Продюсер Артем Виткин о съемках в Суздале и криминале в Гусь-Хрустальном

Интервью главного человека в кино

Продюсер, сценарист и режиссер Артем Виткин родился во Владимире, а вырос, по сути, на съемочной площадке. Семья жила в старинном Суздале, который благодаря своей уникальной архитектуре и атмосфере стал чуть ли не филиалом «Мосфильма» — там круглый год снимали кино. Маленький Артем все время снимался в массовке, а однажды был даже утвержден на замену юного английского актера в американском сериале «Петр Великий».

Окончив сценарный факультет ВГИКа, он больше работал как режиссер, а впоследствии как продюсер. В наше время это главный человек в кинематографе, потому что каждый фильм — это фактически отдельный бизнес-проект, руководителем которого и является продюсер. Он нанимает профессионалов, которые снимают фильм под его неусыпным контролем, потому что именно он отвечает за вложенные в проект деньги.

Вместе с отцом Артем Виткин сейчас руководит собственной кинокомпанией «Революция Фильм».

О детстве, о своей кинематографической семье, участии в суздальских съемках фильмов и работе на собственными сериалами  Артем Константинович рассказал в своем интервью «Призыву».

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее про ваше детство во Владимире. Где вы жили? Кем работали ваши родители?

— Дело в том, что я родился во Владимире. Мои бабушка с дедушкой, ныне покойные, к сожалению, жили в Добром. Поэтому все мои владимирские воспоминания, конечно, связаны с этим районом. А также с центром города, где работал мой папа. Родители — классическая советская семья интеллигентов: папа – инженер, мама – учительница французского языка. Она заканчивала владимирский пединститут, а папа – владимирский политех. Впоследствии мама стала руководителем Суздальского художественно-реставрационного училища. Сегодня это училище является филиалом Санкт-Петербургской академии культуры и искусства. И моя мама возглавляет его по сей день.

В возрасте 5 лет я и мои родители переехали в Суздаль, где папа стал главным инженером знаменитого ГТК. А мама, понятно, работала в Суздальском художественно-реставрационном училище. Но с Владимиром мы связи не потеряли, тем более что Суздаль, можно сказать, пригород Владимира.

Фото: where-you.com

— Как учились? Какие предметы у Вас были любимыми, а какие – нет? Какие увлечения у Вас были в детстве?

— Что касается учебы, то я не был отличником, но всегда был хорошистом. Правда, по итогам окончания 9-го класса у меня в аттестате была одна тройка по химии. По этому можно судить, что с точными предметами я никогда не дружил. Думаю, что и четверка по математике у меня стояла больше «за красивые глаза». Увлечения детства были больше связаны с литературой. Я всегда что-то писал. Брал такие толстые журналы, кажется, они назывались книгами учета, и я представлял каждый раз, что начинаю писать новую книгу. Я писал заглавие к этой книге учета – название романа – и начинал писать. Как правило, эти романы заканчивались на двух-трех страницах, и я переходил к новому тому. Интересно было бы их сейчас найти.

— Каким образом ваша семья попала в мир кино?

— История взаимоотношений нашей семьи с кинематографом началось во Владимире, когда мой папа, будучи еще студентом, был приглашен принять участие в массовке знаменитого фильма Тарковского «Андрей Рублев». Так вот там произошел с ним почти анекдотический случай. Дело в том, что в массовке больше получали конники, то есть те, кто умел ездить на лошадях. И не будучи дураком, на вопрос «Кто умеет ездить верхом?» мой папа сделал шаг вперед, чтобы больше заработать. Однако когда начали снимать легендарную сцену нападения татаро-монголов  на Владимир, она была прервана чуть ли не матом Тарковского примерно с таким смыслом: «Кто пустил в кадр этого бегемота?!» Под бегемотом подразумевался мой папа, потому что, когда скомандовали коннице, он, никогда не ездивший верхом, пришпорил свою лошадь, она вырвалась вперед из ряда татар, а мой папа от страха обнял ее за шею, и получилось довольно комично. Естественно, Тарковский вынужден был остановить эти съемки, моего папу с позором изгнали из конницы и дали ему роль мертвого татарина на крыше одного из домов. Каждый раз пересматривая этот гениальный фильм, мы с папой ищем его лежащего со стрелой в этом кадре.

Кадр из фильма «Андрей Рублев». Фото: life.ru

— А как вы попали на съемки в Суздале?

— Суздаль смело можно было назвать в советские годы третьей кинематографической столицей Советского Союза после Москвы и Ленинграда. Особенно если брать в расчет количество киносъемок на душу населения, или количество съемок на квадратный метр, думаю, так будет точнее. Мой папа работал там в Главном туристическом комплексе и отвечал не только за помощь в организации всех проходивших в городе киносъемок, но и за прием дорогих и важных гостей. Он был очень общительным и представительным человеком, начальство не могло это не отметить, поэтому именно он всегда занимался не только работой, но и досугом всех больших гостей нашего города.

Благодаря этому в нашей маленькой 2-комнатной квартире в спальном районе Суздаля во времена моего детства я помню и Наталью Андрейченко, и Евгения Евтушенко, читающего стихи у нас на кухне. В 5 лет я сидел на коленях всемирно известного итальянского оператора Витторио Стораро, который снимал в Суздале американский фильм «Петр Великий». Я катался на лошади с Максимилианом Шеллом, исполнителем роли Петра Первого, и даже был утвержден на роль маленького Петра из-за болезни утвержденного ранее британского ребенка. В итоге сняться в этом фильме мне было не суждено, потому что съемки были пролонгированы и утвержденный артист успел выздороветь. Но я чуть было не снялся в роли маленького Петра в большом проекте, который впоследствии получил премию «Эмми».

Максимилиан Шелл в фильме «Петр Великий». Фото: m.kino-teatr.ru

— Какое самое яркое впечатление у вас осталось от съемок в Суздале?

— Из ярких впечатлений того времени стоит выделить съемки фильма, который, к сожалению, так и не вышел. Он назывался «Седьмой год зверя», где я впервые не просто снялся, но и проявил некоторую активность и креативность. Я был актером массовки, но привнес в свою роль некоторые изменения, за что получил пинком под зад от солдата, который также снимался в массовой сцене. Однако именно этот кадр вошел в фильм. Интересно, что, совсем недавно работая с режиссером и продюсером Сергеем Белошниковым на одном из проектов, выяснилось, что режиссером того самого фильма «Седьмой год зверя» был именно он.

— Можно ли сказать, что участие в этих съемках определило ваш выбор профессии?

— Прямо сказать, что именно участие в съемках и пребывание в атмосфере кино с самого детства определило мой жизненный путь, я не могу, потому что на это повлиял ряд обстоятельств. Хотя оглядываясь назад, конечно, я могу сказать, что вырос на съемочной площадке, и это сыграло судьбоносную роль в моей жизни.

— Расскажите, пожалуйста, о съемках сериалов «Тебе, не знавшему меня» и «Люди и тени» во Владимирской области, в которых вы принимали участие?

— «Тебе, не знавшему меня» снимался во Владимире, «Люди и тени» — в Гусь-Хрустальном, а также немного во Владимире и Суздале. Владимирская земля богата своими замечательными локациями и является кладезем для кинематографистов. Не только классические, древние места Владимира и Суздаля, но и даже Гусь-Хрустальный со своим так сказать стекольным колоритом. Он был выбран по сюжету как город, погрязший в криминале вокруг стекольного бизнеса. Мы в фильме не упоминаем непосредственно Гусь-Хрустальный, у нас там фигурирует вымышленное название города, но прототипом стал именно Гусь-Хрустальный.

Кадр из сериала «Люди и тени». Фото: m.kino-teatr.ru

Кстати, несколько лет спустя некоторые события нашего сериала «Люди и тени» произошли в реальной жизни, когда схема криминального стекольного бизнеса просочилась в прессу и был большой скандал вокруг «хрустальной мафии». Неожиданно было обнаружить, что какие-то вещи, которые придуманы нами в сериале, в точности происходили в реальности. Вот такая вот мистика!

— Привлекались ли к съемкам местные жители и актеры? Как шло взаимодействие с местными властями? Легко ли шли они вам навстречу?

— Конечно же, при съемках и во Владимире, и в Суздале, и в Гусь-Хрустальном привлекались местные жители в массовку, но главное, что красивые места владимирской земли становились не просто фоном, а героями наших фильмов. Такие локации очень повлияли на качество и судьбу наших фильмов.

Взаимодействие с властями при съемках фильмов было вполне удовлетворительным. Более того в Суздале и Владимире из-за того, что мы сами родом из этих мест, руководство всегда шло навстречу и у нас всегда был режим благоприятствования. А в городе Гусь-Хрустальном помощь нам при съемках оказывали не только местные власти, но и некоторые криминальные элементы. Помню, реальную сцену в бане с криминальными авторитетами Гусь-Хрустального с нашими артистами – этого требовал некий протокол установления дружбы и общения с этими людьми.

Кадр из сериала «Люди и тени». Фото: m.kino-teatr.ru

— Планируете ли вы в дальнейшем у нас снимать?

— Я люблю Владимирский край, и каждый раз, когда есть возможность что-то снимать здесь, я с большим удовольствием это делаю. Так в прошлом году мы снимали небольшой фильм, приуроченный к открытию музея национальных напитков в Гаврилов Посаде, это под Суздалем. Когда поступило это предложение, я с радостью согласился, потому что это была возможность съемок на родине. И думаю, что мы продолжим эту традицию снимать на родной земле. Мы никогда и не уезжали с нее навсегда, и по-прежнему считаем себя владимирцами.

Подготовила Татьяна Лысова

Заглавное фото: yaltaintourist.ru