Александр Одоевский: декабрист и поэт из Юрьевского уезда

Наш земляк - автор ответа Пушкину

Из школьной программы все знают стихотворное послание Пушкина к декабристам в Сибирь «Во глубине сибирских руд…» Многие помнят и поэтический ответ «Струн вещих пламенные звуки», написанный от имени всех декабристов Александром Одоевским. Именно из этого стихотворения В.И. Ленин взял эпиграф к своей газете «Искра»: «Из искры возгорится пламя». Но мало кто знает, что село Николаевское Юрьевского уезда принадлежало князю Ивану Сергеевичу Одоевскому, отцу декабриста и поэта. Он вырос в этом имении, неоднократно бывал у отца до своего ареста, писал в Николаевское письма из Сибири. Поэтому мы по праву считаем поэта Александра Одоевского своим земляком.

Златые годы молодые

Только липа, свидетельница юности поэта и декабриста Одоевского, уцелела до наших дней от некогда богатого и роскошного имения князей Одоевских в селе Николаевском. Теперь нет и села, оно сгорело, как и барский дом. Но именно здесь прошло детство Саши Одоевского, хотя родился он в Петербурге в 1802 году. Ребенком его постоянно привозила сюда мать. В своих стихах он часто возвращался в место своего счастливого детства.

Из детских всех воспоминаний

Одно во мне свежее всех;

Я в нем ищу в часы страданий Душе младенческих утех.

Я помню липу; нераздельно

Я с нею жил, и листьев шум

Мне веял песней колыбельной,

Всей негой первых детских дум.

Та самая памятная липа. Фото: book33.ru

Достаточные средства позволили Одоевским дать своему сыну прекрасное образование дома. Любовь и ласка, которые окружали его в патриархальной и религиозной семье, оказались настолько сильными, что сердце поэта навсегда осталось «обильным источником чистейшей любви». Никакие житейские невзгоды и потери не могли притупить у такого верующего человека, каким был Александр Одоевский, чувства любви к жизни и людям. С юных лет он проявлял интерес к литературе и писал стихи.

Юношеские поиски себя

В юности, по обычаю старинных дворянских семей, 11 февраля 1815 года он был записан на гражданскую службу — канцеляристом в Кабинет его величества. Туда поступали прошения на высочайшее имя, кабинет заведовал собственностью императора, нём хранились императорская родословная книга, завещания членов императорской фамилии, коронные бриллианты. Но в 1820 году Одоевский уволился с гражданской службы. Потеряв мать, 1 октября 1821 года он поступил на военную службу в Конный лейб-гвардии полк.

Знакомство с Бестужевым и Рылеевым привело его в тайное общество. В начале 1825 года Одоевский был принят в Северное общество декабристов и примкнул к его радикальной части. Став декабристом, Одоевский очень серьезно относился к своим обязанностям. В 1821 году в письме к своему двоюродному брату Владимиру Одоевскому он писал: «Знаю, что испытания ожидают меня в жизни сей, испытания, которые верно будут требовать еще большего напряжения моего духа, нежели все, что случалось со мной до сих пор».

Фото: d1825.ru

Одоевский был в центре всех событий, знал многих декабристов, часто с ними общался, был в курсе всех планов тайного общества. Его квартира являлась своеобразным сборным пунктом декабристов. Перед восстанием на его квартире жил декабрист Кюхельбекер, из нее же он ушел на площадь к восставшим. С 1824 года с ним жил двоюродный брат Александр Сергеевич Грибоедов, автор бессмертного «Горе от ума».

Участие в восстании и арест

В ночь на 14 декабря Одоевский был начальником караула в Зимнем дворце. Сдав караул и отведя свой отряд в казармы, в 10 часов утра прискакал он на коне на Сенатскую площадь. Здесь ему дали взвод солдат восставшего Московского полка для организации заградительной стрелковой цепи. Он спешился, с пистолетом в руке встал в строй солдат и все время их подбадривал. Декабрист Дмитрий Завалишин позднее записал: «Немного можно найти людей, способных так увлекаться, как Одоевский».

Александр Одоевский. Миниатюра на кости. Художник И. Фридриц. Фото: a-s-pushkin.ru

Когда стало ясно, что восстание проиграно, Одоевский вернулся на свою квартиру и, переодевшись в платье мещанина, пытался уйти из Петербурга. Но затем вернулся и добровольно явился к петербургскому обер-полицмейстеру Шульгину. Был заключён в Петропавловскую крепость: «Одуевского посадить в Алексеевском равелине».

Он тяжело переживал свой арест, следствие и заключение, пал духом, растерялся. На допросах бедный 22-летний юноша показывал (впрочем, не совсем искренно, но очень испуганно), что членом тайного общества себя не считал, полагая всю эту историю шалостью и ребячеством. В крепости он сходил с ума. «Он бегал, как запертый львенок в своей клетке, — вспоминал Михаил Бестужев, — скакал через кровать или стул, говорил громко стихи и пел романсы».

Отрезвляющая ссылка

Одоевский был осуждён по IV разряду и приговорён к 12 годам каторги. Но 22 августа 1826 года его срок был сокращён до 8 лет. Попав в ссылку, в кругу своих друзей и товарищей Одоевский, как и многие декабристы, стал чувствовать себя лучше. К нему скоро вернулось присутствие духа, окрепло его здоровье, и он включился в общую струю жизни на каторге. Он сочинял грамматику русского языка, читал лекции по литературе, принимал участие в составлении устава артели, ведавшей организацией питания, быта декабристов и оказания им материальной помощи.

Известно, что Одоевский, располагая большими средствами, делал существенные взносы в кассу артели. Здесь, в ссылке, он снова начал сочинять стихи. Беря на себя смелость подготовить ответ на послание Пушкина от имени всех декабристов, он прекрасно понимал, какой ответственности подвергался. Но и смолчать пылкий юноша не мог.

Портрет Одоевского в рукописях Пушкина. Фото: a-s-pushkin.ru

Смерть на Кавказе

2 апреля 1833 года Одоевский написал письмо Николаю I о своём раскаянии с просьбой о прощении. Его перевели на поселение в Иркутскую губернию, где в селе Елани он построил себе дом. С высочайшего разрешения 23 мая 1836 года, по ходатайству отца, поддержанному князем Паскевичем, он был переведён в Ишим Тобольской губернии, а 21 июля 1837 года был определён рядовым в действующую армию на Кавказ, в Нижегородский драгунский полк, где сблизился с Михаилом Лермонтовым.

На Кавказе он также познакомился с поэтами Николаем Сатиным и Николаем Огаревым. Те полюбили «христоподобного», по выражению Огарева, Одоевского, как любили его все товарищи по несчастью в Сибири, все, на кого когда-либо падал «блеск его лазурных глаз». «Из всех декабристов, — писал Николай Сатин, — Одоевский отличался веселостью, открытой физиономией и игривым умом… Ему было 34 года, но он казался гораздо моложе, несмотря на то, что был лысый. Улыбка, почти не сходившая с его губ, придавала лицу его этот вид юности».

Посвящение Лермонтова Одоевскому. Фото: upload.wikimedia.org

Умевший в Сибири находить наслаждение в мирных научных беседах, Одоевский на неспокойном Кавказе увлекся военными подвигами. Он участвовал в экспедиции Николая Раевского, за что был произведен в офицеры, и не раз подвергался опасности. Впрочем, в это время он находился под гнетущим впечатлением от смерти нежно любимого отца. У поэта «порвалась последняя связь с жизнью», и он, просясь «в дело», казалось, сам искал случая развязаться с земным существованием. В 1839 году он «отдал Богу последний вздох беспредельной любви» — умер от малярийной лихорадки во время экспедиции на восточный берег Чёрного моря.

Памяти поэта

Горцы уничтожили могилу поэта. Без следа исчезла бы и поэзия Одоевского, не печатавшего своих стихотворений, если бы друзья не сохранили для потомства его творения, своевременно подбирая их, запоминая и занося на бумагу. Историки литературы отводят поэзии Одоевского место «в ряду тех непринужденно-искренних, пережитых и прочувствованных, сильных своей простотой лирических стихотворений, которые писали в те годы Пушкин и его друзья».

Именем Александра Одоевского в городе Владимире в 1957 году была названа улица. Расположена она в Добром, в районе перекрестка улиц Комиссарова и Соколова-Соколенка. В честь Одоевского также названы улицы в Санкт-Петербурге, Липецке, Воронеже, Перми, Ишиме, Новосибирске, Лазаревском районе города Сочи, Днепропетровске (Украина), Минске (Беларусь). Бюсты Одоевского установлены в Лазаревском районе города Сочи и в городе Ишиме.

Памятник Одоевскому в Лазаревском. Фото: d1825.ru

Рассказ об Александре Одоевском продолжает проект «Призыва», посвященный декабристам из Владимирского края. На нашем сайте можно почитать о Николае Басаргине из деревни Михейцево Покровского уезда, Михаиле Митькове из села Варварино Юрьев-Польского уезда, Петре Муханове из села Успено-Мухановское Александровского уезда и Михаиле Спиридове из села Нагорье Переславского уезда Владимирской губернии.

Подготовила Татьяна Лысова

Заглавное фото: d1825.ru

Обсуждение 1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение