Беспощадный коронавирус. 2020 год показал состояние региональной медицины

Истории пациентов, оставшихся без помощи

Пандемия коронавирусной инфекции разделила жизнь на «до» и «после». 2020 год лишил нас оставшихся иллюзий и обнажил состояние региональной системы здравоохранения. С весны пациентов начали «сортировать» на ковидных и всех остальных. Во Владимирской области было развернуто более десятка «красных зон». Перепрофилирование больниц под инфекционные госпитали лишило помощи тех, кто нуждался в ней не меньше инфицированных. Усугубились и проблемы с лекарственным обеспечением тяжелобольных пациентов. Как беспощадный коронавирус убивает не только больных им людей, читайте в этом материале «Призыва».

Дневные стационары ушли на карантин

В апреле 2020 года по всей Владимирской области был введён запрет на плановую госпитализацию пациентов в медицинские организации стационарного типа, в том числе санатории. Такое постановление выпустило руководство регионального Роспотребнадзора. В редакцию «Призыва» начали поступать жалобы от брошенных больных.

Фото «Призыва»

Так пациентка больницы №2 на улицы Токарева во Владимире не смогла до конца пройти курс капельниц. Женщина лечилась в дневном стационаре от затянувшегося бронхита. Лечащий врач назначил ей 10 капельниц и 10 уколов в течение 10 дней. Но на шестой её выписали.

В полной растерянности люди начали звонить и в аппарат уполномоченного по правам человека. Одной пациентке, которой отказали в послеоперационном обследовании, после содействия омбудсмена всё-таки провели анализ крови для проверки функционирования системы гемостаза.

Телефон «горячей линии» уполномоченного по правам человека во Владимирской области — 8 (4922) 53-11-31. Звонки принимают с 9:00 до 17:00 в будни.

Коронавирус связал руки стоматологам

Самоизоляция и отмена планового приема оставили владимирскую пациентку с острой зубной болью наедине. Молодой женщине в стоматологической поликлинике №3 города Владимира отказали в лечении и установке пломбы. А у больной уже полным ходом шел воспалительный процесс, который усугубился на фоне сахарного диабета. Екатерина Байкова нуждалась в экстренной помощи.

— У меня опухло всё нёбо, я начала задыхаться, — рассказала «Призыву» Екатерина Байкова. — Во рту пошло воспаление, гнойники появились. Я позвонила в «скорую помощь», спрашиваю, оказывают ли сейчас в БСП экстренную помощь? На другом конце трубки ответили, что не знают. На следующий день 6 мая я отправилась в стоматологическую поликлинику на Суздальском проспекте. Там меня приняли. Врач мне вскрыла гнойник зуба. Но в дальнейшем лечении мне было отказано. Она говорит: ты теперь ходи так, зуб полоскай, ваткой затыкай, когда будешь есть, а когда самоизоляция кончится, надо приходить лечить. Я говорю ей: а если она до сентября не кончится? Она отвечает: значит, так походи, у нас указ, что мы ничего делать не можем.

Фото Екатерины Байковой

О критическом состоянии Екатерины Байковой «Призыв» сообщил в Палату защиты прав пациентов. В итоге после нашей публикации и вмешательства общественной организации пациентку приняли должным образом.

Людей с неврозами оставили дома

Прошлым летом психиатрическая больница №1 на Фрунзе из-за пандемии приостановила госпитализацию пациентов с неврозами. В итоге многих недолеченных отправили домой. Об этом «Призыву» сообщила одна из пациенток, находившаяся в стационаре в июне. Отделение неврозов летом всегда переполнено, это сезон обострения, говорят больные. Записываться сюда им приходилось загодя, чтобы были свободные места. Люди в депрессивных состояниях должны проходить курсы лечения регулярно.

— Пациенты сейчас все переживают, мы созваниваемся друг с другом, боимся, что нам предложат лечь в так называемое закрытое отделение. А оно совершенно для других больных, с тяжелыми психическими отклонениями. Если положить туда человека с обычными неврозами, ему станет лишь хуже, — сказала наша собеседница.

Фото «Призыва»

Врачи отделения неврозов и пограничных состояний тогда подтвердили временное закрытие. На эти койки уже были размещены пациенты с другими диагнозами. Частично в больнице был введен карантин. Профильных пациентов с неврозами начали принимать в стационаре лишь осенью, но только по назначению врача и с отрицательным тестом на коронавирус.

Пациенты просили вернуть врачей ОКБ

В июле в редакцию «Призыва» пришло письмо от нашей читательницы. Женщина поделилась личной проблемой, с которой столкнулась её мама, больная раком. В 2019 пациентку спасли врачи Областной клинической больницы, вовремя прооперировали. А весной 2020 года ей была необходима обязательная плановая госпитализация в отделение колопроктологии с назначенным обследованием. Но этого сделать не получилось. Потому что все врачи – специалисты, практикующие хирурги были вынуждены уйти работать в поликлинику. Почти на полгода. Это вместо того, чтобы оперировать и спасать жизнь людям.

— А статусные люди, давшие указания о том, чтобы отделение колопроктологии на время отдать под covid, помнят ли они о том, что именно это отделение и именно его специалисты нужны десяткам, а может, сотням пациентов? Но даже если помнят, койко-места будут держать, ведь это необходимо для отчётности. Свободный коечный фонд — один из критериев, на который ориентируются при снятии ограничений. Пустые кровати будут фигурировать в сводках. А кто учитывает людей, не получивших помощь? — спрашивает чиновников Елена Стребличенко.

Фото avo.ru

А середине сентября в хирургическом корпусе ОКБ возобновили плановую помощь. Но ненадолго, прием вели чуть больше месяца. Потом сюда вновь начали поступать больные с коронавирусной инфекцией. Профильных пациентов медики начали распределять по другим клиникам. Часть отправили на операцию в областной онкодиспансер.

Коронавирус отправил детей за 80 километров

Маленьких пациентов Вязниковской ЦРБ в разгар осенней волны коронавируса стали принимать в … Муроме. А на месте детского инфекционного и педиатрического отделений развернули ковидный госпиталь для взрослых. Такое решение приняли областные чиновники. По их словам отдельно стоящее здание в больничном городке подходило по всем параметрам. Там уже были готовые отдельные боксы с кислородной подводкой. В департаменте здравоохранение заверили, что это перепрофилирование временное, и вообще тем самым они заботятся о безопасности детей, исключая их контакты с ковидными больными Вязниковской районной больницы.

Детская больница в г.Вязники, фото местных жителей

Но родители малышей были другого мнения. Возить за 80 километров больных детей просто опасно. При таком расстоянии возникает и другая проблема — как навещать маленьких пациентов?

— Очень многим тяжело нанять машину, навестить и передать своим родным лекарства, необходимые вещи. А при выписке тоже нужно нанимать машину, чтобы забрать их из больницы. Такой возможности у многих нет. А по автобусам с ребёнком и вещами ехать неудобно, особенно если ребенок маленький. В дороге может что-то случиться. В чужом городе там своих больных детей хватает. Нехорошо и безответственно оставлять такой большой район без детского отделения, — пожаловались родители в коллективном письме губернатору.

Тяжелобольные пациенты не получают льготные лекарства

Осенью в редакцию «Призыва» стали всё чаще обращаться люди, столкнувшиеся с непробиваемой стеной системы местного здравоохранения. Инвалиды, жизнь которых напрямую зависит от регулярного приема лекарства, просто его не получали.

Так, например, 71-летняя пенсионерка из Владимира, бывший преподаватель педагогического университета вот уже не первый год мучается от остеопороза. У пациентки было диагностировано 4 компрессионных перелома позвоночника. Нестерпимую боль снимал курс золедроновой кислоты. Но в этом году в ее больнице этот дорогостоящий льготный препарат почему-то не был заказан.

Фото «Призыва»

Аналогичная ситуация с 63-летней пациенткой из Коврова, которая пол жизни страдает бронхиальной астмой. И чтобы не задохнуться, женщина должна регулярно проводить ингаляции. Льготный препарат лечащий врач выписал без проблем, но вот в аптеку его почему-то не завозят уже год. Фармацевты предлагают купить лекарство за деньги. Вот и приходится инвалиду тратить ежемесячно 2,5 тысячи рублей, чтобы не задохнуться.

Тихо угасает и другой пациент из Лакинска с неоперабельной опухолью, раком предстательной железы. После химиолечения мужчине прописали трехмесячный курс медикаментозной терапии. Но родственникам через Росздравнадзор удалось выбить бесплатный препарат лишь на один месяц. Стоит 1 упаковка около 170 тысяч рублей. В аптеке разводят руками – поставок из больницы не было. В Собинской ЦРБ стрелки переводят на облздрав. А там наоборот – на руководство больницы.

Онкобольной не дождался госпитализации

В конце 2020 года, 30 декабря в отделение онкологии Ковровской ЦГБ должен был поступить плановый пациент с раком легких. Но этого не случилось. 58-летний мужчина, бывший подполковник полиции, так и не дождавшись лечения, сгорел от болезни за 2 месяца.

Лечиться он начал осенью от приступов астмы, во время госпитализации прошел компьютерную томографию. О страшном диагнозе – подозрении на онкологию мужчине почему-то не сообщили, а просто отправили домой на карантин, как и других пациентов. Потому что их лечащий врач заболел ковидом.

Пациенту становилось всё хуже. Лечили его ведь не от рака. Спустя месяц родственники больного с помощью Палаты защиты прав пациентов смогли организовать прием в Областном онкодиспансере. В итоге – рак легких подтвердился. Владимирские онкологи назначили ему курс химиотерапии с госпитализацией по месту жительства. Но в Ковровской ЦГБ это направление не взяли в расчет, а заставили пациента проходить всех медиков по новой. Местный врач назначил больному госпитализацию лишь на 30 декабря. Но он до этой даты не дожил.

По всем этим случаям «Призыв» получил ответ из регионального департамента здравоохранения как под копирку. Позиция чиновников: да, проблемы есть, но пусть люди продолжают писать письма в ведомство. По каждой жалобе обещают разобраться. Если пациенты доживут.

Татьяна Данилова

Заглавное фото: Яндекс.Дзен


Обсуждение 3

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[contact-form-7 404 "Not Found"]