18+

Кладбищенский вопрос нас испортил

Как остановить наступление могил на живое пространство

«О, бедный Йорик, я узнаю тебя! Любуясь видео, молясь и ставя свечку…» Есть предположения, что кладбища на Западе исчезнут лет через 20-30. А у нас они пожирают всё новые леса и поля. Как остановить наступление могил на живое пространств? Об этом — Николай Лившиц в сегодняшнем «Бредешке».

Расшифровка видео:

Администрация Владимира ведёт переговоры с Камешковским районом по расширению кладбища в Оргтруде. Одновременно будет расти некрополь в Улыбышево, хотя куда там двигаться, я не знаю — там дальше речка Юрик и болото — в болото, что ли, будут опускать?

Кладбищенская тема деликатная, но вопросы «где хоронить?», «как хоронить?» становятся всё острее. Дело и в ресурсах – могилы съедают огромные пространства, и в восприятии. Оно меняется. Кладбище раньше — я советские времена беру, дальше не лезу — было единственным местом близкого контакта с дорогим почившим. Туда приходили посидеть, помянуть, вспомнить…

Потом разрешили религию (я не говорю, что это альтернатива, ни в коем случае, это важное дополнение, особая часть), разрешили религию, и ты уже можешь, придя в храм, поставив свечку за упокой, выполнить свой долг перед усопшим. Не успел на кладбище, не смог, но помолился, попросил у Бога милости к покойному — всё правильно сделал, душа не болит.

Плюс к тому эпоха цифровизации. Если раньше об ушедшем в мир иной напоминала, в лучшем случае, черно-белая фотография (и то это уже в XX век берём), то сейчас, пожалуйста, включил компьютер, гаджет, и вот тебе родной и близкий человек, которого здесь уже нет, как живой. И фото, и видео – вот он с семьёй, вот он с детьми-внуками тютюшкается, шашлык жарит, на байдарке идёт, мыслями делится – словом, всё, что успели заснять. И это тоже  сильнейший источник эмоций, ещё один канал связи. Я не говорю, что это замена кладбищу, но со счетов не скинешь, это есть.

Основатель журнала «Археология смерти» Сергей Мохов — это питерский товарищ, учёный — он даже предрёк, что из-за цифровизации кладбища как явления на Западе отомрут лет уже через 20-30. Ну, на Западе, может, отомрут, я не знаю, у нас, конечно, всё это сохранится. Хотя вопросов появляется всё больше и больше.

Тут мы от сознания плавно переходим к земным делам. Проблема в том, что кладбища из места вечного покоя всё больше становятся, скажем так, техническими объектами. Я имею в виду некрополи больших городов: Владимира, например, Коврова. Деревенские кладбища или кладбища в небольших райцентрах ближе к классике: деревья, тишина, ограды на всю семью… И там сильны традиции, там ближе к Богу. Но смотрите – в Коврове, негде уже хоронить, людей кладут под линией электропередач, у железной дороги, в болотину — какой там вечный покой? Могилы, и через них аварийные бригады скачут — провода менять.

В районе тоже проблемы — ковровчане пытаются своих в сельскую местность сплавить, народ шумит – зачем вы нам городских везёте, погост не резиновый! В Оргтруде такая же петрушка. И в Суздальском районе были жалобы, в одном селе уже у забора огородного свежие могилы копают.

Честно признаюсь, когда я первый раз на Улыбышевском кладбище оказался (всё-таки больше привык бывать в Собинке, на деревенских кладбищах), мне было очень не по себе, потому что сакральный антураж отсутствовал. Тишина, покой, умиротворение – этого не было. Было поле голое, тут хоронят, там хоронят, трактор-петушок фырчит, ковшом клацает (это 90-е, может, тогда больше умирало, и трактор привлекали) — то есть это конвейер, чисто утилитарный подход: умер человек — надо хоронить, похоронили, следующий. У меня было вот такое ощущение. И, мне кажется, что наряду с упрощением обряда похорон (я как-то об этом писал) это делает погребение и само назначение кладбищ всё более техническим, утилитарным. И это тоже меняет отношение.

И ещё одна мысль свербит – это же бесконечный процесс! Люди постоянно умирают, постоянно нужны новые площади, в конце концов, это не выход — сводить огромные массивы леса или занимать поля. Значит, надо как-то по-другому решать. Как? К кремации не все морально готовы — есть вера, традиции, хотя, простите, под ЛЭП хоронить или в болоте – это тоже кощунство. А как же тогда?

Сразу вопрос рождается — а как за границей? Там по-разному. Я восток не беру, это экзотика, а в Европе по-разному. В Германии, во Франции места на кладбище арендуют. Это дорого. И потому у немецких пенсионеров, как и у наших бабушек-дедушек, есть понятие «гробовые деньги» — там тоже откладывают на похороны и на постпохоронные дела. Что-то нас всё-таки роднит.

Во Франции, кажется, первые три года человек лежит спокойно, а дальше если не проплачено — всё, тихонечко выкопают, и в общую могилку — извините. Но, Шурик, это не наш метод, потому что вообще с нашим сознанием не вяжется. Как это — у бабушки денег нет, а она мужа похоронила, может, детей даже, и их прах куда-то денут? Это против совести, это нельзя. Но. На наших кладбищах есть большое количество заброшенных могил. Ну, мало ли, родни уже не осталось, уехали куда-нибудь — могилы зарастают. Естественный процесс. А в это время сводят лес, новые земли занимают.

И тут очень бы помогла цифровизация. Эту идею выдвигал наш владимирский общественник Юрий Борисов – вот здесь, в этой студии сидел, говорил об этом. Скажем, Улыбышевский погост можно оцифровать, и будет электронная карта — где, кто, когда похоронен, какие могилы ухоженные, какие нет, чтобы хоть знать — сколько в резерве. Оцифровка — дело не дешёвое, но всяко более экономное, чем аренда новых земель, вырубка лесов и так далее.

Кощунства в том, чтобы хоронить на месте старых могил нет. Мы хоронили родственника на кладбище в Спас-Купалище – это старинное место, известно со времен Андрея Боголюбского, погосту сотни лет, естественно, там новые захоронения рядом со старыми и над старыми. За кладбищем монахини, кстати, ухаживают из местного монастыря, так что там всё согласно канонам. Нам отвели место, мы могилку копаем – раз, тапочку старую лопата подняла – всё. Дальше не будем, чтобы прах не беспокоить.

Сотни, сотни лет кладбище в одних и тех же границах, не растёт. И никаких скандалов. Потому что всё под контролем. Кстати, до революции за порядком на кладбище наблюдала церковь, не государство. Но это уже всё в прошлом, а порядок нужен сейчас. Учёт и контроль.

Иначе, знаете, прежние поколения квартирный вопрос испортил, а нас того и гляди – кладбищенский.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение