Владимир Безруков: «Проблемы здравоохранения поможет решить частная медицина»

Частная медицина - невостребованные резервы

Народная мудрость гласит: «Здоровье не купишь!». Но мы платим за него, отчисляя налоги в фонд ОМС или расплачиваясь лично. Второе гарантирует какой-то результат, первое — не всегда. Можно ли сделать рынок здоровья цивилизованным и создать систему, при которой человек получит помощь в любом месте, и если заплатит за это из кармана, то понимая точно, сколько и за что. О проблемных вопросах медицины «Призыв» поговорил с Владимиром Безруковым, экс-директором департамента здравоохранения администрации области, а сейчас руководителем региональной Ассоциации частных медицинских центров.

Стандарты и творчество

— Владимир Александрович, вы хорошо знаете ситуацию и в частной, и в государственной медицине. Многие наши земляки одну от другой отличают просто: частная — платная, государственная — бесплатная.

— Не соглашусь. В государственных медучреждениях хватает платных услуг, и попытки запретить коммерческую деятельность в здравоохранении остались давно в прошлом. Наличие полиса ОМС уже не служит гарантией оказания необходимого пациентам спектра диагностических и лечебных манипуляций. С другой стороны, есть частные клиники, предоставляющие отдельные услуги в системе обязательного медицинского страхования, то есть, в понимании людей, бесплатно. Поэтому провести четкую грань между платной и бесплатной медициной становится все сложнее.

— А в чём тогда отличие государственной и частной медицины, если не брать источники финансирования — бюджет или частного инвестора?

Проблемы государственной медицины заметны даже внешне. Здание Собинской поликлиники

— В организации процесса, в подходах, в бэкграунде, если хотите. Для большинства врачей  — отличие в перспективах и возможностях. У государственной медицины накопилось много проблем, а во Владимирской области они ещё острее из-за близости к Москве. Самая серьезная, с которой связаны все остальные, — это кадровый дефицит. Это низкий, не покрывающий реальных расходов тариф ОМС, из-за чего образуется многомиллионная кредиторская задолженность, парализующая лечебно-диагностический процесс. Это слабая, ниже уровня столичных медцентров материально-техническая база, не обеспечивающая современного уровня помощи. Я бы добавил сюда и социальный фон: предвзятое негативное, иногда просто оскорбительное отношение к врачам, приводящее к конфликтам, судебным тяжбам, иногда к необоснованному уголовному преследованию. Посмотрите, сколько «диванных аналитиков» с удовольствием обнажают проблемы и бичуют здравоохранение, не утруждая себя выработкой предложений. Но, несмотря на увеличивающееся государственное финансирование, кадровые встряски, затронувшие уже и федеральный уровень, качество и доступность медицинской помощи оставляют желать лучшего.

Медицину Владимирской области сотрясают скандал за скандалом.

— Врачи частных клиник чувствуют себя свободнее?  

— Свободнее в применении своих знаний и опыта, я бы сказал, творческого подхода. Ведь в государственном секторе идёт стандартизация медицины: работу врачей пытаются оцифровать, подогнать под стандарты и рамки, забывая о том, что медицина — это искусство. Во всяком случае, столпы врачебного дела советовали относиться к ней, как к искусству. Доктор имеет право на свой индивидуальный подход, этим всегда и отличались настоящие врачи. А сейчас коллег пытаются запихнуть в прокрустово ложе: есть стандарт лечения, вы должны его выполнить. И работа оценивается не по результату, а по тому, соблюдён ли стандарт.

— Условно говоря, если врач провёл определенное количество стандартных манипуляций – он молодец. А то, что пациенту лучше не стало, – это уже частности? 

Тенденция последнего времени — регламентировать каждый шаг врача. Фото: i.mycdn.me

— Что-то вроде того. Между тем нормирование и стандартизация всего и вся — это отнюдь не идеальная стратегия в такой динамичной и сложной системе, как медицина. Кроме того, есть вопросы к самим стандартам: кто их устанавливал, кто решил, что должно быть так и не иначе? В них есть много странного и непонятного, они очень быстро устаревают. Вот недавно одна из  клиник при лицензировании приобрела 40 шин Беллера. Это такие железные конструкции, на которых висит нога человека, получившего перелом, внизу — грузики: в старых фильмах такое можно увидеть. Такой методикой лечения никто не пользуется лет двадцать. Сейчас кости скрепляются пластинами, всё это сразу мобилизуется, конечность фиксируется, никакие шины Беллера не нужны, но в стандарте оснащения они есть. Их купили, они лежат на складе, ржавеют. И таких примеров много. Так что стандартизация, скажем мягко, очень спорная штука.

— Знаете, это очень тонкая материя — стандартизация и творчество. Не только в медицине спорят по этому поводу, в журналистике, к примеру, тоже. Мне кажется, плоха любая крайность: в одном случае это превращение человека в функцию, в другом — неконтролируемость и, возможно, безответственность.

— Чаще приходится наблюдать первую тенденцию. И повлиять на этот негативный процесс в рамках государственной медицинской организации очень сложно, ведь формально стандарт выполнен. Стандартное обследование — стандартный диагноз — стандартное лечение. В частной клинике процессы менее заформализованы, есть возможность проведения дополнительных, не входящих в стандарт методов диагностики и лечения. Естественно, при условии согласия пациента. Во многих случаях, обращение в частный центр — единственный выход из тупиковой для пациента ситуации, когда не удается установить диагноз или лечение не дает результата. Знаете, в ходе операции даже опытнейший хирург всегда стоит перед выбором — сделать то, что он считает нужным или лучше не рисковать? При частной практике врач в большинстве случаев чувствует себя более защищенным и свободным. А по поводу отсутствия контроля и связанных с этим потенциальных рисков могу сказать, что частнопрактикующий врач с плохой репутацией долго не проработает.

Барьеры и сотрудничество

— Вас послушать, получится так: государственное здравоохранение — проблемная сфера, там врачу трудно, частная медицина — свободная зона, где врачу вольно и легко. Почему же не все ещё перетекли к частнику?

Оснащённость и уровень сотрудников владимирских частных клиник позволяют работать в интеграции с государственной медициной.

— Ну, я не говорил, что там вольно и легко: врач — профессия сложная, трудная и ответственная, и желающих поконтролировать хватает везде. В частном сегменте — своя специфика, там нет понятия «небольшой, но гарантированный оклад», чтобы заработать, надо на совесть потрудиться. Репутация, авторитет, востребованность — это нарабатывается годами. Кроме того, это всё-таки две разные весовые категории — государство и частники, и я бы ни в коем случае не хотел как-то их противопоставлять. Наоборот, на мой взгляд, частная медицина могла бы играть роль подспорья, дополнительного резерва для общей системы здравоохранения. Ведь посмотрите, в медучреждениях Владимирской области дефицит кадров. Их ищут, приглашают из других регионов. Между тем здесь, в частных клиниках области, трудятся около 1000 специалистов с высшим и средним медицинским образованием. И их возможности в общей системе практически не используют, не задействуют. Наоборот, существующие административные барьеры значительно усложняют процессы интеграции.

Раньше нагрузку на поликлиники снижали медицинские сотрудники на предприятиях и в организациях, в образовательных учреждениях. Теперь эта система нарушена.

— Что вы имеете в виду?

— Слышали выражение «прикреплённое население»? Человек должен быть приписан к одной поликлинике по месту жительства. А если там нет врачей, если очереди к специалистам на месяц вперед? Когда внедрялась система ОМС, всем говорили: с полисом можно получить помощь в любом медучреждении. На деле — нет, нельзя. Хочешь получить услугу в другом месте (например, в частной клинике) — открепись сначала в своей поликлинике, прикрепись к желаемой, и только тогда появится формальный повод для финансирования по линии ОМС. Но ведь такая система не учитывает интересы пациента, и вряд ли она позволит закрыть дефицит специалистов. Ещё один придуманный барьер — «электронная очередь». Как бы благое дело, которое должно облегчать запись к врачу «из дома», а на деле оборачивается просто невозможностью это сделать. Ну, или еще одно «великое изобретение» — направление. Даже в частных клиниках врачи, пришедшие из общегосударственной системы, долго не могут привыкнуть, что пациент без направления, а по собственному желанию может сделать какое-то исследование, сдать анализы. Все эти барьеры появляются не от хорошей жизни, и они приводят пациента в платную клинику. Так давайте с помощью частной медицины часть этих барьеров снимем. Пусть у пациента будет право на выбор, который в дальнейшем не осложнит ему жизнь.

— Ну и как же прекратить это бодание за пациента? Точнее, не за пациента, а за деньги ОМС?

«Прикреплённое население» вынуждено ходить в свои поликлиники, где зачастую просто не хватает нужных специалистов

— Нужен другой подход. Москва, например, подобные границы снимает. Там есть специальные программы, когда пациент может в другую поликлинику (и частную тоже) перейти, не открепляясь от своей, и пройти обследование, диспансеризацию, получить нужную помощь. Я за два года работы в департаменте здравоохранения столицы на многие системные вещи посмотрел по-другому. Там активно работает «горячая линия» по обезболиванию, в случае обращения на которую к любому человеку, из любой точки мира приехавшему в Первопрестольную, хоть в квартиру, хоть в гостиницу, хоть на улицу придет врач и сделает нужный укол. Москва эту проблему давно решила.

— Мне давали совет: заболел — поезжай в Москву. Там хоть на Курском вокзале обратишься за помощью – окажут, а если надо, положат в больницу. Я думал, это шутка, анекдот. Оказывается, нет.

— Нет, не шутка и не анекдот, это серьезная работа по организации системы оказания помощи. И наладить эту систему без резервов, имеющихся в коммерческой медицине, невозможно. Не только в Москве подходы в оказании медицинской помощи более гуманные, в ряде субъектов тоже есть понимание, что нужно использовать все имеющиеся ресурсы. Что-то лучше у частников, что-то лучше у государственных учреждений, где-то у кого-то недочёты — я думаю, правильно, если мы рука об руку будем эти вопросы решать, а не как сейчас.

Пациенты голосуют рублём

— Но при этом часть денег, которые сейчас идут в государственные медучреждения, пусть и за скверное обслуживание, скандалы в очередях и прочие «прелести», уйдет частникам. Вряд ли бюджетные организации этому обрадуются.

— При существующем подходе они всё равно уходят, эти деньги. В системе ОМС финансирование не получают — его зарабатывают, нет пациентов — нет денег. Нет врача на приеме — больница потеряла часть финансирования. Нет хорошего врача в области, а по некоторым специальностям такая ситуация не первый год существует — область отправляет деньги в соседний регион. 2 миллиарда рублей в год уходит из Владимирской области на оплату лечения за ее пределами, 5 лет — 10 млрд. Если бы эти миллиарды остались здесь, естественно, это могло бы повысить тариф на оказание помощи внутри области. Тут уже не важно, государственный сектор или частный смог создать условия для того, чтобы средства не ушли. И я уверен, что частная медицина могла бы здорово помочь государственному здравоохранению закрыть существующие бреши, выравнять дисбаланс, сохранить деньги, предоставляя эти услуги на территории области. Людям тоже было бы удобнее: не надо никуда ехать, тратиться. Тем более что иногда «халявность» таких поездок очень условная. У меня знакомый отправился в федеральный медцентр, вернулся счастливый: попал, говорит, без очереди, две недели лечили, операцию сделали, денег не взяли. «Что, вообще ни копейки?» — удивляюсь я. «Ничего, — подтверждает он. — Только когда на выписку готовили, доктор сказал: оперировали тебя на роботе, а его обслуживать надо — запчасти нужны, расходники… В общем, 350 тысяч рублей дал. Но это же не за лечение. Это же на робота». На полном серьёзе. И наши пациенты свой выбор уже сделали, цифры статистики это подтверждают. Если несколько лет назад доля сектора частной медицины во Владимирской области составляла не более 15% от всего объема амбулаторной помощи, то сейчас — около 40%. Число частных медцентров с филиалами, включая стоматологию, увеличилось до 300. Многие мои знакомые, да и ваши, наверное, тоже, предпочитают в случае необходимости сразу обращаться к частникам.

2 миллиарда рублей в год уходит на оплату лечения за пределами Владимирской области.

— Хорошо, но частные клиники – это всё же первичный приём. Больницы ведь всё равно государственные.

— Почему же? Во Владимире уже есть частный хирургический стационар. Гинекология, травматология, урология, проктология, абдоминальная хирургия, сосудистая хирургия, спинальная хирургия — помощь по этим направлениям уже оказывается. Может быть, удивлю вас, но сюда  приезжают оперировать московские, питерские, нижегородские хирурги высочайшего класса. Это позволяет сократить число местных пациентов, ищущих достойной помощи за пределами Владимирской области, и, сверх того, привлекает к нам в рамках медицинского туризма жителей других субъектов России. Можно утверждать, что с появлением этого частного стационара в центре Владимира меняется вся конфигурация регионального медицинского бизнеса. Департамент здравоохранения знает о работе центра и, думаю, будет заинтересован включить его в общую систему.

— В последнее время идёт вливание огромных сумм в государственное здравоохранение. В прошлом году, я знаю, финансирование отрасли в регионе по нацпроекту составило около 20 миллиардов рублей. Может быть, это настолько оздоровит ситуацию, что и частники не понадобятся?

Частный стационар Владимира оборудован по последнему слову техники

—  Эти деньги только кажутся большими, но нужно понимать реальные потребности. В 2010 году — я тогда ещё не руководил облздравом — Минздрав начал формировать программу модернизации здравоохранения и запросил информацию с мест: где нужно привести в порядок поликлиники и больницы, какое оборудование закупить и поменять, и т.п. С учетом строительства нескольких новых учреждений и ремонта всех существующих, а также доведения табеля оснащенности до норматива реальная потребность по региону составила 500 миллиардов рублей. Нам в итоге на всю программу дали 6,5 миллиарда, мы сумели провести частичный ремонт в 65 учреждениях — какие-то отделения,  отдельные этажи и помещения, поскольку понятно: дали-то в сто раз меньше, чем нужно… Сейчас тоже говорят про немыслимые вливания, на самом деле они кардинально изменить ситуацию в отрасли не могут. А потом представьте: рядом с современным, оснащенным по последнему слову техники частным медицинским центром строится такой же, но государственный. Будут в нём оказываться платные услуги? Конечно! Ну и какая разница, с точки зрения пациента, кому платить? Рациональнее, на мой взгляд, создать такие условия, когда государство хотя бы частично возмещает гражданам средства, затраченные на лечение в частном секторе при отсутствии возможности получить помощь в государственном звене.

— То есть вы считаете, что частная медицина всё равно необходима для решения проблем здравоохранения?   

— Интеграция частной и государственной медицины неизбежна и будет происходить вне зависимости от чьей-то позиции и мнения. Смогут ли власть предержащие направить этот процесс в цивилизованное русло, обеспечив при этом приоритет интересов пациентов, пока большой вопрос. Нынешние административные барьеры, низкий уровень доходов населения и потребительский менталитет, сформированный за долгие годы, оптимизма, честно скажу, не прибавляют. Но потребность людей получать медицинскую помощь качественно, быстро, удобно — очевидна. Надеюсь, что совместный результат работы в рамках государственно-частного медицинского партнерства будет приносить ощутимую пользу уже в ближайшей перспективе. По-настоящему ценными инвестициями являются только  наши инвестиции в здоровье. Это данность, от этого не уйдёшь.

Николай Лившиц

Фото «Призыва»

Обсуждение 7

  • вас:

    я в замешательстве…мудро.

  • Николай Лившиц:

    Мудро-то мудро, но это только начала разговора, я надеюсь. Потому что у многих владимирцев есть негативный опыт общения, в том числе, со специалистами частной медицины — это раз. Бывают ситуации, когда врачи работают и в государственной, и в частной медицине, используя первую как нишу для набора клиентуры — это два. В-третьих, есть объективный фактор: денег, идущих по ОМС, больше их не становится. В-четвёртых, есть проблема освоения средств государственной медициной: главное, сейчас использовать, а прогнозы на завтра не строятся. Или вот: возводятся новые здания (а это огромные деньги), а имеющиеся передаются частникам (пример — Городищи)… Хотя, конечно, в плане организации медпомощи, интеграции всех ресурсов — тут всё верно, споров нет. Мы пригласили Владимира Александровича принять участие в программе «Разговор на двоих». Это видеоформат. Там эти темы и поднимем.

  • Полина Тарбеева:

    мы с детьми ходим в частную клинику, но не потому, что там врачи лучше, просто быстро… прадва дорого

  • Ассоль:

    Грустно все… Мы молодые заработаем себе на лечение. А стариков жалко. У них нет выбора…

  • Авдотья Васильевна:

    Мы все больше приближаемся к европейскому обществу с частной медициной. Правда они платят непосредственно когда лечение и докторам по необходимости, а мы еще и государству ежемесячно. Если уж государственная медицина настолько ужасна, так уберите ОМС и все мы будем жить по страховками и обращаться в частные клиники. Двойная переплата какая-то.

  • Почему государство тратит такие средства и не может выстроить подобную структуру работы? Миллиарды тратятся впустую, закупки идут уже по завышенным ценам. Главные врачи ничего с этим сделать не могут. есть ведь опыт у нас в стране, изучите, посмотрите как это работает, сделайте так же.

  • Владимир:

    Минздрав сам должен мониторить цены хотя бы на дорогое оборудование. У нас не так много производителей (перекупщиков больше). А Минздрав спустил это все на главврачей, дали нишу коррупции, а сейчас врачей сажают. Чиновников нужно сажать, а не врачей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение