Студенты в аудитории

Шпаргалки, «медведи» и взаимовыручка: владимирцы вспоминают студенческие годы

Истории от учителя, певца, актрисы и преподавателей вуза

Сегодня страна отмечает Татьянин день, или День российского студенчества. Сессия позади, можно повеселиться. Увы, праздник вузы и колледжи перенесли в онлайн из-за коронавируса, потому что массовые мероприятия пока под запретом. А вы помните свои студенческие годы? Они же самые незабываемые и веселые! Почти у каждого студента в арсенале есть много забавных историй о списывании на экзамене, учебе, прогулах и других «подвигах». И сегодня владимирцы, среди которых актриса, певец, ученый, учитель, студентка, поделятся своими воспоминаниями о студенческих годах.

А я замуж хочу!

Актриса Марина Москвина считает, что студенческие годы самые замечательные в жизни, поэтому их хочется продлить как можно дольше.

актриса Москвина

Актриса Марина Москвина

— Я много училась, невероятно, как все успевала, — вспоминает женщина. —  Было время: я совмещала пятый курс филфака, третий курс вечернего иняза и первый курс колледжа культуры. После учебы во Владимирском колледже культуры и искусства я, не задумываясь, уехала учиться на актерско-режиссерский факультет в Санкт-Петербургский университет культуры и искусств (СПбГУКИ). Наших владимирских ребят в Питере много, мы старались дружить и помогать друг другу. А как ещё выжить студентам? Спасибо тем, кто забирал у моей мамы на вокзале туфли на выпускной, кто в целости довозил соленья и варенья.

Санкт-Петербургский университет культуры и искусств находится в бывшем дворце герцога Ольденбургского, там много залов, тайных переходов, узких коридоров. Он соседствует с летним садом и Марсовым полем. Ориентироваться в этом здании очень сложно. И первый год обучения был посвящен изучению переходов. Первого сентября вижу группу студентов, бегающих по коридору. Сначала они выбежали во внутренний дворик, потом попали в Пушкинский зал, затем в крыло прислуги, а потом мы услышали стон и плач: «Выпустите нас уже отсюда!» Оказалось, ребята просто искали выход. Мы вспомнили себя в первый год учебы, месяца два потом провожали первокурсников.

Годы студенчества были непростыми. Я оказалось студенткой мастерской Анатолия Аркадьевича Праудина. Мастер отличался крутым нравом и высокими требованиями. Не секрет, что для ролей в спектаклях актерам часто нужно либо набирать, либо сбрасывать вес. Вот и в моем случае мастер выдал жёсткую диету на две недели: одну неделю можно только красное вино с твердым сыром, вторую неделю —  макароны без соли, сахара и прочих добавок на завтрак, обед и ужин. Дабы не быть пойманной за пьянство, вино перелила в коробку из-под вишневого сока.

Когда живот сильно урчал, я потихоньку открывала коробку и делала маленький глоточек. И вот сидим мы на лекции по истории Петербурга, которую вела наш замечательный декан. А у меня в животе урчит. Открываю коробочку, делаю глоток и понимаю, как же мне нравится этот рассказ про Столыпинские дубы на Марсовом поле. И начинаю… петь! Сначала тишина в зале, а потом наша сообразительная староста вытаскивает меня из аудитории в коридор. Нет, мы не писали объяснительных, нас не вызывали на ковёр. Все отнеслись с пониманием, но ещё долго декан вспоминала этот случай. Для роли я похудела. Мастер потом на выпускном подошел к каждой барышне, смотрел в упор в глаза и говорил: «Замуж, замуж, замуж». Подходит ко мне: «В театр!» А я как заплачу и говорю ему: «А я замуж хочу!»

Студенческие годы — это жизнь. И студентки часто беременеют. И для будущей актрисы это не просто трудное время, оно жизнеопределяющее. Поскольку многим приходится откладывать учёбу, уходить в академ, а то и просто бросать. А что значит притормозить учебу в театральном вузе, где конкурс 20-30 человек на место? Это просто крах! Поэтому молодые девочки-студентки собирают волю в кулак. Рожают и учатся.

У нас беременные студентки были под особым контролем: мы никуда не отпускали их одних. В столовой, в метро окружали и защищали, чтобы никто не толкнул. На учебе все лекции велись под диктофон и копирку, с ними делились лучшими вкусняшками. У меня была особая миссия: я возила пачками «Владимирскую сушку». Вот так на нашем театральном курсе и появилось несколько дочерей и сынов курса. И все девочки благополучно доучились! Спасибо студенческому братству за все!

Вышла и расплакалась!

А вот студентка 4-го курса института биологии и экологии (направление «Почвоведение») Анастасия Козлова еще является действующей студенткой, но ей тоже есть что вспомнить. Особенно запомнилась первая в жизни сессия.

Анастасия Козлова

Анастасия Козлова

— У меня очень насыщенная студенческая жизнь! За 4 года было много разных историй, но, пожалуй, свою первую сессию я не забуду никогда. Преподаватель решил проверить меня на стойкость и силу характера, задавая вопросы один за другим.

Я и без того сильно переживала за первый экзамен, боялась сказать что-то неправильно, робко отвечала. Одногруппники в коридоре не понимали, почему я так долго не могу получить свою оценку.

Я ответила на все вопросы билета, получила «отлично» в свою зачётку, вышла и расплакалась!

Вот такое боевое крещение у меня было. А с тем преподавателем мы сейчас прекрасно общаемся.

О сопротивлении людей и материалов

Ученый-исследователь, преподаватель физики и информатики ВлГУ Антон Осипов тоже не может забыть экзаменов, когда попался очень строгий преподаватель, который напугал всех заранее.

Антон Осипов

Антон Осипов

— Предстоял нам экзамен, пришли на консультацию, преподаватель заявляет: «Вам всем крышка!» У всех студентов была нервная ночь, не очень приятное утро. И вот экзамен. Мы заходим в кабинет. Преподаватель спрашивает: «Поднимите руки, кто знает на пять?» Четверо подняли руки — наши самые светлые головы. И преподаватель автоматом поставил им пятерки в зачетку.

Снова спрашивает: «Кто знает на четыре?» Лес рук, все понадеялись проскочить. Не удалось. Пришлось отвечать. Преподаватель оценивал объективно, сдали все.

Второй случай связан с предметом «Сопротивление материалов». В каждом вузе, наверное, есть такой предмет и преподаватель, которому студенты долго и упорно сдают экзамен или зачет. Мы изучали «Сопротивление материалов» год. И вот на зачете стоим в очереди, у многих уже третья-пятая попытка. Вместе с нами старшекурсники, которые тоже не сдали этот предмет, у них очередная попытка.

И один парень с нашего потока выучил все, что возможно.  Но с преподавателем у него был спор по поводу чертежей. Педагог не принимал напечатанные чертежи, аргументируя тем, что в них не учитываются некоторые нюансы. А наш студент уверял, что это нормально, что за этим будущее. Они кричали друг на друга. Преподаватель ему ставил «неуд», выгонял его.

Студент снова шел сдавать. До того достал преподавателя, что тот выходил на очередном зачете и спрашивал: «Здесь этот студент?» Тридцать человек в очереди на сдачу кивали, мол, да, здесь. В итоге у этого студента была единственная пятерка в потоке за «Сопротивление материалов». И за характер, конечно!

Путь домой в кромешной тьме

Студенчество — это и рутина, и сессия, и приключения, считает Анна Тюгова, учитель истории и обществознания школы № 2 г. Владимира.

Анна Тюгова

Анна Тюгова

— Мы учились в лихие девяностые, когда о быстрых и регулярных автобусах можно было только мечтать. Чтобы доехать из точки А в точку Б, нужно было брать штурмом троллейбусы. У меня было посвящение в студенты в ресторане «Нерль» у Вокзального спуска. У студентов денег на такси не было, а стипендия заканчивалась на следующий день после ее получения. Простояв минут 40 на остановке, я доехала до площади Победы. И тут выключили свет!

А мне в абсолютной ночи до остановки «Красноармейская» путь держать. И вот я пристроилась к парочке, думаю, пойду за ними. Вроде и не одна. И тут меня за руку хватает женщина: «Можно с вами? Боюсь!» Так мы вместе и побрели. Так что, когда я вспоминаю посвящение в студенты, мне мерещится свой путь домой почти в кромешной темноте.

О музыке и взаимовыручке

А вот Сергей Артемьев, певец, шоумен, директор Дома культуры микрорайона Оргтруд, поделился историей о студенческом братстве и взаимовыручке.

Сергей Артемьев

Сергей Артемьев

— Мы учились на музпеде и сдавали зачет по музыкальной литературе. У нас была преподаватель (сейчас она декан факультета), которая раз в месяц заставляла нас учить 15-20 музыкальных произведений. А некоторые из них были немаленькими.

Нам было жалко свое свободное время: и на дискотеку надо сходить, и погулять. Накануне зачета мы с одногруппниками собирались в общежитии, делили на всех поровну по 2-3 фрагмента. Каждый слушал свои фрагменты, и на зачете мы обменивались информацией. Это было и весело, и совсем не трудно. Самое главное: у всех получалась либо гарантированная четверка, или, если повезет, пятерка за музыкальную викторину.

О «медведях» и искусстве списывания

А вот Алексей Кучерик, доктор физико-математических наук, доцент ВлГУ, рассказал, как в его время списывали на экзаменах и почему рукописные шпаргалки – это очень полезная вещь.

Алексей Кучерик

Алексей Кучерик

— Я поступил в политех (сейчас ВлГУ) в лихие 90-е, учился на прикладной математике. Математический анализ у нас вел Константин Васильевич Валиков. Он не запрещал списывать. Курил сигарету в окно, потом говорил: «Я заканчиваю курить» — и поворачивался. Сидел с газетой, предупреждал: «Я переворачиваю страницу». Никто не боялся идти на экзамен.

И я, став преподавателем, разрешаю студентам взять тетрадь, шпаргалку и в течение 10 минут посмотреть, проверить, что забыли. Кто не учил, тот не сдаст даже со шпаргалкой. Это ложная иллюзия, что, списав, можно все ответить.

Раньше мы писали шпаргалки — «медведи», рукописный текст на листах. Выучить все было невозможно, иногда доказательство одной теоремы занимало несколько листов. Ходили на экзамене в свитерах, знали, что в одном рукаве ответы на одни билеты, в другом – на другие. Дружески поддерживали друг друга на экзамене. Я даже как-то умудрился списать схему с учебника Лансберга. Забыл именно эту схему, шпаргалки не было, однокурсник поделился учебником, помог долистать до нужной страницы.

Я очень хорошо отношусь к рукописным шпаргалкам. Во-первых, написать шпаргалку —  целое искусство. Во-вторых, у студента задействованы разные отделы памяти, он пишет и лучше запоминает. (Кстати, о том, как важно писать от руки, «Призыв» совсем недавно делал материал. — Прим. ред.).  Сейчас искусство списывания деградировало. Все полагаются на гаджеты: телефоны и умные часы. Не могут найти то, что нужно. Не знают элементарную психологию. Студент сидел тихо, а потом начинает суетиться, глазами стреляет. Задаешь простой дополнительный вопрос, а у него в глазах паника и испуг: «Вот валит!»

Если студент не отвечает мой предмет, это и моя зона ответственности. Преподаватели не нацелены никого заваливать.

Я исхожу из анекдота про математический анализ, студент всегда что-то да знает.

Два преподавателя делятся впечатлениями об экзамене. Один рассказывает: что ни спрошу студента, все отвечает! Его коллега интересуется: «Что поставил-то?»

— Три, конечно! Математический анализ большой, что-то да все равно не знает. А у тебя как?

— Что ни спрошу, ничего не знает!

— А ты что поставил?

— Три! Математический анализ большой, что-то да все равно знает.

Я поздравляю всех студентов с праздником! Студенты заставляют нас, педагогов, двигаться, расти в профессии, заниматься наукой.  Все преподаватели ждут, когда вернутся после дистанционки в вуз. Нам вас не хватает!

Елена Середина

Заглавное фото: yandex-images.naydex.net