«Люди в чёрном» приватизировали Гагарина

Наше прошлое становится чужой историей

Чужая история может стать твоей, если придумать ей хорошее продолжение. Именно это, по мнению автора программы «Бредешок» Николая Лившица, происходит сейчас с освоением космического пространства.

Расшифровка программы:

Сыну рассказывал, как в 80-х купил «Мастера и Маргариту» за 25 рублей. Это были большие деньги. Специально поехал из Собинки во Владимир в «Букинист». Он был на Гагарина, там, где сейчас то ли «Венская кофейня», то ли ещё что-то. Сын «Мастера и Маргариту» любит, но рассказ мой большого впечатления не произвёл, поскольку воспоминания — они для участника или современника имеют вкус, запах, цвет, чувства той эпохи, к которой относятся. А для остальных это абстракция, которую можно воспринимать с большим или меньшим интересом, но нельзя пережить.

Сейчас вот Илон Маск запустил частный пилотируемый корабль «Falcon-9», и у американцев эйфория, они сделали важный шаг в освоении космоса. Во весь голос заговорили о полётах на Луну и Марс, появилась цель на будущее, уж не знаю, сколь быстро достижимая, но цель. При этом помимо конкуренции, гонки, в которой они выдвинулись на полкорпуса вперёд, есть ещё вот что. Прошедший этап космической эры они начинают воспринимать как общее достижение человечества. Утром по каналу «Культура» идёт американский документальный фильм про тайны Вселенной, ведёт его Уилл Смит (снимался в «Люди в чёрном»), и там с большим пиететом говорилось о Гагарине. О Юрии Алексеевиче Гагарине, первом космонавте Земли, но его имя произносят американские астронавты, которые участвовали в международных полётах с Байконура. То есть позиция там такая: да, Гагарин, да, герой и легенда, а мы продолжаем его дело, развиваем, делаем новые шаги. То есть Гагарин в этой подаче — это часть общемировой истории, которая не закончилась, а успешно продолжается с нашим, то есть американским участием.

Есть события, личности, чей масштаб выходит за рамки одной страны.

Вот ещё пример. С англичанином как-то разговаривал (он, слава богу, по-русски говорил, я в иностранных ни в зуб ногой, к стыду своему), и он рассказывал, как английские СМИ преподносят русскую революцию, чьё 100-летие тогда отмечалось. С позитивом, что удивительно. С симпатией. Почему? Потому что случившееся в 1917 году в России заставило страны Запада пересмотреть отношения труда и капитала в сторону больших социальных гарантий трудящимся. Ну, не захотели буржуи, чтобы их подняли на вилы, и стали делиться. И хотя наша страна больше 70 лет гордилась Великой Октябрьской социалистической революцией, эти «гаврики» поимели с неё свои выгоды и, в общем-то, тоже сейчас относят это событие к важной вехе в жизни всего человечества, которое позволило им формировать политику будущего.

Этот парень делает историю. Фото: images.news18.com

Я к чему это говорю? К тому, что получается странная вещь. У нас очень много чем можно гордиться, что мы с большим энтузиазмом и делаем, но прошлое без современного содержания и устремлённости в будущее становится, если хотите, хрестоматийным материалом. А с современным наполнением – живым материалом. Конечно, мы все чтим и восхищаемся Гагариным, но мысль свербит в одном месте: а сейчас-то чего, а чем «Роскосмос» ответит американскому парню, который на Марс засобирался?..

У нас много говорят об искажении истории, но порой и искажать не надо. Просто чья-то история становится частью твоей. Твоим как бы прошлым. И твоим будущим, если сможешь его организовать. А если нет будущего, то грустно. Это будут воспоминания сродни тому, как я «Мастера и Маргариту» покупал. Ну, купил, ну, четвертной отдал, ну, прочёл за одну ночь бессмертное произведение — рассказываю, а кому интересно? Тому, кто помнит то время, понимает, может соотнести с собой. Это всё локально и временно. В будущее, к сожалению, не возьмёшь.

Фото: bp.blogspot.com

 

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение