Николай Басаргин: «везучий» декабрист из Владимирской губернии

195-летию Восстания декабристов посвящается

В этом году в России отмечают 195 лет со дня восстания декабристов. Руководители первых революционных организаций в России 14 декабря 1825 года решили совершить в стране переворот. Декабристы были противниками крепостного строя, произвола и царской тирании. Судьба восстания известна: оно было подавлено, а его участники сурово наказаны. Среди декабристов оказалось немало выходцев из Владимирской губернии или тех, кто так или иначе был связан с нашим краем. Этим удивительным людям, по словам Александра Герцена, «кованным из чистой стали», и будет посвящен цикл статей. Первая из них повествует о Николае Васильевиче Басаргине (1799 – 1861). Это единственный декабрист-владимирец, которому «повезло», он дожил до амнистии, вернулся из Сибири и умер недалеко от родных мест.

«Бил баклуши в деревне у отца»

Член Южного общества декабристов Николай Васильевич Басаргин родился во Владимирской губернии в семье небогатого помещика, который располагал «материальными средствами самыми ничтожными». Он имел в селе Михейцеве Покровского уезда Владимирской губернии 56 душ, и в Венёвском уезде Тульской губернии — сельцо Ожевка, которое в 1816 году перешло в наследство будущему декабристу. Воспитанием и образованием сына занималась его мать, Екатерина Карловна, урожденная Бланк, дочь известного архитектора. Когда мальчику исполнилось 14 лет, Екатерина Карловна умерла.

Деревня Михейцево Петушинского района. Фото: useland.ru

«Три лучших года юности я, как говорится, бил баклуши у отца в деревне, — вспоминал декабрист. — Он был человек пожилой, чрезвычайно добрый, но с устарелыми помещичьими понятиями и считал образование скорее роскошью, чем необходимостью. Я сам, уже достигнувши 17-летнего возраста, должен был позаботиться о том, чтобы сделать для себя что-нибудь годное».

В один из осенних дней 1816 года Николай сообщил отцу о своем желании отправиться в Москву, чтобы поступить там в институт. Отец не отговаривал юношу, дал ему немного денег и пожелал успеха на избранном пути, не подозревая, что этому не суждено будет сбыться.

Первые университеты

Приехав в Москву и оценив материальную сторону жизни, Басаргин рассчитал, что отпущенной отцом суммы денег при строгой экономии ему хватит на год-другой, и решил поступить вольнослушателем в Московский университет, чтобы «потом держать экзамен». Юноша произвел благоприятное впечатление на ректора Ивана Андреевича Гейма, крупного знатока истории и статистики, и получил разрешение посещать лекции. Однако вскоре он встретился с генералом Александром Алексеевичем Тучковым, который настоятельно советовал ему поступить в Московское учебное заведение для колонновожатых. Возглавлял училище генерал-майор Николай Николаевич Муравьев.

Николай Николаевич Муравьев, открывший Московское учебное заведение для колонновожатых. Отец декабриста А.Н. Муравьева

«Добрый Тучков, — вспоминал Басаргин, — по просьбе моей согласился охотно сам представить меня генералу Муравьеву». Так Басаргин стал воспитанником одного из лучших военных учебных заведений России, где царила атмосфера доверия, товарищества и равенства независимо от материального состояния. Школа генерала Муравьева была прогрессивным учебным заведением, из ее стен вышло 23 будущих декабриста.

В первый год обучения Басаргин выполнил съемку Подмосковья в масштабе 100 сажен в дюйме, изготовил 20 планшетов, иными словами, картировал около сотни квадратных верст. Сюда вошли такие населенные пункты, как Архангельское, Останкино, Царицыно, Верхние и Нижние Котлы. Во время съемки открылась картина тяжкого угнетения, нищеты и бесправия крестьян, что и явилось впоследствии причиной вступления будущего офицера в члены тайного общества.

«Свободное от службы время на умственное и нравственное самообразование»

В 1819 г. Басаргин выдержал экзамен на чин офицера Генерального штаба. Год он преподавал в училище для колонновожатых, а затем был назначен во Вторую армию, штаб которой располагался в местечке Тульчин Каменец-Подольской губернии. Довольно скоро Басаргин вошел в круг молодых офицеров, которые, собравшись вместе, рассказывали друг другу о прочитанных книгах, обсуждали происходившие в мире и в России события.

«Направление этого общества было более серьёзное, чем светское или беззаботно веселое, — писал в своих мемуарах Басаргин, — не избегая развлечений, столь естественных в летах юности, каждый старался употребить свободное от службы время на умственное и нравственное самообразование».

Павел Иванович Пестель

Этот дружеский кружок впоследствии и составил ядро Южного общества декабристов. Особое влияние на Басаргина оказал его старший товарищ Пестель. «Павел Иванович Пестель, — вспоминал Басаргин, — был человек высокого, ясного и положительного ума. Будучи хорошо образованным, он говорил убедительно, излагал мысли свои с такою логикою, такою последовательностью и таким убеждением, что трудно было устоять против его влияния. С юных лет посвятив себя изучению и обсуждению политических и общественных вопросов, он в особенности был увлекателен, когда рассуждал об этих предметах».

Причину возникновения тайных обществ Басаргин видел в том, что правительство не выполнило своих обещаний, данных в грозное время Отечественной войны 1812 г., и вместо воли, земли и свободы создало военные поселения. Следует отметить, что ни командующий 2-й армией, ни начальник Главного штаба не только не препятствовали, но, напротив, даже поощряли «серьезное направление, которому следовала тульчинская молодежь».

Не участвовал, но наказан

В 1824 году Басаргин женился на юной и образованной княжне Марии Михайловне Мещерской, которая разделяла его взгляды. Однако счастье оказалось недолгим, она умерла при родах в августе 1825 года, что сильно потрясло Николая Васильевича, отчего у него даже отнялись ноги. В октябре он, взяв отпуск, уезжает во Владимир к брату, поэтому не принимает участие в мятежных действиях.

Возвращаясь в Тульчин, Басаргин узнал о разгроме восстания, а в Бердичеве встретился с арестованным Пестелем. В первых числах января 1826 года Басаргина арестовали и отправили в Петербург. Еще находясь в Тульчине, Басаргин имел возможность бежать, ему кто-то подложил в ящик письменного стола французский паспорт, но он не воспользовался этой возможностью.

Николай Басаргин. Миниатюра неизвестного художника 1820-х годов

После первого допроса Басаргина заключили в Кронверкскую крутину Петропавловской крепости. В июне он прислал императору Николаю I письмо, в котором изъявлял раскаяние, но на это ему было объявлено, что участь его зависит от суда. На основании донесения следственной комиссии, гласившего, что поручик Басаргин «участвовал в умысле на цареубийство согласием, участвовал в распространении тайного общества принятием одного члена», Верховный уголовный суд отнес Басаргина ко 2-му разряду преступников и был приговорен 10 июля 1826 года, по лишении чинов и дворянства, к ссылке в каторжные работы на 20 лет, с переводом затем на поселение. 22 августа 1826 года срок сокращен до 15 лет.

«Мы, — вспоминал Басаргин, — так еще были молоды, что приговор наш к каторжной работе в сибирских рудниках не сделал на нас большого впечатления. Правду сказать, он так был несообразен с нашею виновностью, представлял такое несправедливое к нам ожесточение, что как-то возвышал нас даже в собственных наших глазах. С другой стороны, он отделял нас от прошедшего, от прежнего быта, от всего, что было дорого нам в жизни, что необходимо вызывало в каждом из нас все силы нравственные, всю душевную твердость для перенесения с достоинством этого перехода».

Тяжелая острожная жизнь

7 марта 1827 года Басаргин был доставлен в Читинский острог, где и встретился с другими декабристами-владимирцами — Одоевским, Мухановым. Надо было приспосабливаться к новым условиям жизни. Местные жители старались как-то помочь узникам. «Я, — писал Басаргин, — до сих пор храню как драгоценность медную денежку, которую я взял у нищей старухи. Она вошла к нам в избу и, показывая нам несколько медных монет, сказала: «Вот все, что у меня есть; возьмите это, батюшки, отцы наши родные. Вам они нужнее, чем мне».

8 ноября 1832 года срок каторги Басаргину был сокращен до 10 лет. Николай Васильевич освобожден указом 14 декабря 1835 года и обращен на поселение в г. Туринск Тобольской губернии, куда прибыл 17 сентября 1836-го. В 1837-м ему было отведено 30 десятин земли в Коркинской волости, 2 декабря 1841 года разрешили перебраться в г. Курган Тобольской губернии.

Дом декабриста Н.В. Басаргина в Туринске (ныне «Дом традиционных промыслов и ремёсел»). Фото: avtravels.ru

К этому времени Басаргин вторично женился на дочери подпоручика туринской инвалидной команды Марии Елисеевне Мавриной (1821—1846). Декабрист И.С. Повало-Швейковский уступил им свой дом в Кургане, а сам стал жить во флигеле. Николай Васильевич активно участвовал в просветительской деятельности, интересовался делами Курганского уездного училища, бывал в нём. У него установились дружеские отношения с жителями города. Но материальное положение семьи Басаргина было бедственным. Потеряв новорожденного сына, Мария Елисеевна ушла в Екатеринбургский женский монастырь, но через несколько месяцев вернулась к мужу.

Новая служба и новый брак

7 января 1846 года по просьбе брата Александра Николай Васильевич получил разрешение вступить в гражданскую службу в Сибири канцелярским служителем 4-го разряда. В мае 1846 года он переехал из Кургана в Омск, где был зачислен писцом 3-го разряда. В Омске Басаргин познакомился с семьей Менделеевых. Его дружба с Ольгой Ивановной (1815—1866) — сестрой великого русского ученого-химика — переросла в большую любовь. Она была ранее замужем  за Ялуторовском купцом Иваном Петровичем Медведевым, который умер 4 января 1842 года. Басаргин также схоронил свою вторую жену и в марте 1847-го венчался в Омске с Ольгой Ивановной.

Фото Ялуторовского музея декабристов

7 февраля 1848 года он был переведен на службу в Ялуторовский земский суд. Жизнь начала налаживаться. Басаргин вместе с Е.П. Оболенским купили мельницу на Тоболе в семи верстах от Ялуторовска. Управление ею Басаргин взял на себя.

Живя в Сибири, Басаргин стал собирать материалы по экономике края. Одновременно он изучал быт староверов (старообрядцев), переселившихся сюда из районов русского Севера. «Сибирь, — отмечал декабрист, — на своем огромном пространстве представляет так много разнообразного, так много любопытного, и ее ожидает такая блестящая будущность, если только люди и правительство будут уметь воспользоваться дарами природы, коими она наделена, что нельзя не подумать и не пожалеть о том, что до сих пор так мало обращают на нее внимания».

Бюст Басаргина в Ялуторовске. Фото: otzovik.com

Возвращение на родину

Тем временем в Петербурге произошли важные события. 26 августа 1856 года был опубликован коронационный манифест императора Александра II, который разрешал декабристам вернуться в Европейскую Россию (кроме столиц). Как и большинство декабристов, Басаргин долго колебался, прежде чем принять решение. Наконец желание увидеть родные места пересилило.

Весной 1858 года Басаргин обосновался близ Владимира, где приобрел имение Вареево в Покровском уезде. Впоследствии, благодаря хлопотам Дмитрия Ивановича Менделеева, они получили разрешение на въезд в обе столицы, поближе к врачам: здоровье его резко ухудшалось. 3 февраля 1861 года, не дожив 16 дней до отмены крепостного права, декабрист скончался. По поводу его смерти Александр Герцен писал в «Полярной звезде»: «Еще один из наших старцев сошел в могилу — Николай Васильевич Басаргин. Правительство и его взыскало своей милостью. На похороны московский обер-полицмейстер послал переодетого квартального и четырех жандармов. У родственников покойного тайная полиция делала обыск. А как не выкрадывайте истицу, историю вам не украсть».

Могила Николая Басаргина на Пятницком кладбище в Москве. Фото: d1825.ru

Главный научный труд Басаргина «Записки» принадлежат к лучшим произведениям декабристской литературы. В них особо отмечено исключительное значение нравственной стороны первого революционного движения против царизма, участники которого посвятили «себя на пользу Отечеству, ни во что не ставя личную опасность и грозящую невзгоду в случае неудачи или ошибочного расчета». Басаргин подчеркивал, что они, последователи новых идей, отдавали себе отчет, сколь мало их по сравнению с теми, кто предпочитал всему личные выгоды и занимал высшие должности в государстве. И тем не менее они «с увлечением и (почему не сказать) с ошибочною надеждою вступили в тот путь, где должны были пасть в неравной борьбе и сделаться первыми жертвами».

Фото: contragents.ru

«Записки» Басаргина пронизаны глубокой любовью к русскому народу, который «так мало думает о своем достоянии, о своей жизни, когда дело идет об Отечестве». В них содержится множество этнографических и географических материалов, которые по-прежнему сохраняют историческую и научную ценность.

Подготовила Татьяна Лысова

Заглавное фото: d1825.ru

Обсуждение 5

  • Антошка:

    Странно, что у нас в городе и области никак не сохраняется память о декабристах. Есть улицы Куйбышева, Павлика Морозова, Воровского… А Басаргина или Одоевского нет

  • Дарья Ермолина:

    Интересная и тяжелая судьба…Очень познавательный материал! Спасибо автору!

  • Полина Тарбеева:

    Мы посмотрели сначала художественный фильм пр декабристов, потом два документальных.. интересно было узнать и эту историю. Спасибо

  • вас:

    жаль, что город не имеет улицы Басаргина — звучит неплохо

  • Жанна:

    Спасибо! очень интересно)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение