18+

Голикова сообщила об убыли населения. Вера нас спасёт!

Рождаемость поднимет новая религия

Данные Росстата: естественная убыль населения страны с января по апрель нынешнего года составила 150 тысяч человек. Печальную статистику привела вице-премьер РФ Татьяна Голикова. Кто-то воспринял это как набат, кто-то пожал плечами. В 1990-х население сокращалось ещё стремительнее — от 500 до 900 тысяч в год. Но то были «лихие девяностые», с которыми мы сравниваем сегодняшнюю Россию так же, как СССР себя — с 1913 годом. В плане соотношения рождаемости-смертности не подкачало только трёхлетие нового века — 2013-2015 гг. Россия впервые вышла на естественный прирост населения — за три года плюс 86 тысяч человек, не считая приезжих. Сейчас всё входит в прежнюю колею.

Но взглянем с другой стороны. Удивительное дело. Положа руку на сердце, вряд ли бы кто из нас загоревал, узнав, что численность людей на планете Земля с девяти миллиардов снизилась, к примеру, до шести. Или даже до пяти. В силу естественных причин, конечно, мы против идей Мальтуса. Ну, снизилась и снизилась: экология стала лучше, воздух чище, лесов вырубать стали меньше, антропогенный ландшафт где-то сменился на естественный… Чего ж плохого?

Нас мало огорчило бы то, что в каких-то уголках планеты нагрузка на природу со стороны человека (выражу свою мысль мягко) уменьшилась. Россия — дело другое. Здесь на огромнейшую территорию населения кот наплакал, да и оно сосредоточено преимущественно в мегаполисах, о чём Голикова тоже говорила. Но свято место пусто не бывает, и, безусловно, эти колоссальные земли, в которых сосредоточена львиная доля полезных ископаемых планеты, со временем заполнят другие представители вида Homo sapiens. Просто они будут не как мы. Будут разговаривать на другом языке, одеваться иначе, придерживаться своих обычаев. Может, это будут китайцы. Может, арабы. Может, ещё кто, кому пассионарная шлея попадёт под хвост. Вот это, блин, и раздражает.

Мы оплакиваем не потерю человеческих ресурсов (это обезличенное слово — ресурсы), нам горько жаль то, что становится меньше людей, с которыми мы себя идентифицируем.

Это носители нашего языка, культуры, религии и в более широком смысле слова — веры… О! Это очень важно, поскольку, на мой взгляд, именно эти внутренние, стержневые ценности позволяли России в самые мрачные годы не вымирать, а преумножать население. Вера, как ориентир на что-то светлое и выходящее за рамки обыденности, сохранялась. Даже при смене объектов поклонения. Иконостас заменяли ликами вождей, царствие небесное — светлым будущим на Земле (схожесть советской системы с религией давно отмечена), но и служители церкви, и партийные идеологи крепко вбивали в головы паствы установки рожать обязательно и рожать больше как свыше данные постулаты. Без обсуждения. И, конечно, роль играли обычаи, уклад жизни, атмосфера…

Сейчас решением демографических проблем видят рост благосостояния населения и улучшение медицины. Это важно, кто спорит. Рожать в идеальных условиях при новейшей аппаратуре и опытных акушерах куда лучше, чем на тюфяке при лучине и с бабкой-повитухой. И питаться хорошо — лучше, чем плохо. И жить в достатке со всеми удобствами — тоже замечательно. Но вот незадача. На Западе давно так рожают и давно так живут, а всё же коренное население киснет и плодиться отказывается. Поскольку над ценностью деторождения (иррациональной, по сути) превалируют другие ценности, сугубо рациональные, а именно: «встать на ноги», «сделать карьеру», «пожить для себя» и просто «жить, чтобы не беспокоили».

С глобализацией эти практические ориентиры занимают всё больше умы россиян. Они вытесняют традиционные установки, пошатнувшиеся ещё в 1980-е, когда благосостояние достигло приличного уровня и в народ пошла песня «Стало модным одного малыша иметь всего». Без этих установок, без этих ценностей у нас собственно из своего останется один язык. И тот пропитан заимствованными словами. Культура? Культура национальна, она должна питаться от корней, произрастать от тех же ценностей. Нет их — получи «человека глобального». Плохой он или хороший — другой вопрос, только плачем-то мы (возвращаясь к теме убыли населения) по потере своих, понятных, близких по духу и сознанию.

В противном случае чего париться? Ну, вымрут одни, придут другие — в чалмах или азиатских соломенных шляпах. Какая разница?

Но, судя по реакции общества на слова Голиковой, разница есть. И, может, у многих даже есть понимание, что строить демографическую политику только на создании комфортных условий жизни — дело безнадёжное. Больше имущества — больше детей? Бросьте! Человек — продукт системы потребления меры не знает, да ещё в этой вечной гонке за благами перед нами будет маячить образ сытого Запада, до которого скакать лет двадцать «звездой по кочкам».

Поэтому простите великодушно, но наиболее эффективный путь решения вопросов демографии предлагают священники, причем из числа самых ортодоксальных, над которыми очень любит потешаться в соцсетях светская публика. Крепкая воцерковленная семья, отказ от контрацепции, введение в школе Закона Божия, а ещё и воспитание в уважении к старшим дадут свой результат. Вот недавно одна чиновница облздрава брякнула, что, мол, нечего девчонкам учиться — рожать надо. Так это не то. Это не по идеологическим соображениям, а скорее, по глупости. Религия же за две тысячи лет выстроила стройную систему ответов на все вопросы: и зачем человек явился на свет, и к чему ему плодиться и размножаться, и что, в конце концов, он получит, закончив земной путь.

Приходские священники об этом не просто говорят, а на своём личном примере показывают — семьи-то у них о-го-го.

Обеспеченность материальными, финансовыми и социальными благами — это одно, а высокая рождаемость — всё же другое. Вот если России удастся выработать такую идеологию, такую религию, если хотите, которая объединит стремление к материальному росту с ценностью семьи как абсолюта, тогда конечно… Тогда будет толк. Но пока каждый дует в свою дуду. Апологеты личностного роста нарциссируют под рекламу «Мы этого достойны!» и могут «расти» всю жизнь, не задерживаясь на деторождении. Официальная церковь, поощряя плодовитость, клонит к мысли «Бедность — не порок» (если речь не идёт о жертвователях). «Продвинутые» под каждой рясой видят ортодокса, ортодоксы в ответ — ренегата…

Голикова, конечно, молодец, что бьёт в набат. Но рецепты, как классический чиновник, предлагает сугубо рациональные, которые могут уложиться в бюджетную строку. А тут надо выше — бить на сознание. Пока нас ещё оторопь берёт от той мысли, что от Смоленска до Волги лет через 30-50 легче будет встретить китайца, чем русака. Позже, глядишь, и с этой мыслью свыкнемся, и рукой махнём, как сейчас машет какой-нибудь исконный парижанин, затерявшийся на фоне смуглых лиц.

Николай Лившиц  

Заглавное фото: gazeta-pedagogov.ru

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение