Собинские казармы. Фото Призыва

Собинские казармы мечтают повторить судьбу «Большевика»

Многострадальные коридоры расселят и благоустроят

В шестом коридоре жила моя бабушка. С родителями я ходил к ней, когда мне было два, три и четыре годика. Через месяц после того, как исполнилось пять, бабушка умерла. Но в коридорах — собинских казармах — я был потом часто: там жили некоторые школьные друзья, просто знакомые… Сейчас коридоры — это боль и стыд города. Наряду с фабрикой, которая была самым крупным текстильным предприятием области. Пустые глазницы окон, провалившиеся крыши, мерзость запустения. Сегодня власти говорят о перспективах расселения последних жителей аварийных казарм. И о возрождении зданий. Глядя на страшные дома, в это трудно поверить. Но вопреки всему хочется верить.

Сомнительный статус

Арифметика такая. Всего в Собинке восемь рабочих казарм — по-местному, коридоров. Все они — памятники регионального значения. Позапрошлый век, промышленная архитектура. В более или менее хорошем состоянии два здания: в одном — филиал Владимирского индустриального колледжа, в другом — жильё для ветеранов фабрики. Остальные казармы — аварийные. Пять из них расселены. В оставшейся числятся 142 жильца. Многие обитают не там, а у родни, в гостинице, в маневренном фонде. Но «квадраты», в случае чего, положены всем.

Собинские казармы - 2. Фото Призыва

Один из двух коридоров, выглядящий более-менее прилично

Время от времени коридоры привлекают к себе внимание целой области. Всё из-за происшествий, которые там случаются. Два года назад обрушились межэтажные перекрытия в одной казарме — как раз там, где когда-то жила бабушка. В начале нынешнего года случился пожар в другой, соседней. Сразу после таких неприятностей тема коридоров всплывает в областных и федеральных СМИ. Потом утихает. До новых неприятностей.

142 жильца по документам проживают в 79 комнатах: 51 находится в муниципальной собственности, 28 — в частной.

Есть два аспекта проблемы. С отягчающими обстоятельствами. Аспекты такие. Людям в коридорах, учитывая состояние зданий, конечно же, не место. Их нужно переселять. Аспект второй. Аварийные казармы при этом сносить нельзя: они памятники. С ними надо что-то делать, то есть реконструировать, реставрировать — так или иначе, продлевать их жизнь, наполняя новым смыслом. И это архисложно, вернее архизатратно.

Собиснкие казармы - 3. Фото Призыва

Говорящий номер

Большие траты обусловлены статусом памятников. Это главное отягчающее обстоятельство. Статусом «регионального достояния» коридоры наделили лет двадцать назад. Тогда областные власти исходили из одного простого соображения: авось удастся попасть в какую-нибудь федеральную программу по возрождению культурного наследия, и денежный дождь обрушится на Собинку. Дождь не обрушился. А статус памятников стал помехой, или, оперируя медицинской терминологией, геморроем.

На любую манипуляцию с такой заслуженной недвижимостью — хоть гвоздь в стену забить — нужна специальная экспертиза, специальный проект, специальный подрядчик, и всё это — по специальным расценкам. Очень кусачим. И не дай бог, что-то пойдёт не так. В Лакинске, у фабрики, стоит здание, схожее с собинскими казармами, — тоже памятник. Долгие годы оно пугало проезжающих по трассе М-7 выбитыми стёклами и обшарпанным видом. Инвестор его отремонтировал. Теперь ему, говорят, светит миллионный штраф.

Едут новосёлы…          

В Собинке расселение аварийного жилья идёт хорошими темпами. Идёт давно и планомерно. Другие муниципалитеты могут позавидовать. Беда лишь в том, что старых домов — много. Или, лучше сказать, было много. К сегодняшнему дню расселена практически вся улица Ленина — это десятки старых двухэтажных деревянных халуп. На их месте и по соседству выросли красивые современные дома, лучшая по архитектурному решению школа во Владимирской области, сейчас достраивается бассейн в шесть дорожек.

— Пять лет назад мы ежегодно сдавали 10-15 тысяч квадратных метров жилья. Результат 2020 года — 27 тысяч квадратных метров. Это достойная хорошая цифра, и мы её снижать не будем. У нас по плану только рост, — сообщил глава администрации Собинского района Александр Разов.

Александр Разов. Фото Призыва

Александр Разов, глава администрации Собинского района, с планом реконструкции рабочих казарм

Новое жильё дают не только обитателям коридоров. Есть и другие аварийцы. Есть врачи и учителя — представители дефицитных профессий, которых стараются привлечь квадратными метрами. Есть многодетные. И так далее — мало ли нуждающихся и подпадающих под действие программ? Всего финансирование строительства соцжилья в Собинском районе идёт по трём программам на общую сумму в 150 миллионов рублей.

В прошлом году больше 70 семей переехали в трехэтажные новостройки на улице Комсомольской. А скоро начнётся строительство нового дома на улице Ленина.

Каморка — так по-собински называются комнаты в коридорах — имеет размер 12-15 квадратных метров.

— Новосёлы получат однокомнатные квартиры, причём площадь их будет больше, чем та, которую люди занимают сейчас в казармах, — сообщила глава Собинки Елена Карпова. — То есть люди улучшат свои жилищные условия.

Но произойдёт новоселье, как минимум, через год, когда завершится строительство. Жильцам, у которых каморки находятся в частной собственности, с одной стороны, проще: «квадраты» у них выкупаются, и, возможно, они раньше соседей-«муниципалов» смогут получить деньги для приобретения жилья. С другой стороны, понятно, что сумма выкупа будет явно меньше стоимости потенциального приобретения и потребуется ещё вложить либо собственные средства, либо ипотечные. Так что все это палка о двух концах.

Не хуже ореховских                      

Но, допустим, людей переселили — что дальше? Казармы не снесёшь — памятники как-никак. Поэтому есть идея реконструкции. Под это дело районная администрация планирует привлечь частных инвесторов. В Москве подобный план сработал бы на ура. Там, например, на территории бывшей кондитерской фабрики «Большевик» сегодня создан крупный комплекс офисных помещений и апартаментов. А само производство переехало в Собинку.

Бывшая фабрика "Большевик" в Москве. Фото: sdelanounas.ru

Бывшая фабрика «Большевик» в Москве, ныне — деловой и культурный комплекс

Так почему бы собинскому «Большевику» и другим промышленным предприятиям не облагородить бывшие казармы? Правда, привлекательность земли в Москве и Собинке не сравнишь — здесь она копеечная, да ещё и от статуса памятников только большие лишние расходы, но идея всё же имеет право на существование.

— Замысел такой. Первые этажи рабочих казарм останутся такими же, как сегодня, – это нежилые офисные помещения, магазины, общепит, а вторые-третьи этажи – жильё, — говорит Александр Разов. — Собинский район сегодня динамично развивается, здесь строятся новые предприятия, поэтому я обращаюсь к инвесторам: это лучшее вложение своих средств для людей.

 Ну, если Москва — это всё же другая планета, то Орехово-Зуево к нам куда ближе (когда-то даже в нашу губернию входило). Там тоже стояли такие же текстильные предприятия, как в Собинке, и лет 15-20 назад они представляли собой такое же жалкое зрелище, как ныне — бывшая собинская фабрика «Комавангард»: выбитые окна, пустые цеха, щербатые стены. Теперь там, в частности на Никольской мануфактуре Морозовых, создают целый культурный кластер: на первом этаже — рестораны, кафе и street-retail, на втором — коворкинг, офисы и event-площадки, на третьем — гостиница и хостел, а на четвертом — апартаменты и мастерские. Ещё — фитнес-центр, интерактивные музеи и выставочные пространства.

Всё это, правда, создаётся в союзе областных властей (создана специальная программа) с частными инвесторами. У нас региональные власти скучные и мыслят в рамках шаблонов. Вице-губернатор Сергей Шевченко, затронув вчера тему собинских казарм, смог только что-то промямлить о «возможностях областного бюджета».

Пара слов напоследок

В конце 1980-х годов большую часть собинских коридоров уже расселяли, причём успешно. Тогда в райцентре шло бурное крупнопанельное строительство, «брежневки» росли, как грибы. В принципе, при тех темпах вопрос казарм можно было решить года за три-четыре.

Но наступили девяностые, и власти тогда сделали роковую ошибку: здания казарм не были признаны аварийными. Конечно, по закону находившихся там жителей пришлось бы расселять — куда денешься. А возможностей для этого почти не было: фабрику — градообразующее предприятие — начало лихорадить, строительство «схлопнулось». Однако отсутствие «аварийности» послужило причиной того, что народ стал снова заселять коридоры.

Собинские казармы - 4. Фото Призыва

Памятник нашей бесхозяйственности регионального значения

Частью это были те, кто пропил свои квартиры. Частью те, кто оставил своё жильё детям и внукам. Были приехавшие из других городов, регионов и стран. И те, кому просто некуда было деваться… Когда несколько лет назад городские и районные власти начали разбираться в сложном «коридорном» хозяйстве, некоторых жильцов даже найти не могли: может, умерли, может, уехали — кто знает? И пришлось обращаться к суду, что затянуло процесс на годы.

Теперь вопрос расселения решается вновь. На этот раз, можно надеяться, окончательно.

Николай Лившиц

Фото «Призыва»