18+

Весёлая и находчивая. С политикой не шутит

Как сейчас играют в КВН

КВН – это не что-то нафталиновое, что идет вечером по телику. Это популярная игра среди молодых — креативных, активных. Во Владимирской области жанр КВН достаточно хорошо развит, есть областная лига «Владимирская Русь», есть городские лиги. Мы поговорили  с представительницей муромской лиги КВН Валерией Булатовой. Она студентка 2 курса по специальности «менеджмент» муромского филиала Владимирского государственного университета. В КВН играет 4 года: за команды «Орел и Трешка», «СОМ», «Сейчас что-то будет». Так же курирует это клубное движение в своем вузе.

—  Все знают, как расшифровывается аббревиатура КВН — Клуб Веселых и Находчивых. А как ты для себя  расшифровываешь?

— Не задумывалась об этом, но для меня КВН – это точно не Клуб Веселых и Находчивых, а часть жизни, которая занимает очень много времени, нервов и  сил. И от которой я сильно кайфую. А вообще это клуб людей, которые хотят работать, которые умеют работать.

— Получается, что взамен потраченных сил, времени, нервов получаешь кайф. Что-нибудь еще, кроме кайфа, есть?  

— КВН учит жить. Ты общаешься с очень разными людьми, ты учишься с ними общаться, начинаешь разбираться в людях, искать к ним правильный  подход. Это очень важно в жизни.

— Когда ты только начала играть в КВН, наверняка это было сложно. Что побудило остаться и играть дальше?

— Моя дикая ответственность: если я что-то начинаю, то не могу это не закончить. Даже когда мы поняли, что мы — не самая лучшая команда, мы все равно вышли играть, были сложные репетиции. И в первой же нашей игре на школьной лиге КВН в Муроме заняли второе место.

 — Ты играешь уже четыре года. Чем КВН стал для тебя?

— На данный момент — моей работой, я — руководитель движения КВН в своем институте, курирую ребят, которые только начинают играть.  Сейчас я меньше играю сама, а, так сказать, воспитываю новое поколение. (Команда, которую курирует Валерия, заняла первое место в суперфинале Юниор-лиги «Владимирская Русь» среди подростковых команд  и скоро отправится в Анапу на Международный фестиваль детских команд КВНАвт.). А вообще это переросло в стиль жизни. И это очень круто помогает в жизни развиваться, как я уже говорила. Но сделать это своей профессией пожизненно — нет, я себя в ней не вижу.

— КВН напрямую связан с общественной жизнь, шутки должны быть злободневными, актуальными. Следишь за тем, что сейчас происходит в мире, читаешь новости?

— Нет, потому что ни про политику, ни про то, что сейчас происходит в мире, нельзя шутить. Ну, точнее можно, но потом по голове настучат.

— То есть — жесткая цензура?

— Она всегда была такой, то есть ниже пояса не шутить, про войну не шутить, про политику тоже не желательно. Хотя смотря про какую политику, конечно. Если речь пойдет об Украине, то тебе прилетит, а если, например, про то, что нам вводят санкции, а всем по фигу, то, пожалуйста.

— У нас же свобода слова.

— Не смеши, пожалуйста. Любая свобода относительна и имеет границы, и тут также есть свои границы, которые нельзя нарушать. Вот почему нам не смешно с КВН, который идет по телевизору.

— Насчет шуток ниже пояса. У Comedy Club этого с головой, и многим нравится.

— Если брать тот же Comedy Club, да, они стоят на пошлости, работают с минимальной цензурой. Если смотреть с морального аспекта, то это противно выглядит, очень противно. Я просто воспитана на шутках без пошлости, так как начинала играть в школьной лиге, где это было запрещено. И когда потом мы перешли во взрослую лигу, то уже сторонились таких шуток. Да, ты понимаешь, что это многим  нравится, это «зайдет», но ты такая — нет, я против этого. И не хочу, чтобы потом говорили: да они выиграли только из-за пошлости. Это не красиво. Да и не смешно лично мне.

— А когда еще тебе бывает не смешно?

— Каждый раз перед игрой. Потому что существует такая вещь, как редактура. И если вырезается весь материал, наступает момент опустошения: у тебя завтра игра,  а нет половины сценария. И сил на то, чтобы его писать, тоже нет. Ты чувствуешь, что это провал, чувствуешь себя полным неудачником. Но потом в голове что-то щелкает, понимаешь, что нельзя сдаваться, начинаешь работать, работать, работать… Уже после игры ты выдыхаешь — и приходит ощущение легкости. Ура!

— Планируешь и дальше жить и работать в Муроме?

— В свое время я испугалась уехать, осталась в Муроме, потому что здесь меня знали, я всех знала. Но как только закончу учиться, то все же уеду. Это будет не Москва, но тоже крупный город, рассматриваю как вариант Казань. Муром довольно развит, и условия для жизни здесь довольно благоприятные, но здесь все вымирает в 8 вечера. Нет мест, куда сходить молодежи — кафе, баров, развлечений. В Муроме даже круглосуточной аптеки нет. А мы все  — современные люди, привыкли жить в режиме нон-стоп, тем более, молодежь — это больше ночные жители. И многие уезжают из-за этого, даже не из-за отсутствия работы, хотя и это тоже.

— Как ты думаешь, кто герой нашего поколения, на кого мы  хотим быть похожими?

 — Ни на кого, на себя самих. Да, ты видишь людей на уровень выше, чем ты, ты к ним стремишься, но это обычные люди.

— В этом году нам исполняется по 20 лет. Совсем скоро мы могли бы  управлять страной. Как думаешь, можно нам доверить управлять страной?

— Каждое поколение будет говорить: нам — можно, следующему —  нет. Про нас говорили, что мы — потерянное поколение. А сейчас ты смотришь на ребят всего на пару лет младше и думаешь: а мы-то  еще даже очень ничего, вот они — потерянное поколение, а уж дальше совсем плохо.

Екатерина Таманова

   

 

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение