Мне стыдно получать большую зарплату

Воспоминание об одном застолье

По одной фразе я понял, что он хороший человек. Он сказал: «Мне стыдно, что я так много получаю». Имелась в виду зарплата. Мы выпивали в «Молве». «Молва» (это было в середине 90-х) располагалась тогда в центре города, напротив ЦУМа «Валентина». Вечером туда тянулись все: журналисты, писатели, чиновники, люди искусства, милиционеры, отставные военные… Попадались редкие экземпляры: вертолётчик МЧС, фермер из Суздальского района, заходили и сумасшедшие.

Хороший человек с большой зарплатой был промышленник, работал в «РАСКО» — тогда ещё очень успешной компании. Он не занимался вплотную производством и технологиями, а был, наверное, по кадрам или по каким-то общим вопросам, не знаю. Положение его, скорее всего, объяснялось дружбой с генеральным. Дружил он и с главным редактором «Молвы» Евгением Скляровым, что и привело его вечером в редакцию. Почему зашёл разговор о деньгах, сказать наверняка нельзя, но, кажется, причина банальна: не хватило «горючего», надо было скидываться, а он, сделав широкий жест, полез за бумажником.

Бог с ними, с деньгами, важнее то, что товарищ этот сказал о своём стыде ИСКРЕННЕ. Поэтому я его запомнил. Человек в годах — что-то за пятьдесят, может быть, ближе к шестидесяти, выглядел он бледно и был болен. Может, диабет, может, сердце, врать не буду. И вот он говорит: столько людей нуждаются, бабушки по помойкам рыщут, пенсии задерживают (тогда и впрямь задерживали, отчего старики перекрывали дороги во Владимире), а я хорошо получаю — мне стыдно. И он сказал, сколько он получает.

Мы тогда не привыкли ещё к большим «вилкам». Коллеги, делающие одно дело, не особо разнились в зарплатах. У Склярова, к примеру, доход был на уровне его журналистов, может, незначительно выше. Не ручаюсь за другие редакции, у нас так. Так вот, он называет сумму зарплаты (не по своей инициативе – мы тактично поинтересовались), и она оказывается, может, раз в 5-6 выше моей в должности зам. редактора. Хорошие по тем временам деньги, не спорю, но отнюдь не заоблачные, не по разряду нынешних топов крупных компаний. Нынешние над этим посмеялись бы. Но опять же не в бабках дело, а в отношении. Много, говорит, получаю. Стыдно, говорит.

Фамилию этого товарища я помню. Называть не буду: не уверен, жив ли, нет ли, да и нехорошо — разрешения же не спрашивал. Но вот фраза эта, и то, как он её говорил, — это запало в душу, это всё точно. Больше я такой фразы никогда ни от кого не слышал. И сам её не произносил.

Николай Лившиц

Фото: mds.yandex.net 

Обсуждение 2

  • зеленый клен:

    интригующее название материала…

  • Алексей Кирдяшев:

    «….но не (брать) он не мог. Он (брал), и ему было стыдно. (Брал) он постоянно, постоянно стыдился, и поэтому его хорошо бритые щёчки горели румянцем смущения, стыдливости, застенчивости и конфуза…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение