Игорь Сидоров: дистанционное обучение нужно просто пережить. Без паники

Известный владимирский педагог и театрал о жизни в самоизоляции

Кто когда-либо работал в школе, согласится, что это самое энергетически сильное место на Земле. Энергия здесь молодая, активная, творческая. На перемене кажется, что ты находишься в центре полной жизни саванны… Мимо то и дело с оглушительным топотом проносятся быстрые стада пятиклашек. Где-то вдалеке звенит неугомонный щебет первоклассников, увивающихся стайкой за своей классной мамой – учительницей. Внешне солидные старшеклассники неспешно кочуют туда-сюда, но тоже иногда срываются на озорной галоп. С раннего утра до позднего вечера улей под названием «школа»  кипел в полную силу. Так было до недавнего времени. Сегодня в коридорах и классах непривычная и пронзительная тишина.

Две недели назад  учебный процесс переместился  в виртуальное пространство. Именно там, на полях Интернета, сейчас разворачивается драма под названием «дистанционное обучение». Родители до сих пор не могут оправиться от удара: ведь именно они теперь должны организовывать детей на учебу, контролировать процесс, помогать в изучении новых тем. Да, это адски сложно! Но мало кто в такой ситуации задумывается о самих педагогах, на которых лежит тяжелый груз ответственности за образование детей и которые тоже вынуждены приспосабливаться к новым условиям.

О том, как преподавать из самоизоляции, как наладить взаимопонимание с детьми и родителями, справиться с возросшей нагрузкой по проверке «тетрадей», мы спросили у учителя русского языка и литературы школы № 22 города Владимира Игоря Сидорова. А еще Игоря многие знают как увлечённого театрала, пропагандиста поэзии в нашем городе, участника и организатора многих творческих челленджей. Вопросы об этом мы тоже задали.

Учитель русского языка и литературы в школе № 22 Игорь Сидоров

 — Игорь, как изменилась твоя жизнь в самоизоляции?

 — Жизнь разделилась на ДО и ПОСЛЕ. Сейчас она течёт совсем по другим законам. Она то застывает, то, наоборот, начинает идти в каком-то бешеном ритме. Непросто «уловить» её пульсацию и двигаться с ней в одном темпе. Сейчас перечитываю одну книгу, которую издал в прошлом году мой знакомый и ученик. Он пишет под псевдонимом Даниил Громов. Книга называется «Без света» (16+). В ней говорится о виртуализации мира, и я нахожу очень много параллелей. Никогда бы не подумал, что то, что год назад я воспринимал как фантастику, начну прочитывать как произведение, сатирически и гротескно отражающее реальность.

Фото Игоря Сидорова

 — Ты преподаешь литературу. С каким произведением ассоциируется у тебя новая реальность?

 — Лично мне всё происходящее кажется настолько невероятным, что у меня в сознании оно ассоциируется только с миром утопий и антиутопий. Вспоминается Замятин и его произведение «Мы» (16+). Люди оказались настолько уязвимыми и незащищенными перед этим непонятным и опасным вирусом, что у многих возникло ощущение, что необходимо огородиться ото всего незримой прозрачной стеной. Какое-то тотальное ощущение страха, близкое к истерии, обуяло многих.

— От чего пришлось отказаться лично тебе?

— Я человек коммуникабельный. И мне было сложно сузить своё общение до предела и переместиться из реальности в пространство соцсетей и мессенджеров. Мы все привыкли к свободе перемещения, свободе выбора досуга, места, где можно поужинать, куда можно пойти отдохнуть или куда можно отправится с целью получить эмоции. Очень сложно отказываться от привычного и подстраиваться под то, что диктуют время и ситуация.  Но я считаю, что был выбран правильный ориентир на режим самоизоляции. Считаю, что это решение сейчас верное. И всех призываю оставаться дома.  Беречь себя и близких! 

— Что скажешь о дистанционном обучении?

— Это проблема для всех участников процесса: и для педагогов, и для родителей, и для учеников. И главное здесь — сохранять спокойствие и выдержку. Каждый должен понимать, что этот период дистанционного обучения пройдёт и мы вернёмся к привычному формату.

— Можно ли в таких условиях полноценно обучать детей?

— Это период, который нужно просто пережить, но сделать это максимально эффективно. И подчеркну: без лишнего стресса. Я убежден, что пробелов после дистанционного обучения будет много. Понятно, что этот формат не может заменить реальных уроков. И педагоги осознают, что по возвращении к нормальному режиму работы придётся корректировать программу, ликвидировать «белые пятна» в знаниях, но мы к этому готовы.

Но на данный момент общая наша задача — остановить распространение вируса, уверен, что все нагоним, когда начнётся обучение в нормальном привычном режиме. Сейчас на первом месте —  здоровье!  

 — Ты учитель русского языка и литературы. Это всегда большая проверка. Насколько возросла твоя нагрузка сейчас?

— Объем, конечно, колоссальный! Если не сказать фантасмагорический!  Фотографии с выполненными работами на электронную почту приходят в течение дня и до позднего вечера.  Я не ограничиваю родителей и детей во времени выполнения заданий. Но и от них жду понимания. Сразу всем пояснил, что отметки буду выставлять по мере проверки. Стараюсь дать ответ после проверки, прокомментировать оценку хотя бы в двух-трёх словах. Пока времени уходит много, ищу максимально эффективный способ обратной связи с ребятами. 

Вот и сегодня на почте у Игоря Евгеньевича 157 сообщений от учеников

 — Как организована работа в твоей школе? 

Директор моей школы № 22 Роман Валерьевич Чуркин грамотно выстраивает работу. Он постоянно на связи со своими учителями и родителями. Школьный сайт работает, обновляется. Указан телефон горячей линии, по которому можно проконсультироваться. Школа перешла на платформу «Российская Электронная Школа», организована связь с родителями через мессенджеры. Делаем все, что можем, в сложившихся условиях.

 — Как ты успокаиваешь детей и родителей?

 — Ощущается, что ситуация несколько наэлектризована, поскольку все находятся в состоянии недоумения и неготовности к подобному формату общения. Я классный руководитель 5 «Б» класса, и, естественно, по всем возникающим вопросам родители детей пишут и звонят мне. Я их «средство связи» с другими педагогами школы. Так что выясняю недоразумения, улаживаю конфликты. Это дополнительная нагрузка, но выбора у меня нет. 

 — Получается, что учитель сейчас – это психотерапевт для детей и родителей?  Как сформулируешь принципы твоей работы на «дистанционке»? 

  • Говорю, что это наша общая проблема. И мы вместе должны с ней справиться.
  • Стараюсь максимально упростить задания.
  • Минимизировать количество письменных работ. Лучше меньше, да лучше!
  • Лично связываюсь с теми родителями, которые особенно переживают и находятся в стрессе.
  • При выставлении отметок учитываю то, что ребёнок тоже находится в ситуации стресса.
  • Ребята могут мне задать любой вопрос по теме урока в личном сообщении, и я обязательно на него отвечу. Возможно, не сразу, но обязательно.
  • Я уверен, что никакая «дистанционка» не может заменить живого общения и реального учителя. Поэтому это нужно просто пережить. 

— Личный вопрос. А на себя остается время?  

 — Пока у детей были каникулы, свободного времени было больше. Но и сейчас я его нахожу. Настроение себе поднимаю общением с интересными людьми! Смотрю интервью любимых артистов, трансляции в Интернете.  Может поднять настроение хорошая книга, фильм, сериал, спектакль. Вкусный ужин и бокал вина тоже никто не отменял. 

— Что сейчас читаешь? Что посоветуешь тем, кто остался один на один с собой?

-На днях закончил «Ночные дневники» (16+) Яна Фабра. Эта книга требует «медленного» чтения. Каждая запись из дневника представляет собой нечто похожее на белый стих и требует времени на осмысление. В книге нет сюжета. Но, читая заметки, ты не можешь не наслаждаться языком и парадоксальностью некоторых изречений.  Вот, к примеру, одна из заметок:

— Ты поклонник театрального искусства. Могут ли онлайн-трансляции заменить живой спектакль?   

— Живые походы в театр заменить, естественно, ничем невозможно, потому что театр — это живая энергия и энергообмен. Каждый спектакль рождается после третьего звонка и умирает, когда действие подходит к концу и актеры выходят на поклон. Именно поэтому в один и тот же театр на один и тот же спектакль можно ходить несколько раз. И каждый последующий спектакль всегда будет чем-то отличаться от предыдущего.

Театр — это живое искусство.

— И все-таки какие спектакли рекомендуешь посмотреть онлайн?

 — Актеры Владимирского академического театра драмы Александр Аладышев и Валерия Емельянова выпускают сейчас работу в новом формате видеоспектакля. Я имею в виду «Варшавскую мелодию» (12+). Знаю, что репетиции ведутся через скайп, а потом ребята записывают материал и выкладывают в сеть. Получается очень интересная работа. Создаётся некая условная реальность. Актеры словно живут здесь и сейчас, встречаются в виртуальном пространстве, но при этом им удаётся передать ту атмосферу эпохи, о которой речь идёт в пьесе. Есть ощущение чистоты и хрустальности созданных образов и текста. И это действительно что-то новое для формата театра. Вышло три части спектакля. С нетерпением жду продолжения.  Я благодарен каждому работнику театра за то, что не просто сидят по домам, но продолжают что-то придумывать и выпускать! Хотя без обратной связи им непросто. Посмотреть записи можно здесь: 1 эпизод , 2 эпизод, 3 эпизод. 

Многие театры, включая мой любимый «Гоголь-центр», выкладывают в сеть  те спектакли, которые уже не входят в репертуар. Так, например, я смог посмотреть такие прекрасные постановки, как «Братья» (16+), «Страх» (16+), «Похороны Сталина» (16+). Можно подписаться на страницу театра во «ВКонтакте» и следить за репертуаром. Рекомендую! 

— Чем еще наполняешь свою творческую жизнь?

— Недавно принял участие в челлендже #ЗаряжайсяТворчествомЭтот проект дает возможность детям и подросткам поделиться тем, чем они увлекаются. Сейчас важно, чтобы ребёнок не замыкался в четырёх стенах и, сидя у компьютера, только делал домашние задания, но и развивался творчески.  А это можно делать даже в условиях «домашнего заточения».

Уверен, что поэзия —  лекарство для души. Поэтому записал для проекта несколько стихотворений. Одно их них —  произведение владимирской поэтессы Ирины Колесниковой из сборника «Между голосом и словом» (12+). 

— Ты человек, который следит за модой. Мы даже о твоих образах писали на страницах «Призыва».  А сейчас даже парикмахерские закрыты…

— Сейчас это неважно. В режиме самоизоляции отросшие волосы уже не играют никакой роли. Если мне нужно выйти в магазин или поговорить по видеосвязи, я просто надеваю кепку, шапку, бейсболку. Прячу свою неприбранную голову. То же самое касается и моих фото из дома для участия в челленджах. На всех фото и видеозаписях я в головных уборах. Я нашел для себя такой выход.

— А что сейчас важно?  

— Мои родители. Это те люди, о ком сразу вспоминаешь. Семья. Сёстры. То, что важно. То, за что переживаешь. Ну, и свобода, без которой тяжело, невыносимо, сложно. Вот, пожалуй, три самые важные вещи в жизни: здоровье, семья, свобода. Сейчас каждый задумался о собственной уязвимости и об уязвимости своих родных и близких. Поздравляя своих знакомых и друзей с днём рождения, я обязательно желаю здоровья!

Сегодняшняя ситуация показала, что есть незыблемые ценности, о которых мы в нашей бешеной гонке за успехом и деньгами стали забывать.

 — Как справляешься со страхами?

— Боюсь показаться нечестным и самонадеянным, но что касается страхов, то я могу признаться, что ещё с юности  помню одну фразу: «Бояться глупо, а не боится только дурак — вот и живи, как хочешь!» Стараюсь не думать о том, что порождает страх. Если он поселится в тебе самом, то начнёт распространяться на твоих родных, близких, знакомых. И эта цепочка будет бесконечной. А ещё я помню слова Кирилла Семёновича Серебренникова, адресованные его студентам, выпускникам «Седьмой студии» Школы-студии МХАТ: «Не врать и не бояться!»  И я следую словам этого талантливого режиссёра. По крайней мере, стараюсь работать над собой.

— Что пожелаешь читателям? Как нам всем пережить это непростое время?

Считаю, что сейчас, как никогда, мы должны помогать и поддерживать друг друга.  Не быть злыми и агрессивными, а, наоборот, пытаться каждому подарить добро, свет и любовь!  Мы должны быть сегодня по-особенному внимательны друг к другу. Все: ученики, учителя, родители; актеры и зрители; водители, покупатели и продавцы. Мне кажется, каждый должен сейчас сконцентрироваться на самом лучшем в себе и дарить это лучшее окружающим. А самоизоляция — это еще и возможность заглянуть в свою душу и ответить на вопрос «Кто ты такой?», понять, чего ты действительно хочешь.

 Беседовала Дарья Ермолина

Фото из архива Игоря Сидорова