber или WhatsApp