Спектакль "В,Х,Л,А,М," Александровского муниципального театра

Богема общалась «В.Х.Л.А.М.»

Александровцы поставили спектакль на вечную тему

Новый спектакль Александровского муниципального театра драмы, поставленный режиссером театра Алексеем Чернобаем, учеником Петра Наумовича Фоменко, с загадочным названием «В.Х.Л.А.М.» — пространство для воображения. Само название будит широкие культурологические ассоциации. Можно вспомнить, как в Киеве в 1918-1919 годах существовало арт-кафе с аналогичным названием «ХЛАМ». Там собирались бежавшие от революции, из голодных Петрограда и Москвы, сливки богемы, осколки Серебряного века. Расшифровывалось название так: художники, литераторы, артисты, музыканты.

Пожалуйте в дом скорби

Представители богемы выступали на сцене кафе, проявляли свои таланты, создавали манифесты, группы. Витали среди них идеи синтеза искусств, объединения во благо спасения Отечества. Снова и снова из века в век в умах российской интеллигенции шло брожение, которое выражалось в протестных настроениях, недовольстве любой властью, в противостоянии свободной творческой личности и власти, в идеях спасения.

Можно также вспомнить символистскую пьесу Александра Блока 1906 года «О любви, поэзии и государственной службе», где придворный, поэт и шут рассуждают о природе творчества и власти. Попытки чиновника привлечь на государеву службу поэта, другими словами, купить талант, выдрессировать его, кончаются провалом и гневным возмущением поэта.

Можно вспомнить и то, как иронично вывел Михаил Булгаков киевское арт-кафе в романе «Белая гвардия» под названием «ПРАХ»… Жизнь разбивает в прах или в хлам прекраснодушные мечты декадентов… Можно вспомнить  «души прекрасные порывы» декабристов… Все это есть в спектакле Чернобая: и символизм, и дебаты, и синтез искусств, и ирония, и реальность на грани с фантастикой, и даже декабристы…

Но действие комедии-фарса, поставленной А. Чернобаем, происходит не в Киеве, не 100 лет назад, не в арт-кафе, а в что ни на есть в наши дни в курилке  психиатрической больницы. Но ее главные герои Художник, Литератор, Актриса и Музыкант пусть гротесково и абсурдно, но решают извечные вопросы личной свободы и взаимоотношения творческой личности и власти. Со стороны за этим меланхолично наблюдает Санитар.

В духе Феллини

Я бы определила жанр постановки как мениппею, в которой есть свободное соединение стихов и прозы, серьезности и комизма, философских рассуждений и сатиры, пародийности и фантастики, многостильность.  М.М. Бахтин относил это понятие к романам, но, судя по всему, мениппея дошла и до театра, в комедийной форме поднимая «последние», краеугольные вопросы.

Как отметил режиссер, горячие дебаты взрослых в 60-70-е годы, происходящие на кухне родителей, то самое брожение интеллигентных умов, что запомнилось ему с детства, поиски идеала, истины и лучшего мироустройства, опосредованно легли в основу пьесы, которую написала драматург и актриса Московского академического театра сатиры Татьяна Титова. Это вторая пьеса автора, поставленная Чернобаем в Александрове. У Татьяны ярко выраженный драматургический талант.

Постановка посвящена памяти Сергея Алексеевича Чернобая, отца режиссера, основателя Кубанского казачьего хора.

Итак, в пьесе шесть символических персонажей. У них нет имен. Своим детским простодушием и безобидностью, теплотой и беззащитностью, а также комизмом они напоминают героев Фредерико Феллини. Кстати, эта аналогия вскользь заявлена в начале спектакля в устах одного из героев: и корабль плывет… Трогательный и фантасмагорический стиль Феллини выдерживается в спектакле без всякой натяжки или фальши благодаря актерскому мастерству.

У каждого героя своя сценическая линия. Художник (молодой актер Дмитрий Тихонов) рассуждает о Ван Гоге и о столкновении высокого искусства и прозы жизни, сам своим внешним обликом напоминая великого француза. Серые стены психушки в его смещенном воображении превращаются в картины Ван Гога, которые благодаря компьютерной графике (Сергей Дьячковский) оживают в забавной мультипликации. Вот только картины в стенах сумасшедшего дома Художник может писать лишь на песке… И он создает миражные песочные видения. Песка-то сколько угодно…

Музыкант — нежный и тонкий человек — поглощен темой воплощения Бога в музыке. В исполнении Андрея Анкудинова Музыкант легок и пластичен, его движения музыкальны. Он полон благородства и неподкупен. Разложены ноты… Звучит музыка… Музыкальные и визуальные образы из истории мировой музыкальной культуры щедро сопровождают его появление на сцене.

Он бескорыстно и трогательно дружит с Актрисой. А она — воплощение вечной женской любви в судьбах шекспировских Офелии, Дездемоны, чеховской Чайки, флоберовской Госпожи Бовари… Выразительная игра заслуженной артистки России Натальи Чернявской (РАМТ) придает особый блеск и шарм всему спектаклю. В ее исполнении бесподобно звучат монологи из великих пьес великих драматургов…  Необыкновенно украшают героиню контрастные костюмы – изумрудный и алый. Роль хорошо прописана автором пьесы Татьяной Титовой — чувствуется доскональное знание театра и женских актерских судеб. В воспаленном воображении актрисы забавно и трагично мешаются явь и вымысел…

Пожар. Ничего не происходит

Герои не справляются с явью жизни и предпочитают реальной жизни жизнь искусства. И только Литератор бредит жизнью, точнее борьбой с жизнью. Он за свободу слова против любой власти.  Высокий, красивый, с поэтической шевелюрой актер Московского театра сатиры Сергей Колповский — воплощение поэта, Тторца и борца. Он много, зажигательно и страстно говорит. В его революционной речи так и сыплются цитаты, звучат прекрасные стихи Пастернака, а также злободневные стихи автора пьесы Татьяны Титовой и актера Андрея Анкудинова. Даже порой кажется, что чересчур много стихов и цитат у этого героя. Длинноты в его речи несколько замедляют и утяжеляют пьесу. Но его пылкостью искупляется многословие.

Литератор одержим идеей создания партии за свободу. Множество очень комичных и узнаваемых ситуаций связано с этой темой в спектакле. Более актуальной темы трудно сейчас придумать. Зал то и дело взрывается смехом. Образ героя явно пародиен. Но поскольку все герои мечтают о свободе, Литератор в итоге создает свою партию и манифест. Когда он говорит, то и дело врывается мелодия Марсельезы.

Путь к свободе из психушки лежит… через пожар. И пожар происходит, но все остаются на своих местах.

Герои даже не могут справиться с огнетушителем — это кульминационная и гомерически смешная сцена в спектакле.

А что же власть? Представитель власти — вечно второе лицо после мэра, он теневая власть, переживший несколько первых, — тоже пациент клиники для душевнобольных. Но он привилегированный пациент. Барственно сидит в инвалидном кресле и не бредит никакими идеями, только небрежно выдает Санитару деньги на коньяк и фрукты и угощает всех.

Он, как Бог, исполняет желания: Художнику — мольберт и краски, Музыканту — инструмент, Актрисе — день рождения. Только Литератор у него ничего не берет. Человек власти спокоен. Он думает, что все нити в его руках, он все может купить.

Артист Московского театра «Мастерская Петра Фоменко» Анатолий Горячев талантливо, без всякой экзальтации, без нажима, сдержанными, но емкими средствами создает образ власти. Как ни странно, он первым оказывается в смирительной рубашке…

А Санитар начеку, бдительно следит за пациентами. Молодой актер Александровского театра Слава Ареховский добавляет комизм происходящему.

Персонажи фактически несвободны, но в условиях изоляции они свободны внутренне. Однотонные стены окрашиваются их памятью, их богатым внутренним миром.

Пространство сна

Пьеса предоставляет прекрасное поле для импровизации актеров. Актерам нравится разыгрывать эту комедию, они шалят на сцене, умело веселят зрителя, но не переходят границы вкуса и чувства меры. Они любят своих героев и уважают их. В их исполнении герои не абстрактные, а живые и узнаваемые люди, вызывающие сострадание и симпатию. В спектакле совсем нет пошлости, но есть какая-то воздушная чистота. Она в сердцах героев, в их отношениях. И зрители откликаются ответной любовью.

Постановка музыкально насыщенна. Тему власти и народа иллюстрируют фрагменты из опер Верди «Набукко» и «Аида». Темы искусства, любви сопровождаются прекрасными мелодиями Брамса, Грига, Дебюсси, Свиридова. «Марсельеза» режет воздух спектакля. Музыкальное оформление придумали режиссер спектакля Алексей Чернобай и звукорежиссер Артем Рыбак.

Синтетический стиль и культурологический объем характерны для многих постановок Алексея Чернобая. Драматургия, поэзия, музыка, видеоарт. В видеообразах фоном проплывают образы мировой духовной и художественной культуры: от Сократа и Христа до Шекспира и Пушкина, от Святой Троицы до импрессионистов. Но, на мой взгляд, с видеоиллюстрациями можно было бы еще поработать. Так, изображение Святой Троицы на одной стене, а не на всех только бы усилило впечатление.

Спектакль Алексея Чернобая «В.Х.Л.А.М.» напоминает пространство сна. После просмотра остается легкое неуловимое настроение. Несмотря ни на что, корабль искусства плывет! Образы остаются в памяти, как загадочные видения. Корабль плывет, а что впереди? Гибель или спасение? Свобода или смирительная рубашка? В конце остается многоточие. Не разобьется ли еще раз при очередном витке истории всё в хлам, уже без кавычек?

Зрители долго аплодируют стоя. Но у них остается почва для додумывания недосказанного…

Но у меня остается один вопрос. Не слишком ли много появилось сумасшедших домов на российских театральных сценах за последние годы? По крайней мере, я насчитала, как минимум, четыре постановки, в которых действие происходит в психиатрической лечебнице. Неужто наша действительность так абсурдна, близка к безумию и заслуживает такой трактовки?

Хочется вспомнить цитату из статьи Александра Блока «Без божества, без вдохновенья» 1921 года: «Россия — молодая страна, и культура ее — синтетическая культура. Русскому художнику нельзя быть «специалистом». Писатель должен помнить о живописце, архитектор, музыкант, тем более прозаик о поэте и поэт о прозаике…

Так же как неразлучимы в России живопись, музыка, поэзия, неотлучимы от них и друг от друга – философия, религия общественность и даже политика. Вместе они образуют единый мощный поток, который несет на себе драгоценную ношу национальной культуры.

Поток, разбиваясь на ручейки, может потерять силу и не донести драгоценной ноши, бросив ее на разграбление хищникам, которых у нас всегда было и есть довольно».

Спектакль «В.Х.Л.А.М.» заставляет задуматься и об этом тоже…

Татьяна Заворина, писатель, кандидат филологических наук

Фото группы Александровского театра драмы в «Фейсбуке»