Бондарчук-младший «осчастливит» нас очередным маньяком

Почему по ТВ 30 лет бегают убийцы и льётся кровь
По экранам нашего ТВ уже 30 лет бегают маньяки, льётся кровь, гремят выстрелы, а на улицах разбитых фонарей всё никак не ввернут лампочки. С искусством и высоким кино многочисленные сериалы, где обсасывается тема насилия, не имеют ничего общего. Но в доморощенную индустрию зла включаются даже именитые — Фёдор Сергеевич Бондарчук, например. Зачем всё это надо? О насилии на экране — автор программы «Бредешок» Николай Лившиц.

Расшифровка программы:

Один вопрос — зачем? Федор Бондарчук займется онлайн-сериалом о маньяке, убившем 11 детей. Такую новость прочёл в Интернете и подумал — зачем? Подлинная история. Невинные жертвы. Психопат-убийца. Он орудовал в Одинцовском районе Москвы, был садистом, совершал жуткие вещи. Его расстреляли в 1996 году. И теперь про это снимают кино. Нет слов.

Авторы 8-серийного кино про одинцовского маньяка успокаивают: мол, в центре внимания не убийца, а следователи, которые его разыскивают, и ребёнок-свидетель, чудом оставшийся в живых. Но вы что угодно делайте — суть одна: будет страх, насилие и мальчики кровавые в глазах. Если фильм про маньяка, одними берёзками в кадре не отделаешься. И главным героем всё равно окажется садист и выродок, поскольку всё крутится вокруг него и на нём завязано. Я уж не трогаю этический аспект: наверняка живы многие родители и родственники жертв. Зачем это трогать?

От темы насилия искусство и кино никогда не уйдут, поскольку инстинкт агрессии заложен в человеке, и его воплощение будь то в книге, в картине или на экране всегда вызывает сильные ощущения. Поэтому триллеры, боевики и фильмы ужасов так популярны. Но одно дело — художественный образ. Другое — пляска на костях.

В отличие от американцев наше кино эстетизировать насилие не умеет. До 90-х годов и задачи такой не было: даже с обилием фильмов про войну это было доброе кино, гуманное кино, где смерть — абсолютное зло, и её по возможности не показывали или преподносили как трагедию. Даже подвиг, даже героическая смерть — это всё равно жертва, восхождение, как у Ларисы Шепитько.

А в Голливуде после упразднения кодекса Хейса, запрещавшего сцены насилия (он принят в 1932 году, отменён в 1967-м) тему «обкатали» настолько, что смогли поднять до высоких художественных форм: у Тарантино, например, это развлечение, а у Тодда Филиппса в «Джокере» — философия (зло как ответ на социальную несправедливость). Учитывая то, что от гуманного кино мы отказались и бежим за Голливудом, не имея к тому ни почвы, ни ресурсов (тем более когда речь идёт о сериале), то фильм о маньяке, скорее всего, не войдёт в «золотую коллекцию».

И было бы ещё понятно, если бы за эту идею взялся неведомый никому Вася Пупкин, которому снимать надо для того, чтобы элементарно прокормиться, а здесь за дело берётся Бондарчук, никогда не бедствовавший. Это жаль ещё потому, что Фёдор Сергеевич мог бы, как и его отец, играть совершенно другую роль, более значимую. Ведь каждое время выбирает своих кумиров. В 60-е это были поэты, собиравшие стадионы, в 80-е – рокеры и юристы (все надеялись, что они придумают хорошие законы и жизнь наладится), а сейчас для молодёжи — рэперы, для старпёров — Михалков. А Бондарчук – относительно молодой, умный, современный и талантливый — продюсирует сериалы про маньяков. Как в мультфильме: «Царь, царь, а он заборы красит».

Но, впрочем, мелкотравчатость Бондарчука меня меньше волнует, чем то обстоятельство, что по экранам нашего ТВ уже 30 лет бегают маньяки, льётся кровь, гремят выстрелы, а на улицах разбитых фонарей всё никак не вкрутят лампочки. Ну, во-первых, сколько уже можно, надоело. Во-вторых, ещё в 70-е годы в США, а потом в 80-е в Австралии, Финляндии, Израиле и даже в социалистической тогда Польше проводились исследования на тему, как влияет экранное насилие на психику людей. И были однозначные выводы: да, влияет, и в реальном конфликте человек подражает виртуальным образам.

Я понимаю, что уже банальности говорю, какие-то общие места, но что делать, если дурдом продолжается. Главное, даже Тарантино, и тот меняется. «Однажды в Голливуде» — это же пуританский фильм, 6+. А наши упёрлись: либо «Ёлки», либо маньяки, либо «Ёлки», либо маньяки. А если про миллионеров что-нибудь снимут, то за лимузином и официантом с шампанским непременно будут торчать ёлка и маньяк.

Фото: ru.tokkoro.com

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Ваше имя (обязательно)

    Ваш телефон (обязательно)

    Сообщение