Бессистемное изучение истории опасно для неокрепших умов

Прошлое диктует сегодняшний день

У нас очень любят историю. Хлебом не корми — дай покопаться в старых хрониках. Хорошее дело, кто спорит. Общеизвестно, что без знания прошлого нет будущего. Но порой это прошлое густо замешано на крови. Прочитал — вроде бы дело давнее, всё быльём поросло. Но осадочек остался… О сложностях восприятия истории — Николай Лившиц в авторской программе  «Бредешок».

Расшифровка программы:

Если я скажу, что люблю историю, то это будет банальная фраза. В России историю любят все или, во всяком случае, большинство. Но если спросить, зачем это нужно, то ответы будут тоже банальные: «память предков», «осознание своего единства с народом», «ощущение корней» и так далее. Но при всём интересе к прошлому я сейчас всё отчётливее понимаю, что история — штука опасная. В том плане, что она переносит в нашу жизнь и в наше сознание прошлые войны, кровь, обиды и разногласия. И нынешние поколения начинают враждовать друг с другом, основываясь на том, что их, в общем-то, не касается, и происходило сто, двести или больше лет назад.

Вот после того, как испортились отношения России и Украины, появились исторические публикации, показывающие, что всё это не на ровном месте, что противоречия были и раньше. И ещё какие противоречия — с морем крови! К примеру, Екатерине II пришлось усмирять Сечь, а казаки с русскими солдатами не церемонились и сажали их на кол. Я уж не говорю о более поздних событиях вплоть до коллаборационизма во время Второй мировой войны. Наверное, на Украине выходит не меньше публикаций о тех же событиях, только с противоположной оценкой. И я думаю, что это не «поиск корней» или чего-то в этом роде, а это идентификация себя по принципу «свой — чужой». Да, может, факты изложены верно, да, правда, такое было, но, если все эти горы трупов, хронологии битв и предательств из кабинетных исследований и архивной пыли через популярные рассказы для обывателей станут стимулом для действий, будет трындец.

«Пепел Клааса» так застучит в сердца, что история повторится. Что, в общем-то, в ряде случаев и происходит.

Как-то недавно разговаривал с бывшим шефом Евгением Васильевичем Скляровым, главным редактором «Молвы». Он на пенсии, но очень активен, в том числе в соцсетях. И он рассказывает, что там развернулась настоящая не дискуссия даже, а битва — виртуальная битва казаков. Одни сторонники Деникина, а другие — Краснова. И в Интернете они спорят, ругаются, бранятся и так далее. Не помню, за кого Скляров — за Деникина или за Краснова, не знаю даже, в чём суть противоречий адептов двух лидеров белого движения, но меня удивило, с каким азартом, горячностью и не жалея времени люди копаются в событиях столетней давности. И хорошо, что это происходит перед экраном компьютера, а если б их в чисто поле, да шашку, да коня? «Любо, братцы, любо!». И это люди в возрасте, а что если молодёжи по ушам наездить?

Во многих странах, у нас тоже, есть законы, закрепляющие «единственно правильное» толкование истории.

Во Франции, к примеру, недопустимо отрицание Холокоста, есть закон о рабстве как преступлении против человечности, закон о жертвах колонизации и закон о признании геноцида армян. Против этого, кстати, выступают некоторые видные историки, например, Пьер Нора, который говорит, что государство не должно выносить оценку прошлому. Понятно, что учёные защищают своё право делать собственные выводы. Вот один из коллег Пьера Нора, например, издал  книгу по африканской работорговле. И там он очень доказательно, с железными фактами, написал о том, что в этом грязном деле участвовали и сами африканцы, а наиболее жестокие работорговцы были среди арабов. После чего, естественно, возбудились и негры, и арабы, и какой-то депутат из Гвинеи подал на автора в суд. Суд — это цивилизованно, хорошо хоть не убили.

Французский философ и историк Пьер Нора. Фото: cdn-lejdd.lanmedia.fr

Мне кажется, что история как наука, как предмет исследований — это штука столь опасная, что её неконтролируемое использование может повлечь не меньшие жертвы, чем ядерные исследования или что-то в этом роде. Не говорю, что всё надо забыть и похоронить, но строить реальность, а тем более будущее, постоянно будоража прах предков, невозможно. Старые счеты должны остаться между теми, кто их сводил. А для того чтобы не чувствовать себя иванами, не помнящими родства, есть хорошее средство — краеведение. Местные достопримечательности, храмы, бывшие усадьбы и имения, сёла и деревни, улицы и дома, природные объекты — всё это настолько интересно и близко, что с успехом компенсирует отсутствие причастности к «большой истории».

Пусть шишколобые историки глотают пыль архивов и сами читают труды, способные поссорить страны и народы. Они люди закалённые. А для развития любви к Родине лучше краеведения ничего нет. И в этой области исследователем может быть каждый. Причём без всяких разрушительных последствий.

Фото: meest-online.com

 

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение