Лечить, спасать, любить. Театр поставил спектакль о врачах и пациентах в эпоху коронавируса

Необычная премьера состоялась во Владимире

Владимирский театр драмы представил на суд зрителя новый спектакль «ЛечитьСпасатьЛюбить» (16+). В его основу легли истории реальных врачей и пациентов, которые столкнулись с коронавирусом. Собирали их сами актеры и режиссер-постановщик спектакля Владимир Кузнецов. Они встречались с врачами и пациентами не только Владимира, но и других городов. Актер Михаил Бабаев, например, был в ковидном центре Нижнего Новгорода. Его одевали в защитный костюм, и он брал интервью прямо в красной зоне. Потом артисты вместе с режиссером выбирали, что из этих историй будет включено в сценарий. А эпиграфом к спектаклю стали слова известного во Владимире акушера-гинеколога Ирины Кирюхиной о том, что врачам, как и артистам, порой нужны аплодисменты.

— Не все врачи легко шли на контакт, — рассказывает актриса Ариадна Брунер. —  Некоторые маской прикрывались, кто-то стремился нам высказать свои мысли, которые не были бы интересны на сцене. А некоторые врачи так открыто, так яро, с такой оппозицией высказывались… Конечно, мы где-то что-то поприбрали. Но есть у меня врач — Изабелла Анатольевна Ивкова из городской поликлиники № 5. Она очень открытый человек, я брала у нее интервью, и от того, что она рассказала, мне хочется ей поставить памятник.  Она очень любит своих пациентов, она сама тяжело переболела, поэтому я к ней и пошла.

Тем не менее, как признался режиссер-постановщик Владимир Кузнецов, все медицинские работники, с которыми общались артисты, говорили: только, пожалуйста, не надо ставить нам никакой памятник.

— Вы скажите, что нет идеальных профессий, — поясняет Владимир Кузнецов. — Все построено на живых людях. Мы тоже в этом ужасе, тоже пытаемся его пережить и осмыслить. Не пойте нам каких-то гимнов. Скажите все, как есть. Да, мы пытаемся вместе с вами пройти этот нелегкий путь. А то, что сейчас получается: врачи смотрят в одну сторону, а мы в другую. И нас надо как-то повернуть. Когда мы ставили «Раковый корпус», я беседовал с главврачом онкологического центра на Каманина. И она говорила: важно, чтобы в момент болезни врач и пациент смотрели друг другу в глаза. Чтобы в этот момент пациент был с врачом, полностью ему доверял. И вот это доверие необходимо сейчас вернуть. Потому что без него никуда.

Заказ на подобный спектакль поступил, скажем так, сверху. В сентябре, сразу после премьеры спектакля «Искупление», состоялась встреча служащих театра с чиновниками, которые высказали свои пожелания. Владимир Кузнецов поставил много спектаклей о врачах: и «Раковый корпус», и «Морфий», и «Собачье сердце». И еще брать какое-то художественное произведение о врачах и ставить его уже не хотел.

— Если мы сегодня к теме врача подходим с особым пиететом, потому что живем в обостренной ситуации, – объясняет он, — значит, нужно и брать эту обостренную ситуацию и исследовать ее, потому что на данный момент нет никакой художественной литературы на этот счет. Поэтому мы и обращаемся к такому театральному опыту, как вербатим — жанр документального спектакля. И когда мы обсуждали этот вопрос с директором, то я сказал, что если я это буду делать, то я это буду делать так.

Чтобы стилизовать и объединить разрозненные истории, был придуман ход с киносъемкой. На сцене — киностудия, где снимается фильм, точка в сценарии которого еще не поставлена. Продолжение следует. И оно полностью зависит от того, как будут развиваться события в реальности.

— Мы фиксируем это время и пытаемся его переосмыслить, — поясняет Владимир Кузнецов. — Вот этот спектакль – это попытка переосмыслить сегодняшний день и понять роль человек в это время и роль врача. Это не какой-то памятник, не какой-то спектакль-гимн или клятва, как «Молодая гвардия», например. Здесь нет никакого пафоса, здесь все по-настоящему, здесь живая ткань. Как есть реальные люди, такими они и будут здесь, на площадке. Артисты пытаются стать этими людьми, перенять их характер и попытаться донести, как они, врачи, видят свою профессию и отношение к этой жизни. Когда это есть, возникает эмпатия, сопереживание вместе со зрительным залом.

В спектакле заняты 10 человек. И почти каждый играет по две-три роли, по два-три героя, две-три истории. На подготовку ушло очень мало времени. Интервью начали собирать в сентябре, а компоновать спектакль с 4 декабря. То есть на постановку ушло чуть больше месяца. Это очень мало! Однако актерам понравилась эта работа. Они привыкли: есть пьеса, давайте ее разбирать, вживаться в характеры, искать прототипы. В репертуаре есть вся школьная программа, а такого еще не было. В театре считают, что появление такого альтернативного спектакля разнообразит репертуарную картину и привлечет новых зрителей.

— Врачи с интересом отнеслись к нашей задумке, но не все, — объяснил Владимир Кузнецов. — Какие-то вещи и не рассказывали – запрещено. Были и жесткие ситуации, которые мы не покажем, но мы знаем о них, мы тоже с ними столкнулись. Но мы не можем обратить людей в еще больший мрак и пессимизм. Все-таки хочется найти оптимальную дозу хорошего и плохого, чтобы обнадежить зрителя, успокоить его. Чтобы он смог посмеяться над собой, над ситуацией, над этим временем. И самое главное – не терять чувство веры, самообладания и позитивно продолжать жить. Ценность жизни в любом случае возросла, и именно благодаря этому времени.

Татьяна Лысова

Фото Владимирского театра драмы