18+

Врача судят за смерть пациента от малярии

Инфекциониста обвиняют в халатности

Жительница Владимира Ирина Попова судится с врачом-инфекционистом шестой городской больницы. Два года назад в этой лечебнице от малярии умер её муж. В стационар Александр Попов поступил 16 ноября 2017 года. Накануне он приехал из Республики Ангола, где занимался горными работами. Мужчину госпитализировали с высокой температурой и желудочно-кишечным расстройством. В инфекционном отделении пациента лечили от обычного гастроэнтероколита. В итоге через несколько дней он умер в реанимации.

Александр Попов заразился малярией в Африке. Фото из личного архива семьи

Сегодня в зале Ленинского райсуда его жена впервые за долгое время встретилась лицом к лицу с врачом, которого обвиняет в халатности. Вот уже два года Ирина пытается доказать, что, если бы инфекционист назначил её мужу необходимые анализы и провел должное лечение, он был бы сейчас жив.

Ирина Попова, потерпевшая сторона:

  • Так как со мной Митрофанова на тот момент отказалась разговаривать, я подходила к старшей медсестре и просила, чтобы обязательно провели анализ на малярию. Его прокапали, интоксикацию сняли, в пятницу он чувствовал себя намного лучше. И он сказал со слов врача: если в понедельник «горшок будет хороший», его выпишут.
  • А в субботу началось резкое ухудшение. 19-го числа в воскресенье его перевели в реанимацию. Я вызвала частную «скорую помощь», чтобы его госпитализировать в Москву, но, к сожалению, не успели. Его ввели в кому. 20-го он умер.

В тот ноябрьский день тяжелого пациента принимала Нина Митрофанова – врач с 43-летним стажем. Во владимирском инфекционном отделении она работает уже 17 лет. По словам врача, для лечения Александра Попова она приняла все необходимые меры.

На суде ответчик своей вины не признала.

Я всё назначила. И неприятно слушать, когда она (Ирина Попова. — Прим.ред) утверждает, что я её выгнала. Больной тогда сам был в состоянии отвечать на вопросы. Я не признаю своей вины. На малярию был назначен анализ. Подробно расспрошен эпиданамнез. Мы ставим диагноз на основании жалоб, осмотра, эпиданамнеза. И так как он прибыл из Анголы, назначаем анализы, – пояснила свою позицию Нина Митрофанова.

Общий анализ крови и биохимия – это всё, что у него брали, — парирует вдова.

По словам специалистов, при тропической малярии важное значение имеет раннее выявление возбудителя. Ведь при несвоевременной диагностике возможен летальный исход. Безусловным подтверждением диагноза служит обнаружение малярийного паразита при микроскопическом исследовании крови. Но умершему Попову не были даже назначены УЗИ брюшной полости и ФГДС.

Врач-инфекционист Митрофанова могла и должна была предвидеть опасные последствия, поскольку имела достаточный уровень, квалификацию, стаж и опыт работы. Она ненадлежащим образом исполнила свои профессиональные обязанности, проигнорировав имеющиеся у Попова объективные признаки малярии, на которые указывали как данные о его прибытии из Республики Ангола, так и жалобы больного на высокую температуру, боли в животе, жидкий стул, головокружение. Не проведя Попову диагностику по малярии, не назначив лабораторные исследования крови пациента в день его поступления в лечебное учреждение, не проведя лечебных мероприятий, которые возможно провести в данном инфекционном отделении, она допустила дефекты оказания медицинской помощи Попову. В результате чего утвердила неверный диагноз – гастроэнтероколит, — выступила с обвинительной речью прокурор. — Начали проводить лечение по неверно поставленному диагнозу. Лечение, которое могло бы спасти жизнь пациенту, здесь не проводилось. Противомалярийные препараты не назначались.

Правильный диагноз поставили только на вскрытии.

Заболевание было диагностировано лишь через два дня после смерти пациента патологоанатомом. Биологический материал умершего был отправлен в Москву на исследования. Столичные эксперты также подтвердили малярию.

Указанными действиями врача-инфекциониста Митрофановой обусловлено развитие у Попова генерализованной малярии и септического шока. В результате которых здоровью пациента причинён тяжкий вред, приведший к массивной тромбоэмболии ствола легочной артерии на фоне малярийной комы, что повлекло смерть пациента, — подчеркивает гособвинитель.

Самое обидно то, что препарат от малярии, который был всегда в наличии у мужчины из-за специфики работы, всё это время находился на его больничной тумбочке. Пациент не хотел заниматься самолечением и доверял профессионализму медиков.

Его супруга Ирина Попова не собирается добиваться реального срока для врача пенсионного возраста, не горит желанием отсудить у нее деньги за моральный вред. Женщина просто хочет, чтобы суд признал вину инфекциониста и ее халатность. Следующее заседание по этому делу пройдёт 1 ноября.

Ранее «Призыв» сообщал, что ковровская больница № 2 выплатит родственникам умершего пациента 1 миллион 300 тысяч рублей. Мужчина скончался после платной урологической операции.

Татьяна Данилова

Фото и видео «Призыва»

Обсуждение 2

  • Алекс:

    Да по полной программе эту корягу. Халатность и *** в чистом виде.

  • Марина Иванова:

    Митрофанова Н. — врач, не имеющий ни стыда, ни совести, ни чести. Именно она виновна в смерти Попова А. А. С ее стажем, специализацией и опытом надо знать Стандарты лечения и обследования лиц, прибывших с Африканского континента. Именно ее халатное отношение к выполнению своих прямых обязанностей привело к смерти дорогого нам человека

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение