Лев Толстой. Фото avatar.yandex.net

M&M’s и Лев Толстой. Политические итоги 2020 года

Широкие народные массы нервно курили в стороне

Подводя итоги 2020 года, нельзя обойти политическую тему, но делать это, как принято, — хмуря лоб и подкрепляя выводы данными социологических исследований, право, не хочется, тем более что и читателю знакомство с такими «итогами» малоинтересно: «Плавали, знаем!» — отмахивается он. Попробуем сделать это по-другому — основываясь на личных ощущениях автора и прощая ему несовпадение его взглядов с читательскими, если таковое случится.

Прежде всего, открестимся от той позиции, что подведение итогов, прежде всего, связано с именами политиков. Не зря же, понимаешь, Лев Толстой бессмертным романом «Война и мир» оформил идею, что историю творят не отдельные личности, а широкий народные массы. Во Владимирской области эти самые массы вытворили что-то подобное, правда, не в минувшем, а в 2018 году, избрав губернатором совсем не того, кого предполагалось.

Этот оригинальный поступок напомнил Москве о существовании владимирцев примерно так же, как в рекламе M&M’s материализовавшиеся конфетки удивили Деда Мороза: «Они настоящие!». Но шок был, разумеется, не столь велик. И в прошлом, 2020 году, найдя инструменты работы в условиях поднимающегося самосознания электората, местные администраторы так организовали выборы в ОМСУ, что сюрпризов уже не было.

Упомянув о двух действиях с участием широких народных слоёв, отодвинем пока массовку на арьерсцену (по-другому задник), а на авансцену выведем того, кого они выбрали. Надо отдать ему должное. Получив на волне победы звание «народный губернатор» и затеяв выгодные для имиджа бодания с сити-менеджером областного центра, он то ли в силу природной смекалки, то ли по стечению обстоятельств догадался, что при современном раскладе лучше не проявлять тупое административное рвение или излишнюю самостоятельность, тогда как умеренное присутствие на политическом горизонте много кого устраивает.

Понятно, что грусть по «твёрдой руке» у нас неизбывна, но всё же при отсутствии оной вольготнее дышится главам местного самоуправления, крупному бизнесу, почувствовавшему ослабевшую хватку мытарей и прочих контролёров, и даже обычным людям, хотя, казалось бы, им-то чего. Но как представишь, что было бы в пандемическом 2020-м, если б власть начала сурово выполнять все предписания по изоляции и заламывать руки любому отошедшему от дома с собакой далее чем на сто метров, так, вроде, и проявляется некоторая симпатия к мягким управленцам.

Даже те политики, которые инагурированному «белодомовцу» должны противостоять — в силу партийной ли принадлежности или из видов его заместить, — активных бойцовских качеств не проявляют. Поскольку и они люди, и большей частью аффилированные с бизнесом, то есть извлекающие вторичные выгоды из политического затишья и отсутствия регионального «батьки».

Сам же экс-нарушитель спокойствия, ярко сыгравший роль героя два года назад, но выпавший из этого амплуа и не трансформировавшийся в короля и тирана, ныне выходит к зрителю от случая к случаю и по вполне традиционным причинам: перерезать красную ленточку на объектах районного масштаба или поприсутствовать на высоких совещаниях. Первое символизирует близость к народу, второе — к тому, к кому нужно. Творческая неуёмность всё же даёт о себе знать, но выражается порой в неординарных поступках за кулисой, которые из-за козней коллег по сцене выплёскиваются на страницы жёлтых изданий с заголовком «С корабля на баб».

Разумеется, любая уважающая себя аналитика на тему власти затрагивает вопрос кадров: взвешивается политический вес тех или иных фигур, оцениваются их перспективы перемещения по карьерной лестнице, наконец, упоминаются самые громкие скандалы и отставки последнего года, но это не про нас. Конечно, можно, наморщив лоб, вспомнить десять или двадцать (числа условные) чиновников, назначенных и уволенных из «Белого дома», можно даже припомнить отдельные фамилии из этого калейдоскопа имён и должностей, но зачем?

Во-первых, при таком ведении дел существенны уже не конкретные лица, а сам принцип мелькания (есть даже версия, что это какой-то новый тип администрирования). Во-вторых, при всём обилии отставок главная ещё не состоялась и анонсируется, как важнейшее событие 2021 года. Имеется в виду, конечно, уход главного финансиста областной администрации, считавшего деньги при четырёх губернаторах и, говорят, подчиняющегося сначала Москве, а уж потом губернатору.

Впрочем, углубившись в кулуары «Белого дома», мы, как в болоте, рискуем там и застрять, а нам надо выходить на просторы области, делать выводы, держась ближе к Льву Толстому с его широкими народными массами, раз уж мы с них начали. В школе при разборе творчества классика вместе с упоминанием об этих массах всё время приводилось слово «движение». Это очень хорошее слово в том смысле, что напоминает об изменчивости: всё течёт, всё меняется, и неизвестно при этом, что всплывёт.

А всплыть может всё, что угодно. И такое, что нынешние вольности будут вспоминаться с ностальгией. И такое, что нынешние страхи и опасения покажутся странными и смешными. 2020 год прошёл, и политические его итоги следует скорее оценивать не на уровне заявлений и поступков политиков (они и мелькали реже обычного), а на уровне анализа собственных ощущений.

Стало понятно, что в трудный период можно рассчитывать на себя и близких — не только по родству, но и по духу, по готовности помочь. Стало видно, что люди могут самоорганизовываться с целью выживания, а это предтеча гражданского общества. Стало ясно, что действие или бездействие в разных ситуациях дают одинаково положительный эффект. И вообще, многое чего стало ясно. Я вот, например, умудрился сочинить что-то о политике, не назвав ни одной фамилии. Раньше коллеги сочли бы это трусостью, а теперь дудки — федеральный тренд!

Но при этом — любопытно! — в материале без фамилий нащупана связь региональных политиков с жителями богоспасаемой области, а этого даже Лев Толстой себе не позволил, написав в «Войне и мире»: «Жизнь народов не вмещается в жизнь нескольких людей, ибо связь между этими несколькими людьми и народами не найдена…». Но таков уж, видно, проныра-провинциальный журналист, что при желании всё найдёт и всё увидит. Но я хоть недалеко зашёл, поскольку, узрев созависимость одних с другими, не воспел мудрости наших верховодов и не заклеймил позором их оппонентов, оставив эту миссию «заточенным» на политике периферийным изданиям.

Николай Лившиц

Фото: avatar.yandex.net