Москва и провинциалы: личный взгляд на столицу

Москва нравится тогда, когда от неё ничего не нужно

Жанр путевых заметок известен с древности. А здесь — путевые размышления, достаточно короткие для того, чтобы их можно было прослушать без раздражения. Мелькающие кадры обыденной Москвы, снятые дрожащими руками оператора-любителя, также нетривиальны и создают эффект присутствия (неплохое оправдание для дилетанта, не правда ли?). Программа «Бредешок» в новом экспериментальном формате расскажет о взаимоотношениях автора, Николая Лившица, со столицей-матушкой, которая не то что слезам не верит, а вообще ничему особенно не верит и вместе с тем, при холодности своей и отчуждённости, умудряется занять особенное место в сердце каждого, кто в ней побывал. Если вас не покоробил пафос последней фразы, запускайте видео и смотрите. Если всё-таки сочтёте это излишним — прочтите расшифровку программы, что тоже неплохо и экономит время. Если ни то, ни другое, тогда просто не знаем, чем ещё вас развлечь, разве что картинкой из московского продовольственного магазина серии «Вспомни молодость». Она там, ниже.

Расшифровка программы:

Почему манит Москва? Кто-то сразу скажет — нет, терпеть её не могу, я бы там жить не согласился! Успокойтесь, пока ещё никто и не зовёт. А эстеты скажут: ну как же, там театры, музеи… И в этом тоже есть лукавство. Далеко не все, кто выиграли битву в борьбе за московскую прописку, потом постоянно ходят в театры или музеи.

То, что Москва воздействует на нас, провинциалов, как Луна на морские приливы и отливы, это бесспорно. Другое дело, как. В зависимости от возможностей, которые она для меня открывала, я воспринимал её по-разному. В детстве Москва была суетной, в очередях. Отец брал меня с собой, чтобы вклинить в толпу, вившуюся в бакалее за гречкой, а сам растворялся в другом море голов, жаждавших мяса или сгущённого молока. Моя очередь подходила, наступала паника, но в последние секунды поспевал родитель, покупавший не то 5, не то 6 пакетов гречневой крупы. Тот ещё квест.

В советском магазине. Фото: img-fotki.yandex.ru

Эстеты опять зазудят: а мы в Москву ездили за книгами, на премьеры. Ну, было, было. Я тоже посетил Третьяковку, Исторический музей, а уж сколько раз в составе собинских групп рысцой пробежал вокруг Царь-колокола и Царь-пушки — не сосчитать! Раньше ведь, когда автобус рабочим для поездки в Москву выделяли, не могли писать: едут за жратвой. Это была экскурсия, чаще всего необременительная, в Кремль, где все всё знали и долго не задерживались.

Посмотрели, как утро красит нежным светом главную крепость страны, и дальше-дальше — на Семёновскую, в продуктовые, к гастроному.

Грязь и блошиные рынки 90-х, понты двухтысячных — всё это тоже не делало для меня столицу заветным городом, но ездить туда нужно было. Вместо продовольственного стимула появился другой. Что-то нужно сделать, с кем-то встретиться, о чём-то написать… Или просто убить время, дожидаясь поезда в другую точку.

И лишь сейчас, когда мне ничего не нужно от этого города (а ему до меня никогда и не было дела), мне вдруг открылась другая Москва. Неспешная, красивая, иногда даже тихая и домашняя. Историческая Москва оказалась небольшой: названия, которые мы знали с детства из книг, кино и учебников истории, сосредоточились в пределах Садового кольца. Эту Москву можно обойти за пару дней. А остальная часть города — просто дома и пространства, которые могли бы находиться во Владимире или Челябинске, в Сыктывкаре или Улан-Уде, потому что они лишены исторической привязки.

Дома у МКАД. Фото: img-fotki.yandex.ru

Мы гуляем с сыном по старой части Москвы, и я вдруг понимаю, за что можно любить этот город. Почему о ней вздыхали чеховские сёстры и почему так упорно дышала гарью и пылью советская лимита. В своё время писатель и критик Павел Басинский сочинил целое эссе о провинциалах в столице. На своём примере он доказывал, что приезжим для покорения Москвы нужно проявлять чудеса изворотливости и цепкости, поэтому они более зубасты, более собраны, более напористы, чем москвичи в третьем поколении. Его опыт, правда, относится к советскому времени. С тех пор правила конкуренции изменились.

Можно просто заявиться с периферии с кучей денег и купить московскую квартиру. Но для этого тоже надо иметь апломб и высокий уровень притязаний.

Москва наконец-то повернулась привлекательным боком. Но нет времени и сил её покорять. Мне кажется, будет лучше, если мы с ней зафиксируемся в нынешнем состоянии. Я признаю, что это лучший город мира в пределах Садового кольца. А она пусть признает, что Владимирская область — это русская природа, которую не надо засорять свалками. Ведь как Москва манит провинциала возможностями в культуре, науке и карьере, так и провинция манит москвича сельской пасторалью и свежим воздухом. И не нужно нам манить друг друга чем-то другим. А то вместо эстетов вылезут экономисты и заведут про деньги, про московские зарплаты, про нищую глубинку. Так и до мордобоя далеко. Не надо, господа. Мы же культурные люди!

 

Обсуждение 3

  • Дарья:

    И правда, Москву любишь тогда, когда тебе от нее ничего не надо

  • Мамуля:

    А я тут недавно была в Люберцах, обратила внимание, что запах странный — помоешный в городе.
    Оказывается. Целый микрорайон живет около свалки. Новенькие многоэтажки возведены у подножья огромной кучи мусора. Вот такая она-Москва

  • Светлана:

    ой, что-то в Москву сразу захотелось — давненько не была в Столице..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Ваше имя (обязательно)

    Ваш телефон (обязательно)

    Сообщение