Требуется философ

Работа мечты появилась на бирже труда

«Для тебя работа» — знакомый написал. Посмотрел — правда. Вакансия: «Писатель-журналист (философия, история)». Тут всё моё и… не моё. Писатель? Ну какой я писатель — ничего не издал. Журналист? Так-то так, но — периферийный, с «привязкой к местности». Что меня роднит с философией? Книжный шкаф, полки библиотек, читательские выставки. Я потребитель трудов мыслителей, но совершенно кустарь в производстве трудов собственных. И то мелких — на злобу дня, на ситуацию, на локальное явление. Так же с историей. Проникаю в неё через книги, а настоящие учёные — сквозь толщу архивной пыли, через культурные слои археологических раскопов, поверх иссохших бумажных листов или берестяных грамот, или глиняных табличек.

Но работа, братцы, работа, — как такое чудо только появилось на виртуальной бирже труда, среди токарей и фрезеровщиков, менеджеров и IT-специалистов?! Писатель-журналист-историк-философ! Каждое слово, как грань алмаза, притягивает и манит. А место, а место работы — вслушайтесь только в названия станций метро, окруживших офис благословенных и высокодуховных работодателей, — Театральная, Чеховская, Охотный ряд… Остановите, я плачу. И выхожу.

Я мысленно преодолеваю этот путь — сворачиваю с шумной Тверской в нарядный Камергерский, где жили столько знаменитых писателей, артистов и музыкантов, что можно лишиться чувств, перечисляя фамилии. Я иду по Большой Дмитровке мимо дома Мясоедова, где потом была Московская контора Императорских театров, и где Лев Толстой общался с труппой Малого. Затем направо — в Дмитровский переулок, бывший Салтыковский… Где-то здесь и предлагают работу мечты. Четырехэтажный дом, XIX век, классика с чирьями кондиционеров на лице. Странное только название у работодателя — ООО «Подмосковное общество садоводов». Зачем садоводам – история и философия? Почему садоводы – в центре Москвы?

Камергерский переулок — на пути в работе мечты. Фото img5.arrivo.ru

Еще раз сверяю круг обязанностей: «Проведение интервью у ведущих деятелей философии и истории. Сбор и обработка материала, архивного в том числе. Написание и редакция статей (философия, история) для сайта и книги». Я готов — хоть завтра! Смотрю зарплату — от 70 до 110 тысяч. Хоть сейчас! Свободный график работы – боже, боже, где расписаться? Но…

Но — требования: образование желательно не ниже (аспиранты философских, исторических факультетов); опыт работы с архивами; опыт литературной и редакторской деятельности; опыт работы научным сотрудником — желателен. Всё мимо, мимо, мимо! «Спасибо, кончено. Прощай, Москва! Не видеть больше мне ни Чичкина, ни пролетариев, ни краковской колбасы…» Не в колбасе, впрочем, дело. А в том, что не подхожу я для этого Сиракузского общества садоводов с углублённым знанием философии ни по единому параметру. Кроме, пожалуй, одного — я делал бы эту работу лучше других. Лучше расстриг-аспирантов. Лучше худых очкариков с богатым архивным бэкграундом. Может быть, даже лучше заправских писателей, промявших пятыми точками массивные кресла. Потому что для них это рутина и рядовая вакансия, а для меня — открытие, шаг в новую жизнь, приобщение к высокому и возможность говорить с умными людьми, чьи исторические и философские мысли загадочным образом обогащают околостоличные земли, которые, надо полагать, и толкает «Подмосковное общество садоводов». Иначе откуда офис в семи минутах ходьбы от Кремля?

Дом Мясоедовых в Москве. Фёдору Шаляпину здесь отказали в работе. Фото dixinews.ru

Я не буду писателем-философом-историком. Но знаете, что утешает меня? В мясоедовский дом на Большой Дмитровке, уже тогда, когда его обжили рабы Мельпомены, в младые лета приходил устраиваться сам Фёдор Иванович Шаляпин. И его… не взяли. Мало того, что не взяли — его даже не приняли; после многочасового ожидания будущему великому певцу сказали, что управляющему с ним встретиться недосуг… Но Шаляпин-то хоть пришёл и внёс сей штрих в свою биографию. А я проделал этот путь мысленно. И даже не постучал в дверь. При отсутствии музыкального таланта, а тем паче статуса историка или философа, остаться у разбитого корыта – закономерный итог. Жаль только, что в исторических анналах не отразят то, что я топтался у парадного подъезда московского дома, но столичные анналы настолько забиты провинциальными соискателями, что грех их засорять ещё и собой.

Николай Лившиц

Верхнее фото: cs8.pikabu.ru

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение