Закон об экстренном изъятии детей из семьи напугал «анастасийцев»

Адепты учения опасаются негативных последствий

Проект закона, изменяющего порядок изъятия детей у горе-родителей, прошёл первое чтение в нижней палате российского парламента. Его одобрил комитет ГД по вопросам семьи, женщин и детей. Документ предполагает, что детей из неблагополучных семей будут отбирать только по решению суда (сейчас — по решению местных властей). Правда, эта инициатива на местах понравилась не всем. Против, например, выступили «анастасийцы» — последователи учения «Звенящие кедры России».

Проект по детям

Проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ (в части уточнения порядка отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью)», как утверждают его разработчики, даёт максимально эффективных механизмов охраны прав и интересов ребенка. Сейчас ребенка у родителей или у других лиц, на попечении которых он находится, может отобрать орган опеки и попечительства. Делает он это на основании акта администрации региона или главы муниципального образования.

Фото: ic.pics.livejournal.com

— Многолетняя практика нередко свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны), — указывают разработчики законопроекта депутат Госдумы П. Крашенинников и член Совета Федерации А. Клишас.

Суд будет решать судьбу несовершеннолетнего по заявлению органа опеки и попечительства или органа внутренних дел. Делать это предлагается ускоренно — в 24 часа с момента поступления заявления.

Авторы проекта подчёркивают, что прежний Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года предусматривал правило отбирать ребенка на основании решения суда (статья 64). И предлагают вернуться к старой практике — отбирать ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью по общему правилу на основании решения районного суда, выносимого в порядке особого производства.

— Такое решение обосновано конституционным приоритетом интересов детей. Очевидно, что жизнь и здоровье ребенка являются не менее и даже гораздо более важными для общества благами, чем свобода человека, для ограничения которой на основании ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу суд принимает решение об избрании меры пресечения в течение 8 часов, — говорится в обосновании к проекту.

*****

Новая редакция ст. 77 «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью» Семейного кодекса включает ряд изменений:

  • Лицо, узнавшее о возникновении такой угрозы должно сообщить об этом в органы опеки и попечительства или органы внутренних дел по месту жительства ребенка;
  • Орган опеки и попечительства или орган внутренних дел при получении сообщений должны проверить указанную информацию и при наличии угрозы обратиться в районный суд;
  • Районный суд должен рассмотреть дело в течение 24 часов в порядке особого производства;
  • Отобрание ребенка производится только на основании решения суда судебным приставом с участием органов опеки и попечительства, органов внутренних дел и прокурора;
  • Если есть основания полагать, что смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, органы опеки и попечительства с участием прокурора и органов внутренних дел могут произвести отобрание ребенка с составлением акта, в котором будут указаны обстоятельства отобрания;
  • Действия органов опеки могут быть оспорены родителями ребенка.

Кто против

Против многие, в том числе «анастасийцы» — адепты религиозного течения, созданного Владимиром Мегре. Многие из них придерживаются оккультных медицинских практик, целительства, выступают за отказ от традиционной медицины. Они также ратуют за обучение и воспитание детей по собственным программам. Некоторые следующие учению Мегре женщины предпочитали рожать вне предназначенных для этого медицинских учреждений, отказываясь и от последующего медицинского обследования, регистрации и прививок детей.

Фото: ecology.md

Порой информация о рождении, болезнях и гибели детей в изолированных анклавах «анастасийцев» не всегда поступает в соответствующие учреждения и органы, в том числе в медицинские учреждения, ЗАГС и миграционную службу. Например, в апреле 2019 года Нижегородским областным судом супруги — последователи учения «анастасийцев» были признаны виновными в «убийстве малолетнего ребенка группой лиц по предварительному сговору» и «неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Их осудили «за действия, взаимосвязанные с религиозными установками, которые привели к смерти ребенка в результате его голодания».

Трагедия произошла в Канавинском районе Нижнего Новгорода. Родители получили немалые сроки.

Не удивительно, что последователи Мегре обеспокоены ужесточением законодательства по охране семьи и детства. Очевидно, что они понимают, что после того, как правовая инициатива станет законом, тот может обернуться против них. Противники проекта Клишаса-Крашенинникова утверждают, что он имеет слишком «вольную» трактовку и может использоваться для оказания давления на любую семью. Эти идеи выражает созданная последователями Мегре «Родная партия», а также многочисленные интернет-ресурсы.

Не детская борьба

В нагнетании страстей на тему возможного изъятия детей из семьи по формальным признакам используются негативные примеры из практики «ювенальной юстиции» ряда зарубежных стран. Эта практика не имеет с инициативой ничего общего. Наоборот, законопроект создаёт юридическую базу для ужесточения механизма отбора детей. Но одновременно, конечно, преследует и желающих воспитывать своих детей вне общепринятых норм.

Очевидно также, что ныне действующее законодательство, позволяющее отбирать детей у родителей сотрудниками органов опеки или полицейскими, также несовершенно. И последствия этого также выливались в трагедии. В 2015 году в больнице Санкт-Петербурга умер пятимесячный Умарали Назаров, которого забрали от матери из квартиры, в которой проживали мигранты из Таджикистана. В том же году в больнице Новороссийска погиб трехмесячный Родион Тонких — одним из поводов для отобрания младенца стало недостаточное, по мнению сотрудников опеки, количество продуктов в холодильнике.

Фото: f9.pmo.ee

Так что менять закон нужно. «Все внесудебные процедуры ведут к злоупотреблению, субъективизм играет в этих вопросах всегда пагубную роль», — высказался в интервью изданию «КоммерсантЪ» экс-омбудсмен Павел Астахов. — «В законе должны быть прописаны все критерии и основания для срочных мер. Я, прежде всего, выносил бы документ на обсуждение родительской общественности и проводил обсуждение во всех общественных палатах».

Валерий Дерюгин

Фото u.9111s.ru

Дети

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение