ковид коронавирус градуснок маска руки

Год с ковидом: интервью с неврологом про болезнь и ее последствия

Кандидат медицинских наук - про постковидный синдром

Год назад во Владимирской области объявили режим самоизоляции. С тех пор мы прошли все стадии принятия неизбежного: от отрицания до смирения. Число переболевших коронавирусом во Владимирской области приближается к 30 тысячам, 40 тысяч человек сделали прививку. В обиход вошел термин «постковидный синдром». За год мы стали неплохими вирусологами и инфекционистами, а значит, закончилось время статей в стиле «ковид для чайников». По поводу годовщины ковида «Призыв» публикует интервью с врачом-неврологом, кандидатом медицинских наук Сергеем Николаевым. И это интервью — «со звездочкой» — для тех, кто хочет копнуть поглубже и узнать про последствия ковида побольше.

человек с микрофоном николаев сергей

Сергей Николаев. Фото: neurosoft.com

Постковидная паника

— Сергей Глебович, расскажите, как вы впервые в своей практике столкнулись с пациентом с постковидным синдромом? Как он проявлялся?

— В августе 2020 года к нам попала пациентка с паническими атаками. Ее вел кардиолог по поводу симпато-адреналовых кризов. Пациентка рассказала, что такого рода панические атаки, включающие перебои сердца, сильнейший страх, головокружение, случались с ней и раньше. Но не чаще, чем раз в полгода, и всегда для этого была причина: понервничала или переутомилась.

— А потом она переболела ковидом?

— Да. Переболела, причем нетяжело, без пневмонии, но с подтвержденным ПЦР. И вот выздоровела, антитела появились, два отрицательных теста пришли, и тут началось. Что-то вроде панических атак, но безо всякой причины.

Первый случай коронавируса во Владимире зарегистрирован в конце марта 2020 года

— Как она описывала это состояние?

— Резко появляется ощущение распирания головы, жар в голове, выраженная тахикардия, ощущение страха, онемение рук и ног, полуобморочное состояние.

— Звучит страшно.

— Так и есть. Пациентка вызывает «скорую», врачи меряют давление, а оно нормальное. Но однажды она померила давление себе сама прямо во время криза – верхнее было 150, но когда «скорая» приезжает, скачок уже прошел.

— То есть вот так и выглядят панические атаки после ковида?

— Это не совсем паническая атака. Пациентка рассказала, что в последнее время у нее стала по вечерам подниматься температура – до 37-37,2. И я пришел к выводу, что это постковидный неоэндокардит.

— Что это такое?

— Грубо говоря, это воспаление сердца. Последние опубликованные по этому поводу данные свидетельствуют в пользу того, что там скорее всего происходит воспаление внутренней выстилки сердца. При этом ковид не вызывает истинного воспаления, он вызывает изменение проницаемости мембраны, поражение самих клеток. Точно так же, кстати, ведет себя, например, грипп.

Вирус SARS-COVID-19 все еще плохо изучен

Сердце не согласно

— Сейчас пишут, что всему виной не сам вирус, а наш иммунитет, который буквально сходит из-за ковида с ума.

— Тут непонятно, кто же из них первичен. Потому что есть миокардит – это тоже воспаление в сердце: вирусный, например, постгриппозный, есть герпетический. Что там? Иммунная система реагирует? Все это пока изучено не до конца.

— Так почему ваша пациентка стала испытывать такие симптомы?

— У нее нарушилось взаимоотношение проводящей системы сердца. Началась тахикардия — это когда сердце бьется быстрее и сильнее положенного. Тахикардия приводит к повышению давления, а дальше замыкаются рефлексы, которые до этого уже были заложены, идет выброс адреналина, начинается дикий ужас.

— Это состояние можно как-то зафиксировать при помощи приборов?

— Доказать это при помощи исследований очень сложно. Можно, например, делать суточный мониторинг, но если за сутки не произойдет ни одного приступа, ты мы ничего не увидим.

— Насколько это опасно?

— Если человек молодой, это вызывает у него страх, а потом уже вторично этот страх переходит в паническое состояние. Потом человек не может спать нормально, потому что самое плохое, когда это происходит ночью, и человек просыпается в ужасе. Он не знает, что делать, начинает в «скорую» звонить, а та не едет. И вот это все накручивается, накручивается…

В разгар пандемии «скорую» можно было ждать сутки

— А если не молодой?

— Скачок давления может спровоцировать инфаркт или инсульт.

— Получается, таких пациентов должны вести кардиологи?

— Да, именно они подбирают препараты, которые позволяют контролировать не столько давление, сколько пульс. Пациенты попадают к нам, неврологам, потому что по части сердца у них не находят никаких патологий. Кардиолог говорит: на ЭКГ ничего нет. Давление повысилось? Он воспринимает это как начальную стадию гипертонии. А вот со страхами и сердцебиением отправляют к неврологу, списывают на какой-нибудь остеохондроз, хотя он в данном случае вообще ни при чем.

Синдром Гийена-Барре

— Все, что вы описываете, случается из-за сбоя в работе сердечно-сосудистой системы?

— Такие вещи еще может провоцировать перенесенная коронавирусная пневмония. Остается фиброз, жизненная емкость легких уменьшается. У кого-то это полностью компенсируется, а у кого-то не совсем. Проявляется это чаще всего ночью. Возникает гипоксия — не хватает воздуха. «А-А-А-А» — человек просыпается в кошмаре. Пульс зашкаливает, непонятно, что делать. Он думает, что у него сейчас голова разорвется, и так далее и тому подобное. Поэтому, когда мы ведем пациентов с последствиями ковида, мы рекомендуем делать кардио-респераторный мониторинг.

Врачи рекомендуют контролировать состояние дыхания во время сна.

— Это все очень неприятно, но, как я понимаю, не очень опасно.

— Это да, но я, например, видел очень серьезные последствия ковида, которые угрожали жизни пациента. Сначала я об этом только читал: зарубежные данные о том, что после коронавируса может возникать состояние под названием «синдром Гийена-Барре».

— Я видела статистику про этот синдром. Пишут, что регистрируют 1-2 случая Гийена-Барре на 100 тысяч больных ковидом.

— Я лично видел трех пациентов подряд, которые загремели с этой болячкой буквально через два дня после того, как их выписали после ковида. Причем они все перенесли достаточно тяжело с пневмонией. Меня это насторожило, то есть ковид, как и любая вирусная инфекция, влияет на иммунный ответ. Раз влияет на иммунный ответ, значит, это привод к тому, что могут возникать аутоиммунные срывы – когда ваши иммунные клетки сходят с ума и начинают атаковать организм.

Одно из осложнений ковида — аутоиммунные реакции

— И одно из таких аутоиммунных заболеваний — синдром Гийена-Барре. А как его диагностировать?

— Это клинический диагноз, под ним понимают несколько разных состояний. Так или иначе, это воспалительное поражение миелиновой оболочки нервов. Это приводит к тому, что нервы перестают проводить импульс. В итоге – обездвиживание, нарушение дыхания и так далее. Может развиваться остро, может развиваться от 1-3 дней или до 2-3 недель.

— Что значит клинический диагноз?

— Клинический диагноз ставится на основании данных осмотра, жалоб, анамнеза, то есть без проведения специальных исследований.

— Синдром Гийена-Барре лечится?

— Лечение есть, но оно очень дорого стоит. Это плазмоферез и иммуноглобулины. Плазмоферез – это не тот, что в косметологии, он идет с заменой примерно 2/3 объема плазмы за один сеанс. Все необходимое для этой процедуры у нас есть в областной больнице, есть в пятой больнице, но в пятой больнице проводить эту процедуру некому, потому что болезнь редкая, расходники дорогие.

— Эту процедуру должен выполнять анестезиолог?

— Да, к тому же он должен быть обучен гемотрансфузиологии, потому что там свои осложнения, особенности, нюансы, по сути, это хирургия крови. Это не просто кровушку взять.

Бульбус и другие жертвы болезни

— Постковид – это сердце, нервы, что еще?

— Осложнения бывают на почки, и опять же в основном аутоиммунные. С печенью бывают проблемы. У меня была пациентка с болью в спине – оказалось, у нее панкреатит и гепатит. Она принимала во время ковида очень много разных антибиотиков — печень, поджелудочная начинают страдать.

— А если пациент ковид не лечил, и болезнь прошла в бессимптомной форме?

— Честно говоря, форма всегда симптомная, просто мы часто чего-то не замечаем. К примеру, поражение легких находят даже у тех пациентов, которые вроде своего ковида не заметили.

— А самый частый симптом – отсутствие запахов — это поражение рецепторов или все дело в нервной системе?

— А вот тут пока никто не знает. Некоторые считают, что потеря запахов — это поражение бульбуса, то есть той зоны мозга, где находятся запаховые центры.

Женщина в маске идет по улице зимой

Аносмия, или отсутствие запахов, — самый известный симптом ковида

— А бывает ведь не только аносмия, рассказывают про запаховые галлюцинации.

— Это я бы назвал скорее извращением запахов. Бывает, что человек сидит дома, и ему кажется, что кто-то где-то что-то жжет. Вкус меняется, может сильно измениться. Беременных напоминает, у них тоже меняются вкусы и запахи. Почему — кто-нибудь изучал?

— Наверное, тоже связано с иммунным ответом?

— Там скорее ответ со стороны мозга. Ведь так или иначе все запахи – это же наши элементы привычки. Если вы ребенку никогда не будете давать сахар, он не будет знать, что такое сладкое. Это же здесь, в голове. Трудно сказать.

— А что со стороны психики?

— Все эти меры по изоляции могу провоцировать имеющуюся склонность к депрессии, а она приводит к нарушению сна. Плюс вот эти страхи – «а я заболею». Я видел людей, которые ходят в 2-3 масках, в 2 перчатках. Это параноидальное состояние. Психика и все-все органы могут быть поражены у человека, который перенес ковид. Причем неважно, тяжело или не очень. Последствия ковида нельзя, я считаю, объединять в одно. По-хорошему,  пациента с постковидным синдромом нужно вести как пациента с полиорганным поражением.

Беседовала Юлия Назарова

Фото «Призыва»