Мюнхенский сговор — первый шаг к началу Второй мировой

Кто санкционировал мировую бойню

В нынешнем году исполняется 80 лет со времени начала Второй мировой войны. Несмотря на то, что со времени тех событий прошло восемь десятилетий, они до сих пор находятся в центре внимания не только историков, но и политиков, причем нередко серьезные исследования подменяются спекуляциями в угоду современной конъюнктуре вплоть до откровенных фальсификаций. Доходит до того, что на западе ставится знак равенства между Советским Союзом и гитлеровской Германией. Это выгодно, прежде всего, врагам России, националистам всех мастей, в том числе чествующих бандеровцев и устраивающих марши эсесовских легионеров в Прибалтике. При этом «убойный» аргумент спекулянтов от истории — заключение Пакта Молотова – Риббентропа в августе 1939 года за неделю до начала Второй мировой. Именно этот договор о ненападении объявляется чудовищным сговором Сталина с Гитлером в ущерб интересам стран «западной демократии».

Однако при этом сторонники подобной трактовки событий напрочь забывают о том, что происходило годом ранее — о Мюнхенском сговоре в сентябре 1938-го, когда премьер Великобритании Чемберлен, премьер Франции Даладье, рейхсканцлер Германии Гитлер и премьер Италии фашист Муссолини заключили в столице Баварии соглашение о фактическом разделе Чехословакии и передаче Германии Судетской области. Именно этот преступный сговор развязал Гитлеру и его союзникам руки в осуществлении экспансионистских планов. После позора Мюнхена последовал захват «Третьим Рейхом» Чехословакии и литовского Мемеля (Клайпеды) и предопределило нападение Гитлера на Польшу и начало Второй мировой войны.

В условиях подобного «умиротворения» агрессора соглашение СССР с Германией являлось вынужденным шагом, который давал Советскому Союзу отсрочку от войны и возможность для реорганизации своих вооруженных сил и организации производства новой современной военной техники. И хотя к июню 41-го эти задачи полностью решить не удалось, два лишних мирных года в развитии советской страны поистине трудно переоценить. К тому соглашение о ненападении позволяло устранить угрозу войны с Германией и Италией один на один. А именно к этому стремились Англия и Франция, пытаясь столкнуть лбами Гитлера и Сталина, оставаясь самим в стороне, не желая идти на какие-либо соглашения с Советским Союзом, гарантирующие мир. Именно этим объясняется непостижимая сговорчивость Чемберлена и Даладье: сдавая Чехословакию бесноватому фюреру, они тем самым открывали ему путь на восток.

Впрочем, трезвые оценки событий 1939 года высказывались и на Западе. Характерна позиция английского историка сэра Бэзила Генри Лиддела Гарта в его капитальном труде «Вторая мировая война», изданном в Лондоне в 1970-м и переизданном на русском языке в Москве в 1976-м. Лиддел Гарт писал буквально следующее: «В 1941 году, после того, как Гитлер вторгся в Россию, шаг, предпринятый Сталиным в 1939 году, выглядел фатально близоруким актом… Тем не менее, при рассмотрении положения в Европе в последующие годы нельзя сказать с такой уверенностью, как в 1941 году, что меры, предпринятые Сталиным, нанесли ущерб России. Западу же все это нанесло неизмеримый урон. И главными виновниками этого являются те, кто был ответственен за проведение политики колебаний и спешки в обстановке, явно чреватой взрывом».

Попытки ревизионизма в истории делались и в СССР — в последние годы его истории. Об этих попытках пишет в своих мемуарах легендарный советский разведчик Павел Судоплатов (попавший в опалу в 1950-х и по надуманному обвинению осужденный на 15 лет лишения свободы и отбывавший срок во Владимирском централе), не понаслышке знавший обстановку, предшествовавшую заключению пакта о ненападении между СССР и Германией в 1939 году. Говоря о событиях 1990 года в пору «перестройки» и разгула «демократии», когда на съезде народных депутатов проводились «слушания» о «пакте Молотова-Риббентропа», Судоплатов высказался так: «Поражает фарс организации слушаний по этому вопросу… В критические периоды мировой истории тайная дипломатия и секретные протоколы — неизбежные атрибуты внешней политики. В отличие от рядовых парламентариев, и Горбачев, и Яковлев, и Шеварднадзе, в то время тайно договаривавшиеся с руководством США, Англии и Германии о кредитах, займах в обмен на уход СССР из Восточной Европы, прекрасно отдавали себе в этом отчет. Вся возня вокруг секретных протоколов к советско-германскому пакту была затеяна весьма искушенными в делах тайной дипломатии людьми с целью отвлечь внимание общества от собственных провалов в политике, от односторонних, ничем не оправданных стратегических уступок западным державам».

В феврале 2019 года министр иностранных дел России Сергей Лавров на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, вспомнил события в том же городе в 1938 году. Он напомнил о Мюнхенском сговоре и о том, что политика Мюнхена сегодня повторяется вновь:  «В трагедии Мюнхена отразились все болевые точки той эпохи. В их числе – вера в собственную исключительность, разобщенность и взаимная подозрительность, ставка на построение «санитарных кордонов» и буферных зон, неприкрытое вмешательство во внутренние дела других стран. Эти воспоминания особенно тревожны, если наложить их на реалии сегодняшнего дня, на попытки нечистоплотного искажения исторической правды о Второй мировой войне и предшествовавших ей событиях, реабилитации нацистов и их пособников. В некоторых странах Евросоюза законодательно ставят знак равенства между ними и освободителями Европы, сносят памятники победителям фашизма»

По мнению С. Лаврова, «опыт Второй мировой войны и последующего раскола континента в эпоху биполярного противостояния должен был навсегда привить народам Европы убеждение в безальтернативности построения «общеевропейского дома», без деления его жителей на «своих» и «чужих».

Однако, как подчеркнул глава российского МИДа, «НАТО продвигается на Восток. На наших границах наращиваются боевые группировки, и развертывается военная инфраструктура альянса. Планомерно осваивается европейский театр военных действий. В Европе реализуются планы создания системы ПРО США, подрывающей стратегическую стабильность. Ведется целенаправленная пропаганда, воспитывающая у западной общественности враждебное отношение к России. В истеблишменте многих стран чуть ли не новым правилом политкорректности стало говорить о нашей стране «либо плохо, либо ничего».

Как говорится, лучше и не скажешь! И то, что это говорилось именно в Мюнхене, выглядит особенно символично…

Матвей Иванов 

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Ваше имя (обязательно)

    Ваш телефон (обязательно)

    Сообщение