Дома-памятники живут на пороховой бочке

Старые конструкции не защищены от пожаров

Старые дома в Коврове имеют разные права: одни признаны памятниками, другие — точно такие же — нет. Это определяет их судьбу. Одни ремонтируются, другие ветшают, и там постоянно случаются пожары.

Близнецы-коммуны

К примеру, 25 миллионов рублей выделено на ремонт системы теплоснабжения жилого дома № 10 по улице Социалистической в Коврове. Позже планируется также заменить всю электрику. Сделать это власти обязала Государственная жилищная инспекция, проводившая проверку дома. Она обратила внимание на то, что здание признано памятником градостроительства и архитектуры регионального значения еще 8 октября 1998 года.

Но таких домов-близнецов в Коврове (возведенных в 1930 году в модном тогда стиле конструктивизима) насчитывается целых три. Кроме дома на Социалистической, это дом № 19 на улице Абельмана и дом № 15 на улице Октябрьской в северной части Коврова. Их раньше именовали домами-коммунами.

При этом здание № 19 на Абельмана признано памятником градостроительства и архитектуры регионального значения еще 17 января 1996 года. А дом-коммуна на улице Октябрьской, который в Коврове известен как «пятый дом» (печально знаменитая трущоба с отсутствием коммунальных удобств и повышенной криминогенной опасностью) в число памятников градостроительства и архитектуры почему-то не попал.

«Дом-коммуна» в Коврове на улице Октябрьской, 15

Все эти три дома построены в одно и то же время, и если два из них являются памятниками, то и третий просто обязан быть таковым. Однако это вопросы уже к другой Госинспекции — Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия.

Опасные здания

Здания коридорного типа имеют деревянные перекрытия, что делает их особенно пожароопасными. Именно таким было здание Самарского ГУВД, сгоревшее в феврале 1999 года, причем десятки сотрудников тогда еще милиции погибли. В январе 2008 года серьезно пострадало от пожара тоже построенное в стиле конструктивизма здание Ивановского областного УВД. В обоих случаях огонь распространялся по деревянным пустотным перекрытиям, что не давало возможности пожарным локализировать загорание и привело к тяжелым последствиям.

Здание Самарского ГУВД после пожара

Заменить перекрытия в подобных домах практически невозможно: для этого пришлось бы полностью обновлять все внутреннюю «начинку» здания. Поэтому после любых ремонтов живущие в домах-коммунах люди остаются в роли заложников на «пороховой бочке». И рекомендация Жилищной инспекции при пожаре вряд ли поможет быстро справиться с огнем.

Почему Госинспекция и горадминистрация обратили свое внимание на дом № 10 на Социалистической, не совсем понятно. Дом расположен рядом с заводом имени В.А. Дегтярева, там немало магазинов и иных коммерческих заведений. Возможно, кто-то заинтересован в ремонте именно этого здания?

Шуберт, да не тот

Не только в признании двух ковровских «домов-коммун» из трех памятниками градостроительства и архитектуры нет логики. Мало порядка и в официальных списках памятников градостроительства, архитектуры и истории по городу Коврову в целом.

У многих домов-памятников почему-то отсутствуют даты постройки, хотя они давно установлены сотрудниками музея и краеведами. Нет в списках Госинспекции даже года постройки здания бывшей уездной земской управы, в которой ныне находится городской музей.

По соседству со зданием музея дом № 18 на Абельмана в списке памятников Госинспекции значится построенным в 1825 году, хотя на самом деле его возвели в 1895-м и достроили до нынешнего объема в 1928 году. Временная разница более чем существенная.

Купцы и прочие домовладельцы, даже бывшие ковровские мэры и председатели земской управы, врачи названы в указанном списке лишь по фамилиям, в то время как оружейники, писатели и революционеры — с обязательным добавление инициалов.

Оскар Богданович Шуберт — ковровский домовладелец

Получаются прямо анекдотические ситуации. Вот, скажем, дом № 7 по улице Абельмана в списке памятников указан как «Дом Шуберта, XIX в». При таком лаконизме впору заподозрить, что в Коврове построил дом великий композитор Франц Петер Шуберт, живший как раз в XIX веке. На самом деле его возвёл в 1903-1904 гг. начальник Ковровских железнодорожных мастерских Оскар Шуберт.

Храмы и могилы

Старейшее в Коврове здание Христорождественского собора в списке значится построенным в 1778 году, хотя историки уже давно установили, что, по крайней мере, в 1700 году он уже стоял в качестве первого каменного строения тогда еще села Коврова. Однако Госинспекция уже более 20 лет дату «постройки» собора почему-то не меняет, хотя документ, опровергающий это, хранится в Российском государственном архиве древних актов в Москве и был опубликован тысячным тиражом более двух десятков лет назад.

Зато второй по времени строительства каменный храм Коврова — Иоанно-Воиновский — в списке обозначен возведенным в 1800 году, хотя его постройка началась в 1809-м и завершилась только в 1827-м. Об этом написано немало книг и имеются документы в Госархиве Владимирской области. Найти эту информацию можно всего за несколько секунд в Интернете, но, похоже, сотрудники Госинспекции и не думали что-то уточнять и проверять.

Дом № 75 по улице Абельмана в списке памятников обозначен как «здание городского театра», построенное в 1924 году, хотя давно известно, что в основе данного сооружения — особняк ковровского фабриканта Николая Масальского, строившийся еще до революционных потрясений 1917 года.

Понятно, почему памятником регионального значения числится могила Героя Советского Союза Павла Ранжева, но непонятно, почему таковыми не являются могилы других Героев-ковровчан? Например, могила похороненного в октябре 2009 года в Коврове Героя Советского Союза капитана Алексея Генералова, останки которого обнаружили в братской могиле на местах боев в Мурманской области?

Думается, функции Госинспекции по охране объектов культурного наследия — не только в том, чтобы контролировать владельцев исторических зданий, но и в том, чтобы выявлять дома-памятники и отслеживать их судьбу. Поэтому многочисленные неточности и откровенные ляпы в документе столь ответственной и уважаемой организации вряд ли уместны.

Михаил Одинцов

На верхнем снимке: «пятый дом» после одного из пожаров 

Обсуждение 1

  • Гость:

    эти дома нужно вообще с землей сравнять!!!! сплошь одни наркоманы и криминальные элементы!!!рассадник болезней!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Ваше имя (обязательно)

    Ваш телефон (обязательно)

    Сообщение