18+

Век назад во Владимире были статуя Свободы и морковный кофе

В Палатах открылась выставка к 100-летию революции

Экспозиция, открывшаяся во владимирских Палатах, стала самой крупной исторической выставкой из всех сделанных музеем-заповедником в нынешнем году. В основу легли экспонаты из владимирских фондов, однако некоторые предметы предоставлены другими музеями — такими, как Государственный музей В.В. Маяковского.

Выставка «1917. Год жизни. Хроника губернского Владимира» — это рассказ о жизни нашего города ровно сто лет назад. Двенадцать стендов — по числу месяцев в году. В каждом нашли отражение свои события: арест губернатора Крейтона, введение продуктовых карточек, всевозможные рабочие и солдатские манифесты.

Кстати, в 1917 году Владимир был местом достаточно тихим и сонным. 7 ноября, когда в Петербурге штурмовали Зимний (между прочим, на «Авроре» в ту пору служили несколько моряков из Владимирской губернии, и один из них, Александр Белышев, стал первым комиссаром революционного крейсера), в нашем городе все было спокойно.

Только день спустя, получив ленинские декреты, владимирские революционеры взялись наводить свои порядки: за неимением в городе заводов захватили кинематограф и разграбили спиртовой склад.

«Как везде и всюду, ярость восставшего народа и здесь с необычайной энергией обратилась почему-то на общественные памятники, — точно невеждам хотелось стереть свою историю! — пишет Иван Наживин в хронике «О революционных днях во Владимире». — Первое такое разрушение испытал у нас на себе известный царский приспешник и камер-юнкер Пушкин, которому ловким ударом камня восставшие граждане снесли половину лица».

Вместо этого на Соборной площади (там сейчас памятник Ленину) установили статую Свободы.

«Поставили фигуру невероятной бабищи с совершенно невозможными окороками; в руку ей дали красную электрическую лампочку, а внизу подписали: III Интернационал, — описывает событие тот же Наживин. — Граждане, однако, не могли одолеть этого слова и свободно переделали его в «интерцентрал». Интерцентрал этот простоял весьма недолго: при первых же дождях он раскис, разбух, накренился набок и упал, оставив после себя кучу какого-то серого, безобразного месива».

На выставке есть редкая фотография, на которой этот памятник еще цел.

Вообще, экспонатов на выставке не так много, но предметов того времени вообще сохранилось мало. Те, что уцелели, однако, очень интересны: например, пасхальная революционная открытка, подписанная «Гражданин свободной России». Или рецепт морковного кофе, отправленный владимирской художницей-авангардисткой Ольгой Розановой сестре Анне в Вязники (сейчас в хипстерских кафе такой напиток подают приверженцам ЗОЖ — но тогда его варили от отчаяния и нехватки продуктов). Или столовое серебро и украшения из клада, найденного в 1983 году на территории гимнастической школы: предположительно, эти вещи принадлежали семье офицера и были спрятаны как раз в 1917 году.

А еще — стяг «За Веру, Царя и Отечество» с зашитым словом «Царя», платье владимирской сестры милосердия, дневники владимирцев эпохи революции и чудом уцелевший отрывной календарь 1917 года.

Выставка в Палатах — это еще и презентация обновленного музейного пространства: зал на третьем этаже Палат перекрасили в радикальный черный. Красные флаги, черно-белые фотографии и прочие атрибуты 1917 года в этом интерьере смотрятся мрачно и зловеще, но посмотрим, как обыграют черные стены в следующих экспозициях.

Еще одна дань новому времени — трибуна с красным флагом, на которой все желающие могут сделать революционное селфи.

Марина Сычева

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение