Владимирские декабристы чудом избежали ссылки в Сибирь

«Счастливые» истории заговорщиков

Из владимирских дворян вышли члены тайного общества «Союза благоденствия» Роман Любимов (1784—1838) и Павел Колошин (1799—1854). Благодаря какому-то неведомому везению после ареста и следствия они оба были освобождены. Сведений об их жизни сохранилось крайне мало, а жаль. Хотелось бы все-таки понять, почему царь проявил к ним милосердие, тогда как многие участники декабристского движения были сосланы в Сибирь и за меньшие деяния.

Членом тайного общества себя не объявил…

Роман Васильевич Любимов участвовал в Отечественной войне 1812 года в составе 28-го Егерского полка. За отличие был награждён орденом Святого Георгия 4-го класса. В 1817-1818 годах состоял членом Союза благоденствия, разделяя его цели и нравственные правила. Но после уничтожения Союза он больше не вступал в тайные общества и даже не знал о существовании оных.

После неудавшегося декабристского восстания 23 января 1826 года командир Тарутинского пехотного полка полковник Любимов был доставлен из Юрьева-Польского в Петербург на главную гауптвахту. По докладу Комиссии 18 марта того же года высочайше повелено: за то, что при подписке не объявил себя членом тайного общества, посадить на месяц в крепость и отправить на службу.

По воспоминаниям, избежал наказания, так как выкрал компрометировавшие его показания из документов следственной комиссии.

Содержался в Киевской крепости, после чего высочайшим приказом 2 апреля 1826 годак переведен в Белевский пехотный полк. 10 декабря того же года уволен от службы с мундиром и пансионом. Умер в Москве, похоронен на Пятницком кладбище. Могила не сохранилась, но установлен кенотаф.

Символическое надгробие Романа Любимова на Пятницком кладбище Москвы.Фото: d1825.ru

Ссыльный Покровского уезда

Сын полковника лейб-гвардии Измайловского полка Павел Колошин служил при благоволившем к нему московском генерал-губернаторе, князе Дмитрии Голицыне. Павел Иванович получил домашнее воспитание, был умён, в обращении ловок, хорошо воспитан и имел порядочное состояние. В феврале 1812 года он вступил в службу колонновожатым в императорскую свиту по квартирмейстерской части. В 1815-м, будучи офицером Генерального штаба, «брал уроки математики, военным наукам и геодезии» в Московском учебном заведении для колонновожатых. Прапорщик в 1817 году слушал лекции профессоров Петербургского университета.

В 1815 году вместе с братом Петром вступили в созданную братьями Муравьёвыми и И.Г. Бурцевым в Петербурге преддекабристскую «Священную артель». В 1817-м стал членом Союза благоденствия. Был на совещаниях Коренной Думы в 1820 году, где рассуждали насчет образа правления, а равно и в других собраниях, но при нем ни вопроса, ни предложения об августейших особах не было. О намерении Якушкина покуситься на жизнь покойного государя услышал в январе 1818 года. После разрушения Союза благоденствия в 1821 году он считал себя свободным. Хотя знал о продолжении общества, но никакого участия в нем не принимал и с членами его не сближался.

Перешёл в гражданскую службу и для экзаменов на чин коллежского асессора брал уроки у профессоров Московского университета. В 1823 году стал советником 2-го департамента Московской палаты гражданского суда, а в 1825-м — советником Московского губернского правления. В 1824 году женился на «привлекательной, стройной, живой, умной и любезной» графине Александре Салтыковой. По отзывам современников, «одна дочь у матери, все знали, что дадут за нею немало, так около девочки мужчины точно рой пчёл, так и жужжали».

Храм Преображения Господня в усадьбе Колошина — селе Смольнево. Фото: pinterest.at

29 декабря 1825 года был арестован в Москве, содержался в Петербурге на городском карауле. 2 января 1826-го переведён в Петропавловскую крепость («посадить под строгий арест, где удобно»). Высочайше повелено, продержав ещё месяц в крепости, отставить от службы с запрещением въезда в обе столицы и установлением секретного надзора.

Павел Колошин поселился в имении жены Смольнево Покровского уезда, став таким образом владимирским помещиком.

С 1831-го ему разрешено жить в Москве, в 1838-1839 годах семейство Колошиных познакомилось с Толстыми. Дочь Колошина — Софья была подругой детства Льва Толстого. Она — прототип Сонечки Волошиной из его повести «Детство».

С 1844-го Колошины поселились в Петербурге. Последние 20 лет жизни Павел Иванович был слеп. Умер в Москве и похоронен в Новодевичьем монастыре.

Могила Павла Колошина на кладбище Новодевичьего монастыря в Москве. Фото: d1825.ru

Большинству владимирских декабристов не удалось избежать ссылки в Сибирь. Но и там они показали себя достойно. На нашем сайте можно почитать об удивительной судьбе:

Николая Басаргина из деревни Михейцево Покровского уезда,

Михаила Митькова из села Варварино Юрьев-Польского уезда,

Петра Муханова из села Успено-Мухановское Александровского уезда,

Михаила Спиридова из села Нагорье Переславского уезда,

Александра Одоевского из села Ново-Николаевское Юрьевского уезда,

Николая Панова из Александровского уезда.

Подготовила Татьяна Лысова

Заглавное фото — усадьба Павла Колошина, село Смольнево, с сайта photosight.ru


Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Ваше имя (обязательно)

    Ваш телефон (обязательно)

    Сообщение