Покупка без эмоций — верный путь к мещанству

Приобретенная вещь ценится за вызванные эмоции

Скажете, мещанство. Разговор для бедных. Может быть. А всё же раньше я умел ценить вещи. Радоваться им. Первый фотоаппарат «Орион» за 40 рублей. Первые джинсы «Western», английские, в восьмом классе. Даже телевизор цветной, как работать пошёл, купил в кредит и с гордостью взирал на зелёные бразильские поля из «Рабыни Изауры»…

Не совсем это было мещанство. Ну, или если оно – вполне простительное. Тут же как: фотоаппарат, допустим, — не просто вещь, а увлечение, новый мир, отдельная профессия (тут тебе и технологии, и творчество, и много-много чего). Джинсы… Джинсы да, с одной стороны, всего лишь одежда, и сотку за них отдавать безумие, но всё же это не просто штаны, а приобщение к особой культуре: Beatles, Запад, хиппи, андеграунд, всё, что хотите. Это самоидентификация, это смыслы всякие, это, чёрт побери, не только ляжки прикрыть. Вот.

Кстати, и телевизор тогда тоже другой был. Туда не только плюнуть хотелось. «Взгляд» появился. Матчи NBA пошли. CNN по утрам вещал: новости из Руанды – сначала тутси режут бхуту, потом бхуту тутси… Всё это было интересно примерно до девяносто третьего, пока тот же CNN не показал расстрел «Белого дома» из танков. Постепенно экран поблёк (или мне так казалось?), в углу его расплылось фиолетовое пятно. Потом пошли другие телевизоры, но было уже решительно всё равно: цветные они, чёрно-белые, серо-буро-коричневые…

Нет, мещанство – я бы сказал, простительное советское мещанство – было другим. Помню, тётушка купила палас. Он стоил 300 рублей. Мы, придя в гости, осторожно передвигались по его поверхности. Ступня в дорогом ворсе приятно пружинила. Триста рублей! Мещанство – думалось мне молодому, начитавшемуся в школе Горького. А сейчас думаю: это же радость была! Ну что тётушка имела до этого самого паласа? Жила с мамой в каморке рабочих казарм, всей мебели – комод и койка, вышла замуж – тоже ничего. А тут – вещь! Для неё, может, обладавшая не меньшим смыслом, чем для меня джинсы, которые больше грели сознание, чем попу. Палас — дом, уют, хозяйство, семья… «Я состоявшаяся женщина!» — вопила каждая его ворсинка.

Вещи волнуют, когда в них заложен индивидуальный смысл – твой личный. Я открываю мир. Я познаю профессию. Я люблю. Да. Вот так. Тогда их покупка – событие, запоминающееся и значимое. Тогда это не мещанство. И если по необходимости покупаешь, тоже не мещанство. Это тоже может вызывать чувства – облегчения, например. Мещанство – это потом, когда покупаешь ненужное, но имеющееся у других; когда пытаешься соответствовать чуждой среде; когда берёшь по глупости, даже не уяснив – зачем? А впрочем, сейчас уже и слова-то такого нет – мещанство. Есть зато шопинг, катящий по части психотерапии и релакса. Там смысл в процессе покупки.

Пусть слово устарело, но психология-то человеческая мало изменилась. Почему одно приобретение возбуждает, приносит радость, таит интерес, а другое, пусть дорогостоящее, эмоций почти не вызывает? А? Или с возрастом чувства притупляются? Не скажите… Нужно только найти что-нибудь, что откроет новую грань жизни. Купить, например, ну я не знаю, параплан, подняться воздух, потом спуститься, если получится, с мокрыми штанами и сказать себе: во… Вот оно! И не мещанство!

Николай Лившиц

Иллюстрация с сайта cyrillitsa.ru

Обсуждение 1

  • Светлана:

    ой, как мы радовались покупкам!!! А как мы МНОГО ПЕЛИ! — просто были счастливы…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение