люди идут по городу

Запросы владимирцев во вторую волну пандемии изменились

Бесплатная еда не решает всех проблем

Андрей Сергеевич, житель Владимира, достал антибиотики, ставшие вдруг дефицитом во Владимире. Он купил их в Москве. Не сам — договорился со знакомым, сын которого учится в столице. Тот приезжал на выходные домой, а перед поездкой заглянул в столичную аптеку и взял нужное лекарство. Дело не в редком везении. Просто то, чего нет здесь, есть там. Это традиция, которой не один десяток лет.

Волна с волной не сходится

— И прежде в случае ажиотажного спроса или просто дефицита тех или иных медикаментов Москва и Подмосковье бронировали значительные объёмы востребованных лекарств, — пояснила работник владимирский фармацевтики с многолетним стажем. — Несколько лет назад так случилось с «Арбидолом». У нас его было не достать, а в столице — пожалуйста.

Аптеки время от времени испытывают дефицит лекарств. Фото «Призыва»

Велик соблазн порассуждать об особом московском обеспечении с советских ещё времён, но суть в другом. В том, что разделение людей на «достойных» и тех, кто «перебьётся», проецируется на глубинку, на отношение к людям уже здесь, во Владимирской области, на атмосферу общества, где в тяжкое время — а сейчас именно оно — граждане чувствуют себя оставленными один на один со своими трудностями.

Владимирцы меняют своё мироощущение в условиях пандемии.

Первая волна пандемии вызвала панику, но явила и подзабытые чувства общности, взаимного интереса и готовности людей поддержать друг друга: для позитива одни демонстрировали в соцсетях свои таланты, другие устраивали балконные и уличные концерты, волонтёры прочёсывали область с мешками гуманитарной помощи для контингента 65+. Сейчас это резко пошло на убыль. Позитив — тоже.

Скрипач на балконе. Фото "Призыва"

Скрипач на балконе во Владимире. Фото «Призыва»

Стало понятно, что ковид не ограничился двумя-тремя месяцами, а за второй волной может наступить третья, четвёртая и т.д. Балконные концерты потеряли актуальность, поскольку вроде бы разрешены обычные, правда, никто на них не ломится, и залы хорошо если набирают санкционированные 25%. Волонтёры не востребованы. У людей чувствуется усталость и апатия. Почему?

Просто устали

Что разочаровывает, рождает недоверие? То же, что обычно. Несовпадение декларируемого и реальности — того, что есть на самом деле. Разительно отличаются рапорты о налаженной системе быстрого тестирования на ковид и чехарда с этими самыми тестами. Отчёты по всё новым и новым открытым койкам и трудности госпитализации. Заверения в том, что отработаны чёткие алгоритмы действия «скорой», дежурных врачей и маршрутизация в целом и долгие часы ожидания специалистов, нестыковки, отсутствие координации.

Несоответствие заявленного и реального говорит об ошибке в критериях.

Вчера недоверие подстегнула история с губернатором, залечивающим ковид не во Владимирской области, за здравоохранение которой он отвечает, а в Подмосковье. Объяснения главы региона, данные в личных аккаунтах — мол, не хотел занимать чьё-то место, может, кому-то оно нужнее, — не слишком убедительны. И дело не в том, что его оздоровительная поездка в соседний регион поставила под сомнение эффективность владимирской медицины. Это сигнал: те, у кого есть выбор, здесь не лечатся. А у 99% населения выбора нет. И даже местными возможностями далеко не все могут воспользоваться.

Смена запросов             

Полгода жизни с пандемией изменили запросы людей. Если весной-летом волонтёры общероссийской акции «Мы вместе» получали во Владимирской области 60-70 заявок в день, то сейчас — десяток в неделю. Около трёхсот добровольцев, полгода назад сбивавшихся с ног, снабжая пенсионеров, инвалидов и многодетных бесплатной едой из «тележек добра», сегодня большей частью находятся в резерве.

— В связи с тем что количество заявок сократилось в разы, волонтёры сейчас ищут возможность быть полезными в другом качестве, — сообщил «Призыву» Михаил Мойсеянчик, региональный координатор по работе со СМИ акции «Мы вместе». – Например, 60 человек сейчас заняты на «горячей линии» департамента здравоохранения. Консультируют позвонивших, если вопрос профессиональный – переключают на сотрудников облздрава.

Помощь волонтеров. Фото группы ТОП33 в Фейсбуке

Бесплатная помощь пенсионеру от волонтеров. Фото группы ТОП33 в Фейсбуке

Удивительно, если вдуматься. Люди 65+, которые могут всё необходимое получить на дом, причём на халяву, игнорируют запреты, нарушают режим самоизоляции и выходят на рынки, в магазины и аптеки, закупая нужное на свои кровные. Почему?

Вовсе не по глупости, надо полагать. Изменились приоритеты. Во-первых, относительная свобода стала цениться выше бесплатного пайка. Во-вторых, мелькнула мысль, что продуктовым набором и поддержкой волонтёров (к ним никаких претензий, молодцы ребята!) помощь, в общем-то, и ограничится, между тем как главный вопрос — а если накроет ковид, то что тогда? — остаётся открытым.

Общественники, связанные с благотворительной деятельностью, сообщают, что сейчас всё больше и больше запросов идёт от людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, так или иначе связанную с коронавирусом. Переболел — пошли осложнения, что делать? Лишился работы, устроиться негде — кто поможет? Бизнес прогорел, денег нет, долги — как жить? И так далее, и тому подобное.

Система здравоохранения тоже обращается за поддержкой: например, просит транспорт для подвозки врачей.

И эти запросы, вопросы, проблемы адекватного ответа пока не получают, а главное — просвета нет, поскольку «накопленный опыт в борьбе с пандемией» никак не трансформируется из количества в качество.

Индикаторы отношения

Говорить об изменениях настроения жителей Владимирской области мы сейчас можем преимущественно по собственным ощущениям и по той информации, которой располагаем, а это, разумеется, не вся картина. Но в целом, скорее всего, напряжённость растёт, и об этом свидетельствуют общероссийские тенденции.

В октябре, в начале второй волны, ФОМ дал результаты исследований: по мнению 51% респондентов, в стране преобладают тревожные настроения. Буквально на днях это подтвердил аналитический центр Юрия Левады, изучавший отношение к пандемии. Если весной 44% опрошенных боялись заразиться коронавирусом, а 56% нет, то сегодня соотношение поменялось — 64% и 34%. То есть опасения значительно усилились.

Изменения, обусловленные не только медицинским аспектом, но и тем, что происходит в экономике, в социальной сфере, безусловно, сказываются на нашем с вами мироощущении. Об этом, собственно, говорилось ещё летом, когда ситуация была более-менее нормальной. Глава Всероссийского центра исследований общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров сообщил, что, согласно проведенному 5 июня опросу, горизонт планирования у россиян просел: 46% россиян не готовы планировать будущее более чем на несколько месяцев (35% в 2019 году), при этом 11% планируют свои дела в перспективе всего одного дня.

Строить планы на срок до пяти лет готовы 31% россиян, в 2019 году показатель составлял 42%.

Сейчас, наверное, трудно найти результаты аналогичных исследований, проводившихся в 90-е. Но что-то подсказывает, что мы увидели бы там немало общего. Это жаль. Возвращаться на десятилетия назад — больно. Тем более что мучает ещё один вопрос: только ли вирус в этом виноват?

Николай Лившиц

Фото «Призыва»