18+

Разгром Саровской пустыни предсказал владимирский полицмейстер

Священник погиб в песках Туркестана

К числу самых необычных священников за всю историю города Владимира относится иерей Павел Рождественский. Он был полицейским, принял иерейский сан в самую мрачную пору гонений на РПЦ, неоднократно арестовывался, дважды был осужден и окончил свои дни в ссылке в песках Туркестана. Современники считали, что отец Павел обладал даром прозорливости, он, в частности, предсказал разгром Саровской пустыни (на фото вверху). А среди тех, кто высоко ценил его молитвенный подвиг, был святитель Афанасий (Сахаров), который сам 34 года провел в тюрьмах и лагерях.

На службе порядка

Павел Рождественский принадлежал к семейству потомственных священнослужителей села Шапкино прежде Суздальского, а потом Ковровского уезда. История его предков известна с начала XVII века. Правда, сам Павел Евграфович решил изменить семейным традициям и сначала избрал не духовную, а светскую карьеру. Возможно, на выбор повлияла печальная судьба дяди, любившего выпить: тот за неумеренный образ жизни был переведён в псаломщики, но, не исправившись, закончил свои дни послушником Флорищевой пустыни в гороховецких лесах.

Ковровский пристав Павел Евграфович Рождественский. Середина 1900-х гг.

Проучившись четыре класса в семинарии (всего их было шесть), он неожиданно для своей родни поступил на службу в ковровскую полицию. Там занял должность канцелярского служителя, а в 1886 году женился на дочери бухгалтера уездного казначейства Петра Виноградова — 18-летней Екатерине. Кстати, ее старшая сестра Евдокия Виноградова тоже вышла замуж за полицейского — помощника пристава города Владимира коллежского регистратора Василия Дмитриевича Карпинского (его родной брат Константин Карпинский — прапрапрадед автора этих строк).

В 1896 году Павел Рождественский получил первый офицерский чин коллежского регистратора и стал «вашим благородием».

В дальнейшем он дослужился до пристава 1-го стана Ковровского уезда (то есть фактически возглавил отделение полиции, охватывающее половину Ковровской округи­ — южную её часть). На этой должности Павел Евграфович достиг чина коллежского асессора, равного армейскому майору, то есть стал уже «высокоблагородием». Являясь одним из руководителей ковровской полиции, Рождественский зарекомендовал себя толковым полицейским, умевшим добиться порядка и спокойствия на подведомственной территории без репрессий. Применять силу, в том числе против забастовщиков и инакомыслящих, пристав не любил, предпочитая действовать убеждением. Затем он занимал должность пристава в Муроме. Признанием его заслуг по службе стал перевод во Владимир, где Павел Евграфович стал приставом 1-й части губернского центра.

В начале 1917 года Рождественский был назначен владимирским полицмейстером.

После Февральской революции (о том, как она протекала во Владимире, читайте здесь) царская полиция была ликвидирована, а служившие в ней стали отверженными. Их не брали ни на какую службу, и при любых репрессиях экс-полицейские оказывались первыми кандидатами на арест, особенно после октябрьского переворота и установления власти большевиков. Немногим лучше тогда являлось и положение священников. Поэтому решение Павла Рождественского принять иерейский сан выглядело поистине самоубийственным.

Первый арест

Батюшка, да еще из старших офицеров царской полиции — это само по себе было почти как приговор. Тем не менее Павел Евграфович, когда-то отказавшийся от карьеры священника, сделал этот шаг. Правящий тогда митрополит Владимирский Сергий (Страгородский), будущий патриарх Московский и всея Руси, в 1921 году благословил Рождественского и рукоположил его во священники. Служить отец Павел стал в Михаило-Архангельской церкви на Студеной горе в центре города Владимира.

Храм в честь Михаила Архангела на Студеной горе во Владимире в 1920-е годы

В январе 1923 года последовал первый арест священника Павла Рождественского. Несмотря на свое «неудобное» прошлое, он не шёл на сговор с властями и отказался перейти в ряды «обновленцев» — ренегатов из духовенства, активно сотрудничавших с большевиками. Результатом стали суд и приговор — 3 года ссылки.

Ко времени первого ареста отца Павла относится посвященная ему заметка в тогдашнем губернском официозе — газете «Призыв». В издевательской форме там осмеивался «святой отец» (так написано в статье). Там, например, говорилось о том, что на допрос в ГПУ Павел Рождественский явился в рясе с крестом, но, не забывая прежний чин, «под рясу надел полицмейстерский мундир и два жандармских свистка».

Представить нечто подобное в реальности никак невозможно.

Отбыв наказание, Павел Рождественский уже при новом владимирском архиерее архиепископе Николае III (Добронравове) вновь стал настоятелем Михаило-Архангельского храма. Именно в это время с ним познакомился священник Сергей Сидоров, оставивший об отце Павле интересные воспоминания:

«Во Владимире я встретил человека, который поразил меня своей духовной одаренностью. Я впервые увидел человека, всю свою жизнь строящего на откровениях неба, данных ему. Его духовный лик мало понятен, толпа его не поняла… Он духовный провидец, видящий грядущие грехи и беззакония людей. Облака являют ему лики Господа, Божией Матери, святых. Сочетания звезд для него зажигаются огненными словами, которые открывают ему неведомые обычным людям тайны грядущих мировых судеб. Ему мало верят люди, и он для обычного взора кажется рассеянным, высоким, седовласым священником с очень добрыми глазами, с длинной седой бородой. Только немногие оценили его кристальную душу и увидели его подлинный лик».

Свидетельство очевидца

Отец Павел обладал даром видеть грехи людей, причем как совершенные, так и будущие. Например, он предсказывал, кто из священнослужителей изменит православию, и его пророчества сбывались.

Священномученик Сергей Сидоров, оставивший воспоминания об иерее Павле Рождественском

Сергей Сидоров, сам осужденный и расстрелянный в 1937 году как «враг народа», описал случай, когда Павел Рождественский предсказал разгром Саровской пустыни. Они вместе с отцом Павлом шли по Большой Московской улице в центре Владимира от Золотых ворот к храму Михаила Архангела. «Внезапно я заметил перемену лица отца Павла, — вспоминал потом Сидоров. — Он внимательно смотрел на облака, лоб его стал странно бледен, крупные капли пота застыли у круглых глаз, пораженных ужасом и скорбью.

— Вы ничего не видите? — спросил он.

— Нет, — ответил я испуганно, глухим голосом.

— А я вижу угодника Серафима перед Христом Господом, а у Господа вырваны глаза. С Саровом горе, в Сарове несчастье! — закончил звонко и тоскливо отец Павел.

Мне стало страшно. Улица, тихое небо, шум, спокойный Владимир — все превратилось для меня в один вихрь бесконечный. Это было 18 июля 1927 года, когда был закрыт и разграблен  Саров».

В песках Туркестана

В первой половине 1930-х гг. священник Павел Рождественский был вновь арестован и осужден на ссылку в далекий Туркестан. Там он и скончался в 70-летнем возрасте, причем его родственникам и почитателям не удалось найти адрес, где умирал старый батюшка, чтобы поддержать его хотя бы письмом или посылкой. В НКВД дать адрес отказались.

Святитель Афанасий (Сахаров)

В ноябре 1941 года святитель Афанасий (Сахаров), ныне причисленный к лику святых, писал из Белбалтлага, где отбывал очередной срок заключения, своему диакону Иосифу Потапову во Владимир: «Где-то о. П. Рождественский, жив он или нет?.. Ведь как будто о нём только не было вестей».

К тому времени отца Павла уже несколько лет как не было в живых.

Не сохранилось ни одной фотографии Павла Рождественского во время его служения священником. До сих пор вообще не было опубликовано ни одной его фотографии. К счастью, в моём семейном архиве чудом уцелело групповое фото середины 1900-х гг. одного из благотворительных обществ, где, кстати, в окружении нескольких священников оказался запечатлен и Павел Евграфович Рождественский в мундире полицейского офицера с погонами титулярного советника (капитана). Фрагмент этого снимка и приводится здесь.

Не исключено, что в будущем удастся найти и другие фотографии Петра Рождественского — незаурядного человека высокой духовности и трагической судьбы. Не случайно священномученик Сергей Сидоров обозначил его жизненный путь как «подвиг отца Павла Рождественского».

Николай Фролов

Заглавное фото: vsarov.ru

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение