Ирвин Ялом, фото sun1-85.userapi.com

За грудью Семенович должно быть что-то ещё

Групповая психотерапия открывает новые возможности

Сели в кружок, поболтали, пооткровенничали, — раз, другой, третий — глядь, другие люди. Не узнать. У Ирвина Ялома книжка есть — «Шопенгауэр как лекарство», там про это. Про групповую психотерапию. Со стаей чокнутых пациентов, которые внешне благополучны, но копни их, поскреби — ахнешь.

Герои подобрались те ещё: бывшие любовники, извращенец какой-то, библиотекарша-«серая мышь» с полной головой тараканов, — словом, один другого стоит. И заправлял всем профессор, с которым тоже не слава Богу — рак у него, вот беда.

И что же? Эти жертвы когнитивного диссонанса в процессе трепотни отмякли душами, возлюбили друг друга, прониклись всякими светлыми идеями и стали жить лучше и веселее. В «ковчег сердечной радости» превратилась группа из помойного ведра грехов и пороков.

И после смерти профессора его воспитанники, чистые и просветлённые, снова сошлись в один круг, а их группу возглавил кто? — конечно же, прежний отморозок и фигляр, которого сначала все ненавидели и который сам поначалу всех презирал. Он стал хорошим и выучился на профессора. Хэппи энд, если не считать психотерапевта, почившего от меланомы.

Наши люди в групповые трюки не очень верят. А зря. Действенная штука. Только главное, чтобы междусобойчик составили люди разных сфер, профессий и статусов. То есть априори не понимающие друг друга и потому взаимно интересные, как terra incognitа. Тогда органично всплывут вопросы: зачем, почему и надо ли?

Давайте на примере. Семенович (ты ещё жива, моя старушка!) в очередной раз снялась топлес. Если бы этот штрих биографии разбирала группа, состоящая из «звёзд», вопросов вообще не было бы. Для них это само собой: чтобы держаться на плаву, надо время от времени сниматься топлес/жоплес, жениться/разводиться, болеть/выздоравливать, устраивать бордельеро и симулировать кретинизм, высказываясь по горячим темам.

А стороннему, пожалуй, оказалось бы любопытно — каково это, когда ты в сознании окружающих не человек, а сиськи. Ведь Семенович = сиськи, таков образ, профэссьон дэ фуа. Обидно ли, что тебя считают не целым, а частью, тяжело ли с этим жить, есть ли что-то за гранью выдающихся полушарий — ум, душа, чувства? И если совместно покопаться в массе биологического материала, то, глядишь, коме сознания хозяйки пышного бюста откроются ещё какие-то чакры, и Анна органично увидит себя в роли многодетной матери, учредителя собачьего приюта или борца за сохранение амазонских лесов.

Или вот — коррупционеры. В своём узком кругу, обсуждая схемы откатов, увода денег в офшоры или то, каким подконтрольным фирмам слить торги, они, вероятно, не откровенничают насчёт своих чувств к этим воровским делам. Наоборот, думаю, подчёркивают своё хладнокровие и, кроме базара за бабло, треплются о бабах, машинах, охоте и пьют чего-нибудь дорогое. А ежели сторонние без права передачи залезут в душу, то ой-ой-ой какие открытия могут быть!

Если залезть без права передачи в душу, то визави выдаст ночные страхи быть посаженным (известно, что сажают только невезунчиков и дураков, но вдруг?) и свои кошмары про маски-шоу с обыском, про камеру СИЗО со спёртым воздухом и соседями в тренировочных штанах. Вдруг заявит, что дети, да и вообще родня, видят в нём только денежный мешок и не любят. Разоткровенничается, что связался он с патологическими подонками, а сам — тонкая душа, мечтал стать врачом или на, худой конец, геологом. И после этого, возможно, бывший взяточник заделался бы волонтёром, бабушкам помогал бы, кто знает?

Зеленский, президент Украины, устроил в прошлый Новый год групповой сеанс психотерапии, посоветовав каждому задать себе вопрос «Хто я?». Но, конечно, перегнул палку, потому как миллионная аудитория интимность не предполагает, а самому себе ответить на этот вопрос трудно. Я, к примеру, часто себя спрашиваю: кто я, зачем я это делаю, чего хочу? Не нахожу ответа. Вот и сейчас, скажем, пишу эти строки — зачем, спрашивается? Ну, прочтут их от силы человек сто, и уйдут они вниз по ленте «Фейсбука», канув в Лету. Бульк — слабые круги по воде.

Тут, конечно, настоящий специалист нужен. Ялом, понимаешь, Ирвин. Но он где хорош? Он в Америке хорош. А тут и у него конфуз вышел. Приехал он как-то к нам, в Россию. По приглашению босса одной корпорации. У нас боссы любят показать близость к интеллекту (пусть даже искусственному). Ялом думал, сейчас босс с ним поговорит, проблемы свои вывалит, совета попросит. А тот показал заморского учёного своим подчинённым, которые, зевая, выслушали лекцию по психотерапии, и отправил домой, всучив изрядную сумму наличными, что Ялома безмерно удивило. Он это даже в книге описал, помянув о загадочной русской душе.

А какая уж тут загадка, когда и ребёнку понятно, что босс всего-навсего выставил напоказ свою просвещённость и потешил самолюбие, обретя возможность ввернуть при случае: «Ялом? Да, общалось как-то. Он ко мне приезжал. Забавный старик!».

Так что надо каких-то других психотерапевтов. Адаптированных к России, с подстроенной под наши реалии методикой. Но, конечно, столь же умных, как Ялом. Родители у него, кстати, были из-под Гродно, что ли. Наши люди. Могли бы и объяснить сыну, что к чему.

Николай Лившиц

Фото: sun1-85.userapi.com


Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение