Чернобыль. Они сражались с радиацией

И через много лет после аварии ликвидаторы помнят ее вкус

Чернобыльская катастрофа разделила мир напополам: на до и после аварии, на сторонников и ярых противников использования атомной энергии. Почему случилась техногенная катастрофа? В каких условиях работали ликвидаторы аварии? Какая радиация на вкус?  Те страшные апрельские дни вспоминаем вместе с владимирским ликвидатором Николаем Голенкевичем.

Ликвидатор Николай Голенкевич

Чернобыль превзошел Хиросиму

Ночью 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС произошло два взрыва на четвертом энергоблоке, и вспыхнул пожар, который удалось ликвидировать лишь к утру. Но самое страшное было еще впереди. Четвёртый реактор оказался полностью разрушен, на крышу машинного зала, на территорию вокруг АЭС были выброшены железобетонные и металлоконструкции, графитовые блоки и их куски.

Там, где отказывала техника, люди продолжали работать. Фото: press-center.news 

Из жерла реактора на несколько сотен метров поднимался высотой столб продуктов горения, мощный поток газовой радиоактивности. Из 190 тонн ядерного топлива 90% попало в атмосферу Земли. По данным ученых, утечку радиации в результате взрыва на четвертом энергоблоке ЧАЭС приравнивают к взрыву 500 атомных бомб, сброшенных в 1945 году на Хиросиму.

Не только в первые часы, но и в первые дни после аварии на Чернобыльской АЭС ни у руководства страны, ни у специалистов не было полной информации о сложившейся ситуации. Несмотря на ЧП, в первые часы после него вся смена (а это 176 человек) продолжала трудиться. Работала также смена (260 человек) на промышленной площадке, проводившая строительно-ремонтные работы в километре от эпицентра. Несколько десятков рыбаков находились на обводном канале и охладительном пруду станции.

Людям пришлось все бросить и спасать свои жизни. Фото: tunartphoto.com 

Города и села вокруг АЭС еще несколько дней продолжали жить своей обычной жизнью. Дни были теплые, народ выезжал на природу за город, сажал в огородах картошку, в Припяти гуляли свадьбы. В майские праздники в Киеве люди шли на демонстрацию, участвовали в велокроссе, не подозревая о том, насколько это опасно для здоровья (уровень радиации к тому времени подскочил с 50 микрорентген до 30 000 в час).

Припяти всегда будет 16 лет. Люди ушли из города, хозяева там теперь животные. Фото: pbs.twimg.com 

Об аварии заговорили только после майских праздников. И это было заявление всего лишь в несколько строк: «На Чернобыльской атомной электростанции произошел несчастный случай. Один из реакторов получил повреждение. Принимаются меры с целью устранения последствий инцидента. Пострадавшим оказана необходимая помощь. Создана правительственная комиссия для расследования происшедшего». В течение мая из 30-километровой зоны отчуждения вокруг станции были эвакуированы 116 000 жителей. Радиоактивному облучению подверглись почти 8,4 миллиона жителей Белоруссии, Украины и России.

К радиации привыкаешь

На аварийной Чернобыльской АЭС не делали фотографий. Не только потому, что запрещала цензура, но и по техническим причинам: из-за высокого уровня радиации пленка засвечивалась, снимки не получались. Все реальные картинки тех дней живут в памяти ликвидаторов. Более 600 000 человек из всех советских республик участвовали в ликвидации аварии. Среди них был и наш земляк — Николай Борисович Голенкевич. Это сейчас он  директор АО «ОРЭС-Владимирская область», а тогда ему было всего 22 года, и он только что вернулся со срочной службы.

В 22 года Николай Голенкевич отправился в Чернобыль на строительство железной дороги

Николай Голенкевич вспоминает:

— 8 мая вернулся со службы, через неделю пошел в военкомат вставать на учет, прошел традиционную медкомиссию. Сразу же после нее в моей карточке написали, что я готов к работе в условиях радиации. Хотели сразу же вручить повестку, но сжалились, узнав, что я из армии только что вернулся, отпустили на полгода домой. А в феврале я был уже в Киевской области.

Наш эшелон, укомплектованный еще в Муроме, разместили на ферме, примерно в 4 км от станции. Ощущение, признаюсь, было жутковатое. Дома стоят пустые, деревья с сухими яблоками. Не покидало ощущение, что пару минут назад здесь гуляли люди, а потом все внезапно куда-то исчезли. Поразили меня горы брошенных машин, которые привозились и сбрасывались в специальные «могильники». Я такого больше нигде и никогда не видел.

Не всю технику отправили в могильники, в некоторых местах лишь поставили знак радиации. Фото: fotovmire.ru

Мы занимались строительством обводной железной дороги. Вокруг станции была сеть железнодорожных путей, но после взрыва все было разрушено — мы восстанавливали.

Условия работы и отдыха были самыми что ни на есть спартанскими. Из 500 человек во всем батальоне нас, молодых парней, было немного. Большинство было значительно старше (по 30-40 лет). Среди нас были профессиональные железнодорожники, строители БАМа. Работали в три смены: восемь часов работаешь, затем восьмичасовой отдых, а затем снова на работу. И так круглосуточно. Работали в респираторах – дышать, особенно поначалу, было очень тяжело и непривычно.

Какая радиация на вкус, знают все ликвидаторы

Как ни странно, но к радиации привыкаешь. Уже через какое-то время ее начинаешь ощущать физически. Бывает, работаешь, и вдруг во рту — осознанный привкус оскомины. Это верный признак того, что уровень радиации повысился.

Обратная дорога домой была очень долгой – до Мурома добирались трое суток. Очень хорошо помню, что, как только выехали из зоны радиации, сразу у всех жутко разболелась голова. Каждый из нас тогда получил свою порцию…

В очередную годовщину со дня страшной аварии хочется вспомнить тех, кто уже не с нами. А тем, кто жив, пожелать здоровья. Таких техногенных катастроф больше не должно быть, дети и внуки не должны повторять нашу судьбу и ошибки.

Причина аварии – некомпетентность

Мир узнал о катастрофе не от Советского Союза. Первым публично забил тревогу утром 28 апреля персонал атомной электростанции в Швеции, зафиксировавший высокий уровень радиации. Подхваченные ветром радиоактивные материалы распространились по большей части Европы. Следы радиоактивности были отмечены в Китае, Кувейте, Исландии, Японии и США. Однако за рубежом только критиковали СССР, но никто не удосужился прислать помощь. Нужны были химические средства, чтобы отмывать стены, машины от радиации, нужен был йод, аппаратура, медикаменты.

Чернобыль 30 лет спустя. Фото:pp.vk.me 

До Чернобыля ничего похожего в мировой атомной энергетике не случалось. Было выдвинуто более 100 версий причины чернобыльской катастрофы. Но впоследствии все же пришли к выводу, что причина аварии —  недоработки в системе безопасности реактора, а также некомпетентность операторов. Они проводили тестирование и не были своевременно информированы о том, что их действия могут привести к взрыву.

Чернобыль стал уникальным местом на нашей планете, где, как никогда, проявились противоположные друг другу качества людей: разгильдяйство одних и героизм других. Одни умышленно умалчивали о катастрофе и ее последствиях, другие, обладая информацией о разрушительной силе радиации, несмотря ни на что, рисковали своими жизнями ради спасения планеты. Там, где отказывали машины, техника, люди продолжали работать.

Елена Середина

Фото из архива Н.Б. Голенкевича

Обсуждение 2

  • Светлана:

    Человек решил, что может ВСЁ! Однако вот такая беда!!! как жаль погибших, болеющих…и упаси нас от таких аварий в будущем.

  • Julia:

    Страшная катастрофа, отголоски которой еще долго будут

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение