Патриотизм растворился в медовухе

Недаром помнит вся Россия... про "Медовуху Фест"

Недавно отмечалась 205-летняя годовщина Бородинского сражения. Об этом Дне воинской славы России в городах и районах Владимирской области почти нигде не вспомнили.

Исключением стало лишь торжество при Воскресенском храме села Павловское Ковровского района, где на могилу героя Бородина генерала Юкичева были возложены цветы под звуки ружейного салюта. А в Суздале, например, в недавнюю годовщину Дня Бородина прошел праздник… «Медовуха Фест»!

Праздник медовухи — дело, конечно, хорошее, но почему его надо было устраивать непременно в этот день? В регионе-33 до сих пор нет ни одного памятника офицерам и ратникам Владимирского ополчения 1812 года, которое состояло из шести полков и потеряло несколько сот человек, хотя, казалось бы, целую дивизию целиком из своих во Владимире уже давно пора бы хоть как-то отметить.

Две войны

Привычно произнося «Великая Отечественная война», мало кто задумывается, что это название появилось в такой форме для того, чтобы отличить его от наименования «Отечественная война». И события 1941-1945 гг. по напряженности и драматизму вполне сопоставимы с историей 1812-1814 гг. Даже более того — армии Наполеона удалось то, что не сумели гитлеровцы: она захватила Москву.

Авангард французов вступил и в пределы нашей Владимирской губернии — в западную часть Покровского уезда. В отличие от СССР середины XX века, Российская Империя начала XIX столетия не имела развитой промышленности и экономики в восточных регионах, в том числе за Уралом, поэтому потеря западных и значительной части центральных губерний, занятых французами и их союзниками, грозила катастрофой.

Тем величественнее подвиг наших предков, успешно отразивших нашествие «двунадесяти языков», и тем в большей степени долг потомков — хранить память об этих героях. Однако если воинам Великой Отечественной посвящено множество мемориалов, то памятники героям войны 1812 года  можно пересчитать по пальцам. И Владимирская область исключением в этом плане не является.

Память на словах

В областном центре общегородского мемориала воинам Отечественной войны никогда не было и нет до сих пор. Не сохранились и памятники умершим в 1812 году от ран во Владимире офицерам и солдатам русской армии. Например, 28 ноября 1812 года во Владимире от ранения пулей в ногу, полученного при Бородино, умер командир лейб-гвардии Кирасирского полка подполковник Петр Иванович Слепченко, погребенный на Князь-Владимирском кладбище. Но где — неизвестно, так как надгробие не сохранилось.

При Вознесенской церкви Владимира был похоронен участник Бородинского сражения — майор Ахтырского гусарского полка князь Дмитрий Владимирович Голицын. Но его памятник тоже не уцелел, и могила затеряна. Впрочем, один памятник Отечественной войне 1812 года во Владимире все же существует, причем не заметить его никак невозможно. Это колокольня Успенского собора, сооруженная владимирцами в честь победы над Наполеоном. Однако об этом сегодня мало кто знает.

Забытые герои

Во втором по численности жителей во Владимирской области городе Коврове тоже нет ни одного памятника ковровчанам — героям Отечественной войны, хотя только на местном городском кладбище их было похоронено немало. Среди них даже генерал — командир дивизии генерал-майор Алексей Григорьевич Апостолов, умерший в Коврове во время маневров.

В городе Суздале на старом Знаменском кладбище имеются металлические кованые кресты в память умерших от ран воинов 1812 года. Однако установлены они лишь в 1990-е годы на тех местах, о которых ранее писали местные краеведы. Документальных подтверждений того, что на Знаменском кладбище хоронили солдат и офицеров в 1812 году, не найдено, и сегодня эти памятники почти позабыты.

Едва ли не самым известным объектом во Владимирской области, связанным с событиями 1812 года, был и остается памятник полководцу, генералу, князю Петру Ивановичу Багратиону, умершему от тяжелой раны, полученной в Бородинском сражении, в селе Сима Юрьев-Польского уезда.

В 2012 году на могиле Багратиона был установлен новый памятник, однако прах генерала был перенесен из Симы на Бородинское поле еще в 1839 году, поэтому в Юрьев-Польском районе находится лишь место его первоначального погребения.

Многолетние попытки создать музей в доме усадьбы князей Голицыных, где умер Багратион (чудо, что этот дом вообще сохранился), так и не увенчались успехом. И по большому счету в Симе о Багратионе и 1812 годе смотреть особенно и нечего.

Единичные примеры

В Вязниках, едва ли не в единственном городе Владимирской области, еще с 1962 года существует памятник вязниковцам — героям Бородинского сражения, установленный на старом Покровском кладбище. В 2012 года обелиск отремонтировали и дополнили гранитной доской с указанием имен, фамилий и чинов нескольких конкретных участников Бородинского боя из Вязников и Вязниковского уезда.

В селе Павловское Ковровского района восстановлено надгробие в виде двухметрового гранитного креста на могиле другого генерала — участника войны 1812 года Василия Семеновича Юкичева. Генерал-майор Юкичев молодым поручиком лейб-гвардии Литовского полка участвовал в Бородинском сражении, где был ранен, но остался в строю.

Восстановленное надгробие на могиле героя Бородинского сражения генерал-майора Василия Юкичева в селе Павловское Ковровского района

Теперь в его бывшем имении устроен музей «Усадьба двух генералов», где даже восстановлена обстановка генеральского кабинета. Но подобный пример увековечивания памяти героя Отечественной войны почти единичен.

В Судогде на старом кладбище несколько лет назад найдено и установлено вместе с пояснительной доской надгробие бывшего судогодского городничего подполковника Федора Макаровича Сухоцкого — участника войны 1812 года, в составе Белозерского пехотного полка воевавшего под Смоленском, Бородино и Тарутино.

В Вознесенском погосте Гороховецкого района восстановлено надгробие на могиле подполковника и кавалера Николая Ивановича Коноплина — героя Отечественной войны, длительное время остававшееся в заброшенном состоянии.

Малоизвестная война

Сегодня много и на разном уровне говорится о воспитании патриотизма, в нашем регионе действует немало общественных организаций, связанных с военно-патриотической тематикой. Достаточно вспомнить местное отделение военно-исторического общества. Однако почему-то почти все их усилия так или иначе связаны или с Великой Отечественной войной, или с необъявленными войнами XX века в «горячих точках».

После установления нового праздника 4 ноября популярной стала еще тематика событий Великой Смуты начала XVII столетия. А недавно в связи со столетним юбилеем вспомнили о Первой мировой войне, хотя достаточно скупо. Но и только. Об участии наших предков в иных средневековых войнах, в том числе в Куликовской битве, в суворовских походах, Крымской войне, по-прежнему знают в основном лишь немногие специалисты и энтузиасты.

И даже Отечественная война, прославленная в классических книгах и кинофильмах (прежде всего, конечно же, в романе-эпопее Льва Толстого «Война и мир»), для многих сограждан по-прежнему остается неизвестной или малоизвестной войной, а владимирцам — участникам событий 1812 года по-прежнему не посвящено ни одного мемориала.

Николай Фролов

Фото: http://sodrugestvo.info и http://supercoolpics.com

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение