Во Владимирскую область могут вернуться вытрезвители

Хорошо забытое старое поминается с ностальгией

А поутру они проснулись… Вытрезвители возвращаются. Недавно Госдума РФ в первом чтении приняла законопроект о необходимости работы таких учреждений. Гуманисты 90-х считали, что вытрезвители нарушают права человека: ты ничего противозаконного не сделал, а тебя за решётку. Но учитывая, что в других сферах жизни права человека — понятие почти отвлечённое, то почему питейное дело должно стать их оплотом? В этом выпуске «Бредешка» его автор Николай Лившиц рассуждает о заведениях, в которых, слава богу, не был, но от которых, как от тюрьмы и сумы, не зарекается. Смотрим!

Расшифровка программы:

Иду по площади Ленина перед ДК городским – впереди мужчина. Обычный мужик, не бомж. Но пьяный. Запнулся – лицом в булыжник хлоп! Лежит. А мороз. Градусов десять, наверное. Я его давай поднимать. Кое-как вытянул, он тяжелый, зараза, чего-то мычит. Спрашиваю его: «Сам дойдёшь?». Он башкой кивнул. Я его оставил, дорогу перешёл. Обернулся — сидит у киоска Роспечати. Просто на булыжниках. И никто ему не поможет, потому что акт человеколюбия – это нарушение его личных прав.

Недавно Госдума в первом чтении приняла законопроект о возрождении вытрезвителей. Эти заведения ликвидировали как класс в 2011 году, но во Владимире борьба с ними началась ещё раньше, насколько я помню, в конце девяностых. Тогда прокурором города был Николай Иванович Панин, ныне покойный. Большая умница, настоящий законник, но против вытрезвителей он выступал, и мотив был такой, что они нарушают права граждан. Человеку ограничивают свободу, хотя он ничего противозаконного не делал. Он не хулиганил, не бузил, не нарушал общественный покой, а просто отдыхал в кустиках или где-то в подворотне, а его под микитки за решётку, и штраф в зубы.

Скорее всего, убрали вытрезвители всё-таки по другой причине — несколько ведомств не смогли договориться, к кому эти заведения отнести. Вроде бы не больница, но с врачами; вроде бы не полиция, но с людьми в погонах – как без них пьяных скрутишь? Скорее всего, эти противоречия и были причиной, но мне запомнился аргумент о правах человека в силу его экзотичности на наших родных просторах. Как некое отвлечённое понятие термин «права человека» употребляется часто, но так, чтобы из-за этого кутузки закрывали, – это впервой.

И как ни странно, минусы от закрытия вытрезвителей почувствовали сами обладатели защищённых прав. То есть раньше напившийся до состояния риз имел хоть какую-то гарантию, что его не бросят, как собаку, погибать на морозе. Понятно, были перегибы, порой забирали слегка пошатнувшегося гражданина (существовал план по штрафам, особенно под конец месяца), но реально спасали и тех людей, которые могли погибнуть. Я буквально на днях разговаривал с одним владимирским старожилом по «этому делу», и он, не скажу, что с ностальгией, но довольно весело рассказывал, где во Владимире содержали не в меру нализавшихся. Честно, я не знал, что таких мест было много. Это и здание на площади Победы, где сейчас «золотой дом» — областной суд. И на Георгиевской, у Старой аптеки. На Матросова, по соседству с нынешней «скорой помощью». Ещё какие-то точки он называл, плюс милицейские «обезьянники» — туда тоже «пьюшек» отвозили.

А сейчас – ну вот стою я перед этим мужиком на площади Ленина. Прав у него дофига. А попа, извините, мёрзнет, поскольку сидит на булыжниках, и сил её поднять нет. Что с ним делать? Самому тащить? Была охота! Да и не допру я такого кабана. Даже куда, не знаю — он адрес-то не промычит. «Скорую» вызвать? Кто поедет, да и зачем — в больницу его не возьмут, он не больной. Да и, по совести говоря, у нас сердечники-инсультники неотложку как манну ждут, а тут врачей на героя с правами отвлекать – не больно хорошо. Полицию вызвать? Та же песня. С другими вариациями. Он закон не нарушал: сидит тихо, булыжник греет, может, ему так нравится, может он отдыхает?

Я понимаю, что кто-то обязательно скажет: каждый человек сам решает – пить ему, не пить, и сколько пить. Голова на то и дана, чтобы думать, никто насильно в глотку не вливает. Это так. Но извините. Государство может без особых заморочек ограничить права личности в любой сфере, затрагивающей его, то есть государства, интересы: скажем, право проводить массовые мероприятия. А что, алкоголь или табак (по сути, разновидность наркотиков) — это та ниша, где права человека святы? Какая-то странная ниша. Поэтому пусть будут вытрезвители. Лежа на простыне пусть и в казённой кровати гораздо приятнее ощущать себя человеком, чем при минус десяти на камнях под киоском Роспечати.

Фото: ufaved.info

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Ваше имя (обязательно)

    Ваш телефон (обязательно)

    Сообщение