«Тупая» молодёжь может поучить взрослых на дистанционке

В новых технологиях лучше разбирается новое поколение

«Тупая» молодежь, погрязшая в гаджетах, оказалась более подготовленной к дистанционке, чем многомудрые учителя. Имея огромный багаж знаний, взрослые порой не могут их передать посредством технологий, в которых разбирается большинство школьников. Между тем сейчас, в период затворничества россиян от коронавируса, опыт, связанный со средствами коммуникаций, востребован более всего. И как с этим жить? Рассуждения в программе «Бредешок» — от компании Лившиц & сын.

Расшифровка передачи:

Николай Лившиц (Н.Л.): Доброе утро. Сегодня 1 апреля, День дурака, но на самом деле это обычный учебный день для многих представителей молодого поколения, один из которых сейчас со мной.

Яков Лившиц (Я.Л.): Яков Николаевич, ученик 10-го класса.

Н.Л.: Что у тебя сегодня за уроки?

Я.Л.: Сегодня в час дня запланирован скайп по музыкальной литературе, дальше фортепьяно, дальше чтение хоровых партитур, ну, в общем, много.

Н.Л.: Он учится в музыкальной академии. Но к теме. Что самое интересное, раньше взрослые люди обычно укоряли своих детей: «Что ты там сидишь в своём гаджете? Что ты в своём планшете зарылся?» и так далее. Но вот настало вот это вот время интересное, и получилось так, что дети, которых многие взрослые называли даже тупыми — «Вот они, тупые, сидят в гаджетах, не читают книги!» — они оказались лучше ориентированными в этой ситуации, чем многие взрослые, которые по роду своей деятельности должны как раз обучать, преподавать. То есть взрослые с огромным багажом знаний, заложенным в их головах и книгах, они оказались не способны передать  это нормально. Поскольку средства коммуникации, в которых дети лучше разбираются, они оказались самыми востребованными… Кстати, с этой большой проблемой столкнулись не только школы, которые сейчас во Владимире обучают через самые разные социальные сети, месседжеры, Skype, Zoom и прочие приложения. В трудном положении оказались даже вузы. Я знаю, что в ВлГУ была проблема, как преподаватели будут читать лекции – через какой ресурс, через какой канал. Свои платформы оказались убогие, шли разговоры о том, чтобы создать канал в YouTube, но там одновременно трудно вести лекции преподавателям. В общем, это целый геморрой. А дети ничего, нормально. Они хорошо ориентируются в этом всём. Да? Ты хорошо ориентируешься?

Я.Л.: На самом деле, это всё замечательно, но это не совсем так. Дело всё в том, что дети замечательно ориентируются только в том, в чём они сидят. Те платформы, которые ежедневно используют подростки, не совсем подходят для, скажем так, образовательного процесса, потому что 80% времени, если не больше, – это игры, это социальные сети и так далее. Что касается лучшей подготовки, то, конечно, некоторым подросткам удобнее набирать что-то, какие-то кнопочки набирать быстрее, но в целом ситуация застигла врасплох и «наших», и «ваших». И «наши» скайпом не умели особо пользоваться, и «ваши», я так понял.

Н.Л.: Но всё равно молодые лучше ориентируются, быстрее.

Я.Л.: Да, молодые лучше ориентируются, но вылезла другая проблема, которую хорошо показала дистанционка. Ввиду того, что каждый день мы тыкаем-тыкаем, смотрим куда-то, пропала организационная способность. Мы не умеем организовывать своё время, мы просто его не контролируем, оно вылетает в соцсети, просто никуда. Ввиду этого получается так, что времени-то сейчас стало больше, а делать-то с ним мы ничего не умеем. Да, может быть, мы лучше разбираемся в технологиях, знаем больше нужных сайтов, дискордов, правильно ты всё сказал, но это не особо помогает. Потому что дай ты младенцу ножик или бритву – удобные приспособления, безусловно, — но не обучи ты его пользоваться этими предметами, он порежется.

Н.Л.: Но правильно ли я понимаю, вот смотри, эти новые технологии – сейчас они показали, что они предмет первой необходимости. А у нас нет навыка, вернее, даже обучения тому, как им пользоваться, нет. Мало того, об этом и не задумывались. Это во многом расценивалось, как игрушки. На самом деле это механизм, инструмент, который сейчас в обучении выступает главным.

Я.Л.: Задумывались — не задумывались… Об этом говорили, просто сейчас это вылезло чёрным пятном на белой бумаге. Что касается технологий, да, действительно, они важны, но кто этим будет заниматься?

Н.Л.: Но, может быть, молодые своих преподавателей будут учить, мне так кажется?

Я.Л.: Подростку ничего нельзя доверить. Потому что покажи ему на одной фотографии голую тётю, а на другой поправки к Конституции — и то, и то пошло, но выберет он голую тётю.

Н.Л.: Не только подростки.

Я.Л.: Подросток, в большинстве своём, выбирает плохое. У вас этой проблемы выбора не было, у вас были книги, я так понял. У вас фотографии голых тётенек были только в журналах в 90-е. У нас немного по-другому всё.

Н.Л.: Я сейчас не про увлечения, я сейчас про обладание знаниями в социальных сетях и прочем…

Я.Л.: Кто это будет делать? Подростки это делать не будут.

Н.Л.: Ну, я пошутил, 1 апреля.

Я.Л.: То есть верить этому нельзя.

Н.Л.: Но, тем не менее, этому надо обучать, и это должна быть система. А не как сейчас: «Где проведём урок?». Один преподаватель умеет в ВК, другой преподаватель умеет, я не знаю, в Skype, третий в Zoom, четвёртый вообще не умеет, у него кнопочный телефон и ему внуки что-то показывают.

Я.Л.: Совершенно верно. Но опять же кто будет этим заниматься? Родители? Родители нет, родители, как мы видим, они не разбираются, они как динозавры.

Н.Л.: Спасибо!

Я.Л.: Ну, большинство, во всяком случае. Учителя? У них бюрократические проблемы, то есть они этим тоже не будут заниматься. Кто этим будет заниматься? Это надо ставить, я так понимаю, на государственном уровне, а на государственном уровне нам, наоборот, запрещают смартфоны.

Н.Л.: Ну, не запрещают. Запрещают проносить в классы.

Я.Л.: Тем не менее. У нас чураются смартфонов.

Н.Л.: Ну да, это расценивалось как некий отвлекающий от учёбы фактор.

Я.Л.: Опять же пример с бритвой: полезная вещь, но надо ж учиться пользоваться. Так же и с технологиями — это просто более сложный необходимый предмет.

Н.Л.: Я думаю, об этом задумаются более плотно, когда коронавирус минует. Кстати, есть у нас портал, образовательный портал Владимирской области, он называется «Электронное образование». И, в принципе, он должен бы стать базой для дистанционного обучения. Я зашёл, там даже есть раздел «Дистанционное обучение», я зарегистрировался, посмотрел, что там есть. Там есть разрозненные какие-то лекции, некоторые лекции в 2016 году выложены, по разным предметам, по некоторым предметам вообще ничего нет. По химии я набрал 8-й класс – там парочка ссылок вела на YouTube на какие-то сторонние лекции, но, тем не менее, хотя бы они были. И поэтому сказать, что вот этот огромный портал, решающий много задач, и в частности по дистанционному обучению, будет обеспечивать дистанционное образование, я не могу. Хотя, наверное, освоили денег порядочно за этот портал.

Я.Л.: Тут что. Тут понятно же всё. То, что должно было работать, оно не работает.

Н.Л.: Понятно, да. Ну, и поскольку сегодня 1 апреля, расскажу. Сын у меня вчера учился младший с преподавателем через Zoom, и она, преподаватель, ряд учеников исключила из группы обсуждения. Я говорю: почему исключила? Оказалось, эти ученики зашли не под своими именами и фамилиями, а под никами. Ну, дети любят назвать себя не Вася Пупкин, а, скажем, Гладиатор. Но это же Zoom, это как Skype, то есть ты лицо-то видишь, видишь, что это родной, знакомый до боли Вася Пупкин. Тем не менее учитель соблюла статус-кво и всех анонимных учеников исключила.

Я.Л.: Ну, фетиш у всех есть!

Н.Л.: Поэтому строгость, строгость, даже в виртуальной реальности она будет соблюдаться. Я так думаю, что сегодня ему надо одеть пиджак, галстук…

Я.Л.: Я бы всё-таки «надел», а не «одел».

Н.Л.: Вот, вот видишь, молодёжь — можешь учить!… Ну что ж, заканчиваем. Я надеюсь, скоро коронавирусы исчезнут, а проблема дистанционного обучения будет актуальной и на слуху, и она всё-таки будет решаться. Ты-то нам поможешь — старым, древним?

Я.Л.: Может, и помогу. Другое дело, странно, что этим делом занимается не государство. Почему-то этим занимается лекторий «Прямая речь» за 500 рублей (имеется в виду стоимость одной образовательной онлайн-лекции на данном портале. Прим. ред.) и отдельные учителя в Skype. То есть всё возлагается на плечи учителей. Чем занимается в это время Министерство образования, я понятия не имею.

Н.Л.: Хорошо, не будем сейчас на министерство бочки катить. Проблему обозначили, сказали, красивые и молодые, всё. Друзья, здоровья всем и удачи! Не болейте и учитесь!

Фото: i.mycdn.me

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение