Гончары, босоножки и герой 1812 года. При чем тут Вознесенская церковь?

Загадки одного из самых древних храмов города

В летних экскурсиях главное — темп не сбавлять. Сезон очень короток. Сегодня программа «Точка на карте» приглашает вас, дорогие читатели, совершить увлекательную прогулку к одному из самых древних храмов нашего города – Вознесенской церкви. Первое  упоминания о монастыре на этом месте относится к XII веку.

А история этого архитектурного ансамбля таит немало загадок. Вот лишь несколько. Как трагическая кончина от тяжелого ранения юного героя Отечественной войны 1812 года повлияла на строительство каменного комплекса Вознесенской церкви? Зачем в храм приезжали бывшие немецкие военнопленные и какое отношение к церкви имеют… босоножки и гончары? Обо всем расскажет народный гид Владимир Новиков. Смотрите наше свежее видео!

«Лохань» спасала от пожаров

Мы движемся по границе Гончарной слободы. Да, была во Владимире и такая. Появляется она примерно в начале XVII века за городом, в месте, которое называли «лохань». Это характерное углубление между Студеной горой и Вознесенской горкой. Сейчас тут раскинулся частный сектор и стадион «Торпедо».

Для крайне пожароопасного гончарного производства место просто идеальное. Если бы в слободе начался пожар, то сам город Владимир, скорее всего, уцелел бы. Расчет был, в принципе, верный.

Вид на Вознесенский холм до революции, 1884 год.  Фото: sobory.ru

Гончар – это «кирпичник»

Мы привыкли думать, что гончар — это от гончарного круга. Тот, кто делает горшки и посуду. Однако это не совсем так.  Важно заметить, что слова «гончар» и «горн» (специальная печь для обжига) восходят к одному корню.  И еще в XVII веке гончарами могли называть тех, кто работает с печью для обжига. Они, конечно, могли делать посуду, но это было не самое главное в их ремесле.

Фото: nnovgorodcrafts.ucoz.net

Основным продуктом владимирских гончаров был кирпич для «государева казенного строения»: военных крепостей, казенных зданий, позже посадских церквей. То есть гончары, по сути, были госслужащими. Гончары государю давали кирпич, а государь гончарам — определенные льготы, или свободы. Отсюда и слово «слобода». Жалование гончарам не полагалось, зато за ними закреплялись огороды, пашни. Мастера освобождались от большинства налогов и могли беспошлинно торговать тем, что производят.

Фото: radme.ru

Владимирские кирпичники приняли участие в строительстве Смоленска, Можайска, Звенигорода и Москвы. Есть владимирский кирпич и в Спасо-Ефимиевом монастыре в Суздале.

Фото: supersnimki.ru

До наших дней от Гончарной слободы сохранились только названия улиц: Ново-Гончарная и Старо-Гончарная. Ну и, конечно, кирпичная церковь Вознесения Христова, которую ремесленники построили для своих нужд в 1724 году.

 Гостевой монастырь

Однако история храма начинается гораздо раньше появления слободы. Монастырь на этой возвышенности мог предположительно появиться еще при Андрее Боголюбском. Однако первое письменное упоминание относится ко времени Всеволода Большое Гнездо. В 1187 году во Владимир прибыл епископ Черниговский и остановился в Вознесенском монастыре.  Еще через несколько лет, уже при сыне Всеволода — Константине Всеволодовиче Мудром, во Владимир прибывает церковная делегация с дарами из самого Царьграда, то есть Константинополя. В числе даров — частицы мощей (две руки) Лонгина сотника, который пронзил копьем распятого Христа, а также мощи жены-мироносицы Марии Магдалины.

Мученик Лонгин сотник. Фото: pravoslavnaya-biblioteka.ru

Князь Константин разместил дары в Вознесенском монастыре перед Золотыми воротами. Чуть позже святыни перенесут в Дмитриевский собор. То есть в XII-XIII веке монастырь мог вполне себе быть местом, где останавливались приезжие гости как уровня епископа, так и обычные купцы-путешественники. Ведь монастырь стоял рядом с прибрежным торгом.

Разорение и возрождение

Во время Батыева нашествия монастырь подвергся разорению одним из первых, так как стоял как раз в том месте, где ордынцы расположились станом. Позже обитель была восстановлена, но до нового времени не дожила. В середине XVII века здесь упоминается деревянная церковь Вознесения и рядом церковь Покрова, тоже деревянная. И вот как раз вместо этих двух обветшавших церквей в 1724 году жители Гончарной слободы и возводят себе одну каменную церковь. Благо, кирпича для этого у них было в избытке.

Почему же строили 150 лет?

И вот тут сразу интересный момент, который требует пояснения. Бывает так, что посадский храм строится сразу, по единому плану, одним архитектором. Но очень часто, как в нашем случае, бывает иначе. В 1724 году была построена только летняя часть.  Через 100 лет появилась колокольня с одним приделом.  А еще через 50 лет был возведен Благовещенский придел.

Колокольня в стиле провинциального классицизма

Таким образом, под одной крышей можно увидеть архитектурные элементы разных эпох. Наличники и декор летней части – это раннее провинциальное барокко и умирающая московская школа.

А вот колокольня и крыльцо придела — это уже провинциальный классицизм.

Храм помогла достроить трагедия

Почему же так получилось? Вот уж поистине пути истории неисповедимы. Закончить архитектурный ансамбль «помогла» трагедия в известной аристократической семье Голицыных. В 1812 году, после Бородинского сражения и оставления Москвы, на восток хлынула волна эвакуированных, в том числе и раненых. В их числе оказался 25-летний князь, майор гусарского полка Дмитрий Николаевич Голицын, тяжело раненный на Бородинском поле.

Портрет князя Дмитрия Голицына, написанный живописцем Александром Молинари

Родители везли сына в Нижний Новгород, но вынуждены были остановиться во Владимире, недалеко от Вознесенской церкви. Здесь молодой князь скончался и был похоронен на кладбище при храме.

Где-то здесь была могила молодого князя. Позже на месте кладбища был возведен еще один придел

Родители поставили сыну объёмное гранитное надгробие с фамильным гербом. Более того, в память о своем ребенке в 1813 году они строят колокольню, придел и заказывают иконостас с иконами, написанными в итальянском стиле.

Так выглядел иконостас, он не сохранился. Фото: sobory.ru

К сожалению, до наших дней ни надгробие, ни иконостас не сохранились. Единственное, что сохранилось от старинного убранства в храме – это многоступенчатый (перспективный) портал, оформленный в духе старой московской школы.  В отличие от подобного в Николо-Галейской церкви этот элемент внутреннего убранства Вознесенского храма не расписан.

Портал в Вознесенской церкви

Расписанный портал в Николо-Галейской церкви

И еще один интересный момент: уже в XXI веке во время работ в алтарной части придела были обнаружены принадлежавшие юному князю Голицыну эполеты и оклад небольшой именной иконы Дмитрия Ростовского. С 2013 года это музейные экспонаты. Это все, что сегодня напоминает о семейной драме, разыгравшейся здесь в начала XIX века.

Найденные эполеты хранятся в коллекции владимирского музея. Фото Владимира Новикова

Пленные немцы и  босоножки

Храм был закрыт в 1934 году. В военное и послевоенное время здесь, на территории бывшего «гостевого» монастыря, располагался лагерь немецких военнопленных. Они работали на стройках в послевоенном Владимире, восстанавливая разрушенную инфраструктуру. Интересно, что некоторые из них потом неоднократно приезжали в наш город на 9 Мая. Настоятель Вознесенской церкви отец Владимир рассказал нам, что дольше всех ездили бывшие военнопленные, которых звали Вилли и Филипп. Они непременно заходили в церковь, где их содержали после войны. Но об этом времени они вспоминали хорошо. Они даже приглашали отца Владимира с ответным визитом в Германию. Но не сложилось.  А в 1949 году в помещении церкви расположилась босоножечная фабрика, причем работала вплоть до передачи храма церкви.

Вот здесь стояли станки для производства босоножек

Это случилось 24 мая 1990 года. Настоятель вспоминает, что ансамбль достался ему в ужасном состоянии. Под полом бегали полчища крыс, которых он собственноручно вылавливал, в большом алтаре находилась кузница, а в малом – ножницы для раскройки обуви. За 30 лет стараниями отца Владимира и прихода удалось привести храм в прекрасное состояние. Территория древнего ансамбля утопает в цветах, у входа в церковь – небольшое тихое кладбище для священнослужителей.

Интересно, что свое упокоение здесь нашли представители семьи Нецветаевых. Это один самых древних священнических родов на Владимирской земле. Он ведет свою историю со времен Ивана Грозного и насчитывает 14 поколений священнослужителей.

Захоронение Нецветаевых

Итак, вот он, обычный с виду посадский храм, в судьбе которого можно услышать отзвуки переломных событий русской истории от древних времен до наших дней. В XII веке это был монастырь, где могли останавливаться важные гости и путешественники; в XVII веке это уже главная церковь Гончарной слободы, которая снабжала кирпичом все важнейшие стройки государства, в XIX веке здесь нашел упокоение герой Отечественный войны 1812 года, смерть которого, по иронии судьбы,  дала новый толчок для развития ансамбля Вознесенской церкви.

Подготовили Владимир Новиков и Дарья Ермолина

Съемки и монтаж Дмитрия Киреева

Фото и видео «Призыва»

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение