Загадка Тинского перевоза, или Куда вёл заброшенный тракт

Дорога-каменка упирается прямо в Клязьму

На подробных современных географических картах на левом берегу Клязьмы примерно в 7-8 километрах ниже Коврова напротив деревни Глебово показана автомобильная дорога с покрытием, идущая с шоссе Р71 Ковров-Шуя-Кинешма через населенный пункт Пустынка прямо до речного берега. Эта деталь порой играет злую шутку с заезжими путешественниками: руководствуясь картой, а то и навигаторами, куда заложена примерно такая же «география», они стремятся проехать по «шоссе» через лес на берег реки и оказываются на заброшенном проселке, где на обычной легковушке уже не пробраться. Нет там никакого шоссе, хотя среди соснового бора местами попадаются участки старой дороги-каменки, мощенной крупным булыжником.

Дорога-фантом

Эта дорога-фантом — память о когда-то проходившем в тех местах шуйском тракте -оживленном торговом пути, который существовал еще в средние века и эксплуатировался вплоть до конца 1960-х гг. При этом моста перед деревней Глебово никогда не было, а транспорт — машины и гужевые повозки, а также пешие путники переправлялись на пароме. Эта переправа с незапамятных времени именовалась Тинский перевоз — название, хорошо известное ковровчанам старших поколений. Правда, почему именно Тинский, никто объяснить не мог.

Так выглядел паром на Тинском перевозе в 1960-е годы

Однажды случился казус: неопытная журналистка, рассказывая о пожаре в Ковровском районе на левобережье Клязьмы, повествуя о том, как огнеборцы мчались на место происшествия кратчайшим путем, «направила» их, в меру своего понимания, через… Тинский перевоз, так как там нарисовано «красивое» шоссе. Правда, к тому времени (а дело было полтора десятка лет назад) никакого перевоза там уже давно не было, а по реке аки посуху, пожарные машины не ездят.

Ныне существующая автомагистраль Р71 появилась в конце 1930-х гг., она была построена всем миром, с привлечением колхозников и прочего рабочего люда незадолго до начала Великой Отечественной войны.

До этого прямой путь из Коврова в Шую и дальше в Иваново шел через Тинский перевоз, причем так получалось короче, чем по нынешнему шоссе. С давних пор там имелся обычный весельный паром, а уже после войны появился тянущий понтон катер.

Тинский перевоз возник рядом с местом впадения речки Уводи в Клязьму. Когда-то Уводь тоже была судоходной, поэтому ее устье, где рядом проходил оживленный тракт, было, без сомнения, «бойким» местом.

Пером Солоухина

Подробное описание Тинского перевоза и ведущей к нему с северной стороны старой дороги оставил в своей, ставшей уже классической книге «Владимирские проселки» писатель Владимир Солоухин, побывавший там в 1956 году:

Писатель Владимир Солоухин. Фото: acathist.ru

«Обилие созревающей малины по сторонам дороги замедляло наше движение. Твердо уговоримся не обращать больше внимания на красные, вкрапленные в зелень ягоды, но кто-нибудь забудется, сорвет одну, положит в рот и уж непременно потянется за второй, за третьей. Попадались также кусты черной смородины, но смородина была еще зелена.

За придорожным кустарником поднимался матерый смешанный лес. По левую руку, сквозь деревья, время от времени таинственно поблескивала черная вода. Мы ждали только тропинки, чтобы устремиться по ней в глубину леса и узнать, что там: озера ли, болота ли, заброшенные ли пруды…

…Дорога пошла под уклон, и вскоре перед нашими глазами засеребрилось солнечной чешуей, заплескалось мелкими волнами, затуманилось отпотевшей сталью вдали, зачернело опрокинутым дальнебережным лесом. Наконец мы вышли к главной владимирской реке — Клязьме…

Паром замешкался у того берега, а на этом уже накапливались желающие переехать. Первым стоял в очереди брезентовый «газик», за ним два мотоцикла, за мотоциклами — грузовик. Пешеходы разбрелись по берегу и расселись кое-где.

Паромная переправа. Фото: media-polesye.by

Катер развернулся возле того берега и потащил паром на нашу сторону. Погрузились — и тронулись. Узловатая, вся из перевитых, перепутанных струек, вся в завертинах, вода с шумом уходила под паром, чтобы упруго вынырнуть с другого конца. Путешествие было коротким. «Газик», два мотоцикла и грузовик съехали на сырой песок, пешеходы тоже покинули паром и пошли каждый по своей дороге.

Дороги веером расходились от паромного причала, и мы несколько минут поколебались, какую выбрать. Можно было идти налево, и тогда мы пришли бы вскоре в древнейший Стародуб, называемый ныне Клязьминским Городком. Но довольно с нас было старины.

Можно пойти направо, тогда вскоре нас втянул бы в свою коловерть большой промышленный город Ковров, в котором мы запутались бы самое малое дней на десять.

Средняя, идущая прямо дорога уводила в лес. А куда она могла вывести — нам было неизвестно. Мы пошли прямо».

Клевое место

Тинский перевоз ликвидировали на рубеже 60-70-х гг. прошлого века после того, как у деревни Крячково Ковровского района возвели новый бетонный мост, после чего движение автотранспорта велось только по реконструированной трассе Р71. Да и трудно было требовать от все более скоростных автомобилей, чтобы они прыгали по неровной каменке еще чуть ли не царского времени.

Паром упразднили, и с тех пор когда-то оживленный тракт оказался заброшен.

Дорога к бывшему перевозу с северной стороны почти потерялась в лесах, а с южной до сих пор остался ощебененный съезд с шоссе Ковров-Мстера, который теперь используют местные рыбаки, подъезжая на своих авто на самый берег. Устье Уводи считается одним из самых клевых мест в окрестностях города оружейников, поэтому рыболовов там всегда полным-полно.

Клевое место. Фото: i.photographers.ua

На картах же, которые печатают с аналогов прошлых лет, внося туда изменения, старую дорогу обозначить, как уже почти несуществующую, до сих пор не удосужились. И она по-прежнему нарисована оранжевым цветом — одинаково с соседними шоссе.

Исчезнувшая деревня

А уже совсем недавно неожиданно открылась тайна Тинского перевоза. Его загадочное название получило, наконец, совершенно точное объяснение. В Российском государственном архиве древних актов в Москве нашлась грамота о пожертвовании князем Федором Ивановичем Кривоборским своих вотчин в пределах бывшего Стародубского княжества Суздальскому Спасо-Евфимиеву монастырю в лице его тогдашнего архимандрита Левкия. Документ датирован 1586-1587 годом — началом правления сына Ивана Грозного, последнего царя из династии Рюриковичей Федора Иоанновича.

В этой грамоте упоминается расположенная неподалеку от Стародуба (нынешнего села Клязьминский Городок рядом с Глебовом) «деревня Тины на реке на Клязьме, а под нею перевоз через реку Клязьму»!

Паром на Клязьме у Клязьминского Городка. С изображения начала XX века

Все оказалось просто: Тинский перевоз был назван так по наименованию деревни Тины, при которой он находился. Только вот деревня эта перестала существовать уже давным-давно. В 1620-е годы ее уже не было. Скорее всего, селение уничтожили во время Великой Смуты, когда бывший Стародуб и его окрестности стали местом боев польских интервентов и их пособников с отрядами русских ратных людей и ополченцев.

Что же касается происхождения названия Тины, то оно, скорее всего, происходит от слова «тина», так как вокруг до сих пор немало тинистых заводей — стариц петляющей Клязьмы. Давно уже не ходит там паром, зарастает и местами почти совсем пропадает в лесу старая дорога, и лишь в людской памяти по-прежнему жив еще легендарный Тинский перевоз — память через века о стоявшей на клязьминском берегу деревеньке Тины.

Николай Фролов

Заглавное фото автора

 

Обсуждение 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение