18+

Стоит ли брать в семью подростка?

Геннадий Прохорычев - о судьбе сирот и проблеме усыновления

Взять сироту из детского дома  — поступок  благородный, милосердный и очень ответственный. Одно дело, когда бездетные родители берут в семью новорожденного либо малыша дошкольного возраста. И совсем другое, когда к себе в дом они приводят подростка, зачастую с трудным характером, со всеми сложностями переходного возраста. В итоге справляются далеко не все. И нередко ребенка возвращают обратно в детский дом. Многих родителей после этого мучает совесть, а сироты приобретают опыт очередного разочарования в семейных ценностях.

Сегодня в 10 детских домах Владимирской области содержатся более 280 детей. Многие здесь проживают с братьями и сестрами, потому что сразу несколько детей устроить в приёмные семьи гораздо сложнее. Маленькие дети, как правило, очень быстро «уходят» в семьи. Их разбирают как горячие пирожки. За маленьким человечком даже очередь выстраивается. А вот за подростками, увы, нет. Они составляют примерно 60% от общего числа воспитанников детских домов. Как правило, эти дети получили негативный опыт в своей биологической семье (где было пьянство, насилие, угроза жизни и здоровью) либо стали отказниками в приёмной семье, которая вернула ребёнка обратно в детский дом.  О ситуации с подростковым сиротством во Владимирской области «Призыв.ру» рассказал детский омбудсмен Геннадий Прохорычев.

Детские дома преобразились

В современном детском доме для таких воспитанников делается очень много как педагогическом коллективом, так и воспитателями, волонтёрами. Детские дома у нас маленькие, семейного типа. От 20 до 40 детей там находятся. И условия в них созданы очень хорошие: пятиразовое питание, удобные кровати с чистым бельём. С ребёнком занимаются. Это не прошлый век и не мой опыт проживания в детском доме (Геннадий Прохорычев вместе с братом были воспитанниками детского дома. — Прим. ред.), когда у нас было 130-150 детей. И условия были достаточно жёсткие, как в армии, на выживание. Там и своя «дедовщина» прежде была. Сейчас директора данных детских учреждений сразу пресекают подобные проявления агрессии. С детьми выезжают в кино, на всевозможные концерты, спортивные мероприятия. Детский досуг здесь организуют на очень достойном уровне.

Почему подростки-сироты не хотят в семью?

Подростки-сироты — это сложная категория. Потому что их неохотно берут в приёмные семьи. У них, как правило, уже сложился социальный негативный опыт проживания в семьях (биологической либо приёмной). А ещё у них формируется потребительское отношение к жизни. Ребёнок в детском доме ощущает себя в статусе сироты. Это некая секта молодых людей, которые понимают, что вокруг них вертится Земля. Потому что вокруг них педагоги, воспитатели, обслуживающий персонал. Здесь взрослых даже больше, чем детей. Потом в детские дома постоянно приезжают волонтёры с «горящими глазами» и развлекательной программой. Бывает, наведываются спонсоры с дорогими подарками, например, смартфонами.

И у ребёнка сносит голову, потому что он понимает: иметь статус сироты — это классно. В биологической семье им так никто не занимался. А тут на него обратили внимание. «Я есть, меня увидели», — радуется ребёнок. И это на самом деле здорово, что педагоги и психологи стали работать и помогать. Много общественных организаций старается участвовать в жизни ребёнка, в его становлении, чтобы он стал успешным в жизни. И после всех этих благ ребёнок просто не хочет возвращаться в приёмную семью. Ведь там есть свои обязанности: убираться, посуду мыть за собой, а в сельской местности – помогать на огороде. И такие дети останутся в детском доме до конца, до самого выпуска.

Феномен таких детей: они всё равно будут любить своих неблагополучных родителей.

После 9-го класса любой ребёнок, проживающий в детском доме, может поступить в колледж, техникум и получить профессиональное образование. Здесь законным представителем станет учреждение профессионального образования. И таких детей у нас немало.

Что лучше для ребёнка — детский дом или приёмная семья?

Я могу сказать однозначно, что опыт проживания в семье не заменится ничем. Поэтому если мы будем выбирать, то однозначно это семья. Я могу это говорить, потому что у меня не было опыта проживания в приёмной семье. Я рано потерял родителей. Всё осознанное детство, отрочество я провел в детском доме. И когда я осуществил свою мечту – создал семью, иногда ловлю себя на том, что мне не хватает во многих моментах родительского примера.

Но мы приходили в гости к своим воспитателям в семьи, на каникулах даже проживали несколько дней. И я видел, как живёт настоящая семья, и потом старался брать пример с них. И для меня эти люди остаются идеалом, и мы до сих пор с ними дружим. Сейчас идёт тенденция, чтобы ребёнок не попадал в систему детских домов, миновал её. И после изъятия, прямо из реабилитационного центра,  он должен быть пристроен в приёмную семью. Но многие дети скажут прямо: я не хочу жить в приёмной семье. И тогда они будут воспитываться в детском доме.

Геннадий Прохорычев вместе с братом в детском доме

Не уверен в своих силах – не бери

По статистике прошлых лет, половину детей-подростков приёмные родители возвращают обратно в детские дома Владимирской области. Не справляются. И почти для каждого ребёнка – это трагедия. Его уже предали биологические родители, а потом взяли обученные в школе приёмных родителей граждане. Взяли на себя ответственность, заявив о своей гражданской позиции. А потом по разным причинам не смогли его воспитывать. Например, не нашли с ним общего языка, было слабое сопровождение данной семью соцработниками.

Поэтому, выступая перед приёмными родителями, я говорю им: «Друзья, вы принимаете сейчас ответственное решение. Пусть оно не будет скоропалительным. Лучше не взять ребёнка, нежели взять, а потом бросить его. И я могу вам однозначно сказать, что рукоплескать вам никто не будет и говорить, что вы герои. Вы не герои, вы просто приняли ответственное решение взрослого человека. И если вы сделали свой выбор так изменить свою жизнь — нужно идти до конца. Потому что ребёнок не игрушка, теперь вы несёте ответственность за его дальнейшую судьбу».

Ведь конфликты с подростками возникают и в обычных благополучных семьях. Когда дети «отодвигаются» от родителей, и первостепенной для них становится среда сверстников. Там его слышат и понимают. Поэтому нужно просто вовремя обратиться к компетентным людям: психологам, педагогам. Не надо стесняться просить у них помощи, задавать вопросы. Нужно быть с ребёнком, чувствовать его, вести диалог. И в нужное время понять ребёнка, протянуть ему руку помощи.

Фото: estelia.livejournal.com

Что ждёт детей во взрослой жизни?

Судьба у всех разная. Если реабилитация прошла успешно, то ребёнок справится во взрослой жизни и будет успешным. Но, к сожалению, многие дети из неблагополучных семей повторяют опыт своих родителей. У них не получается получить образование, найти достойную работу, создать свою семью. Они нарушают закон, становятся преступниками и попадают в места лишения свободы.

Далеко немногие достигают высот: получают высшее образование, обретают семью и сами становятся ответственными родителями. У таких людей складывается и карьера удачно. Вот с такой красивой историей 20-30% выпускников детских домов. И большая заслуга в этом – условия пребывания в современных детских домах.

Осознанное бродяжничество и секты

Это некая форма дивиантного поведения, психического заболевания, асоциального поведения, которое было принято за норму в его семье. И ребёнок начал убегать, бродяжничать. Таких сирот мы называем «бегунками». Они бегут из детского дома, из лагеря. И когда начинаем с таким ребенком работать, выяснится, что здесь всё-таки имеют место быть психические проблемы. Ведь многие из них уже рождаются с алкогольным синдромом. Что с этим делать?

Опять же эти дети таким образом хотят обратить на себя внимание педагогического коллектива. Исход здесь может быть самым печальным: пристрастие к алкоголю, наркотикам. А ещё таких потерянных, никому не нужных подростков с распростёртыми объятиями примут во всевозможные религиозные, экстремистские, финансовые секты, где их будут «бомбардировать любовью». Станут говорить: ты наш, ты самый лучший, самый классный, а на самом деле просто погубят молодого человека.

Будущее детских домов

Детские дома, к сожалению, будут. Потому что социальное сиротство это прежде всего социальное неустройство граждан. Нет социальных условий. Не ведётся в маленьких городках, посёлках работа в этом направлении. Она малооплачиваемая. Нет социальных лифтов для того, чтобы изменить положение. Много делается, но этого катастрофически недостаточно в профилактике социального сиротства.

Конечно, количество детских домов будет сокращаться, но они будут. Потому что это сознание людей. Например, если взять южные республики, та же Чечня. В сознании местного населения – это просто невозможно оставить ребёнка, если он потерял родителей. Его на воспитание возьмут даже дальние родственники. Здесь работает тейп. Это позор для рода – оставить ребёнка и отдать его в детский дом.

Они так и к старикам относятся. У них нет домов престарелых. Старики и дети – это близкие для них категории. Это чувства национальной гордости. Мы, к сожалению, утеряли это, причём очень давно. Что-то не так в нашем коде. Хотя примеров очень хороших тоже много.

Татьяна Данилова

Фото автора

Заглавное фото: aclu-wa.org

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение