Почтовая открытка – это душа, мысли и свидетельство эпохи

Галина Кошевец представляет новогоднюю коллекцию открыток

Поздравительные открытки. Раньше они были частью жизни любого советского человека. В каждом доме хранилось множество почтовых карточек — с ёлками и зайчиками (новогодние), с шариками и красными знамёнами (первомайские), с бравыми солдатами и моряками (к 9 мая), с цифрами «1917» и крейсером «Аврора» (к 7 ноября) и со многими другими рисунками по совершенно другим поводам. Дни рождения, юбилеи, свадьбы, рождения малыша — все эти события не могли обойтись без поздравлений, а значит, и карточек. Были и несобытийные открытки — с видами городов, пейзажами, репродукциями картин, различной символикой — олимпийским Мишкой, например. Тысячи таких почтовых карточек собрала жительница Владимира Галина Кошевец. Одних только новогодних у неё – несколько сотен.

Написал сосед соседу

Собирает почтовые карточки Галина Викторовна с 1975 года. Она была маленькой девочкой, когда отдельной открыткой её поздравил с Новым годом родственник — дядя Коля. «Тогда ведь открытки часто присылали не общие, а каждому в отдельности, — вспоминает Галина. — Каждому адресат находил свои тёплые слова. Если писали ребёнку — желали успешно учиться, получать пятёрки, слушаться родителей».

В канун каждого праздника, стало быть, в почтовый ящик поступала обширная корреспонденция. В канун — это очень важно: в 70-е — начале 80-х годов другой связи, кроме почтовой, у простых людей почти не было (телефоны имели далеко не все). Так что пришедшая к празднику или иному событию открытка ещё и служила сообщением, что её автор — жив и здоров.

По этой же причине тема почтовых карточек зачастую была шире, нежели просто поздравления. Люди сообщали о семейных делах, о самочувствии, о погоде — то есть это было и своего рода письмо. «Когда мама отправляла меня на лето к родне в село Троицкое Селивановского района, я, приехав туда, искала почтальона — отдать ему открытку. Только так и могла сообщить домой, что добралась благополучно и всё у меня хорошо», — рассказывает Галина Кошевец.

Даже живя в одном городе, люди часто посылали друг другу почтовые карточки. В коллекции Галины Викторовны сохранились, к примеру, послания от адресатов с улицы Завадского (это юго-запад Владимира) на Безыменского (восточная часть города). И более того — есть поздравления от соседей. Люди, которые, наверное, ежедневно виделись на лестничной клетке, тем не менее сочли необходимым очень красиво и душевно отметить своё расположение – письменно!

Душа в каждой строчке

Откуда же такая большая коллекция? «Сначала копила свои открытки, потом, когда знакомые узнали про это моё увлечение, стали приносить личную корреспонденцию», — говорит Галина Викторовна. Так сложился весьма пёстрый набор, где есть множество раритетных экземпляров не только с позиции полиграфической, но и с учётом людей, их отправлявших и получавших. Есть, допустим, открытка, где маленькую школьницу с Новым годом поздравляет родительский комитет, есть приглашение от пионерского звена на новогодний вечер, а есть целые коллективные послания!

Например, работников гусевского ордена Трудового Красного Знамени стеклозавода имени Ф.Э. Дзержинского с главным зимним праздником поздравляют директор, председатели парткома и профкома, а также секретарь ВЛКСМ. А вот в открытке от селивановского стеклозавода имени 1 Мая владимирским коллегам из РПО «Владимирстекло» расписались директор предприятия А. Серебряков и партсек В. Ганькова, а руководитель завкома товарищ И. Жуков почему-то не расписался. И теперь уже, поди, никогда мы не узнаем, почему он не смог этого сделать.

— Почему я стала собирать открытки? — рассуждает Галина Викторовна. — Ведь раньше все что-то копили: кто марки, кто значки… Но именно в почтовых карточках отображается характер человека, его мысли, его особенности. Что пишет человек, как, его почерк — всё это неповторимо, индивидуально и несёт черты той эпохи, в которой живёт автор.

Да и сами открытки — свидетельство эпохи. Мало кто знает, что, скажем, олимпийский Мишка появился на карточках не в 1980 году, подарившем всему миру праздник спорта в Москве, а на четыре года раньше, когда только-только утвердили символику будущего грандиозного события. И теперь у коллекционера — несколько открыток конца 1970-х годов, где «наш ласковый Миша», ещё не улетевший, радовал своим видом простых владимирцев.

Музыкальная открытка

— Я до сих пор помню имена художников, создававших рисунки для открыток, — говорит Галина Викторовна. – А сами почтовые карточки делила по характеру изображения: были рисованные, пейзажные, «мультяшные» (они, в свою очередь, тоже делились на рисованные, кукольные и комбинированные), фотографические. И по форме: были открытки-малышки (раза в два меньше обычных), открытки-раскладушки (открываешь — получается объёмная фигура)…

Вообще, покупка открыток в так называемое застойное время было удовольствием недешёвым. Сама карточка стоила минимум 5-6 копеек, но довольно часто — чтобы скрыть послание от посторонних глаз — она вкладывалась в конверт, а это ещё 11 копеек. Так что каждое поздравление многочисленной родни с праздником могло потянуть на несколько рублей. Плюс дни рождения, свадьбы и т.п. Плюс обычные письма. Довольно существенная доля семейного бюджета! Но люди на это шли, ведь почтовые отправления были частью культуры, частью их жизни. И порой становились  яркими, запоминающимися на долгие годы событиями.

— В начале 1980-х мне пришла новогодняя открытка из Германии. Она была музыкальной! Открываешь — мигают огоньки, и льётся рождественская мелодия. Такого чуда мы отродясь не видывали, — вспоминает Галина Кошевец. – Естественно, я взяла её в школу. Одноклассники были потрясены. Учителя увидели – тоже взяли посмотреть. Эта открытка обошла всю школу, побывала во всех классах. Конечно, кто-то умный захотел посмотреть, что там внутри, как она играет… Когда открытку вернули, она уже была обычной, не музыкальной. И не светилась. Но осталась в коллекции, как и память о тех сильнейших эмоциях, которые она вызвала у ребят и взрослых.

…А в конце 1980-х Галина Викторовна прекратила «охоту» за почтовыми карточками. Они утратили индивидуальность — стали продаваться с готовыми поздравлениями, незамысловатыми стишками, так что адресату оставалось только подписаться… Сейчас в магазинах много открыток — они разные, красивые, фигурные, но за ними не чувствуется главного — человека. Его души. Его мыслей. Его характера. Открытки теперь сами по себе — подарок и, может быть, это тоже хорошо, но… не интересно. Не так интересно, как, скажем, взяв в руки пожелтевшую карточку, разбирать написанное чернильным пером: «Дорогие мои, любимые, родные, крепко обнимаю вас и нежно целую…»

Николай Лившиц

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение