18+

Зачем Абрам завёл гарем у деревни Бабёнки

Неподалеку от Коврова у быстрой извилистой речки Нерехты рядом с деревней Бабёнки находятся коллективные сады, у ограды которых стоит шеренга вековых лип. Сегодня мало кто помнит, что прежде на этом месте в течение более чем полутора столетий находилось сельцо Петровское с усадебным домом, хозяйственными строениями, парком и прудом.

Остатками этого парка при исчезнувшей усадьбе и являются старые липы неподалеку от Нерехты. Редкий случай — известно в честь кого Петровское получило свое название. Его основателем стал поручик Петр Кузьмич Крюковской — дворянин из польских шляхтичей, предки которого оказались в России в плену и стали служить новой родине. Именно Петр Крюковской и нарек новопостроенную усадьбу в честь своего имени.

Польский корень

Дед поручика Филипп Крюковской попал в плен к русским под городом Быховым во время тринадцатилетней войны в правление царя Алексея Михайловича. Грамотного шляхтича определили подьячим (мелким служащим) Покровского женского монастыря в Суздале. Там он женился, и у него родились пятеро сыновей.

Старший Семён Крюковской был взят в солдаты и погиб в сражении со шведской армией короля Карла XII под Нарвой в 1700 году в самом начале Северной войны.

Самым младшим из братьев был Кузьма Филиппович Крюковской, родившийся в 1687 году. Он, как и его отец, служил Покровскому монастырю.

А вот внук Пётр Кузьмич, родившийся в 1728 году, в царствование императрицы Елизаветы Петровны начал службу каптенармусом лейб-гвардии Преображенского полка, откуда поступил в Придворную конюшенную канцелярию, где дослужился до поручика. В конце 1750-х гг. он женился на Любови Толстой — представительнице старинного дворянского рода. Получив в приданое деревню Бабёнки неподалеку от села Коврова (нынешнего города), он построил себе поблизости усадьбу, основав тем самым сельцо Петровское.

Судья и полицейский

В 1763 году в Петровском по третьей ревизской переписи значилось 24 жителя, а в 1784-м согласно четвертой «ревизии» там проживал 41 человек. Это были «дворовые люди» господина Крюковского — слуги в его усадьбе.

В 1760-е годы поручик Пётр Крюковской занимал должности экономического казначея во Владимирском, Муромском и Гороховецком уездах, управляя тамошними казенными имениями. В 1778-1781 гг. он был первым в истории вязниковским уездным предводителем дворянства, в 1782-1784 гг. служил ковровским уездным судьей, а в 1786-1790 гг. руководил ковровской полицией в качестве местного городничего.

Именно при нём в октябре 1788-го Ковров почти полностью сгорел во время сильнейшего пожара. Впрочем, городничего не винили, так как сила стихии была такова, что справиться с ней почиталось невозможным. В конце 1790-х гг. Крюковской скончался в Петровском, которое унаследовал его единственный сын Абрам.

Сумасбродный Абрам

Отпрыск ковровского городничего оказался чудаком и даже сумасбродом. В молодости он служил в Московской артиллерийской роте, откуда был отставлен штык-юнкером (чин, равный подпоручику армии). Получив наследство от батюшки и будучи женат на дочери едва ли не самого богатого ковровского купца той поры Фёдора Федотовича Шаганова Прасковье, Абрам Крюковской куролесил, как только мог, чередуя попойки с охотой, а танцевальные вечера с походами в свой крепостной гарем.

Законный сын у него был лишь один, названный в честь деда Петром — позже он стал полковником и участвовал в знаменитом Аустерлицком сражении, а вот внебрачных — четверо, и все они носили фамилию Рюковских, так как по неписанной традиции незаконным дворянским детям давалась фамилия отца без какого-либо слога. Так, к примеру, появились Бецкие от Трубецких и Ленские от Оболенских.

В конце 1830-х гг. Петровское у наследников Абрама Крюковского купил отставной капитан Ладожского пехотного полка Пётр Афанасьевич Маньков — ветеран Отечественной войны 1812 года, участник сражений при Смоленске, Бородино, Тарутино и Малоярославце, раненый при Дрездене в 1813-м.

Новые хозяева

При Маньковых усадьба в Петровском еще более расширилась. В 1850 году там насчитывалось 55 человек прислуги — новые хозяева жили с размахом. Однако формально в Петровском во всех списках и ведомостях официально числился лишь один-единственный двор — господская усадьба, а все остальные флигеля и избы являлись неотъемлемым целым с главным барским домом.

Пётр Маньков служил ковровским уездным судьей и становым приставом в Ковровском и Вязниковском уездах. Он скончался в 1857 году в 72-летнем возрасте, и хозяйкой в Петровском осталась его вдова Мария Алексеевна.

Их старший сын майор Николай Петрович Маньков участвовал в обороне Севастополя во время Крымской войны на 5-м бастионе, был контужен и награжден двумя боевыми орденами. В 1860-е гг. он стал одним из последних городничих Коврова.

Его брат штабс-капитан Александр Петрович Маньков тоже был ранен и контужен при обороне Севастополя, получил два боевых ордена, избирался председателем Ковровской уездной земской управы и предводителем дворянства.

Вскоре после отмены крепостного права многочисленная дворня покинула Петровское. В 1873 году при Марии Маньковой там состояло всего лишь три человека прислуги. Рассчитанная на дармовой труд крепостных, усадьба постепенно стала приходить в упадок. В 1888 году 86-летняя Мария Афанасьевна умерла, и ее наследники совсем запустили усадьбу.

Конец усадьбы

В начале 1890-х гг. Петровское начал, было, обустраивать младший сын Маньковой Дмитрий Петрович, служивший земским начальником, но 1 мая 1895 года он погиб от случайного выстрела на охоте (впрочем, существует версия, что это было умышленное убийство). Вдова Манькова Клавдия Александровна продала Петровское ковровскому адвокату Алексею Герасимовичу Летунову.

Новый хозяин Петровского происходил из крестьян соседнего прихода, он окончил юридический факультет Московского университета и выбился в люди, дослужившись до чина коллежского асессора и даже получив орден.

Летунов породнился с купечеством и духовенством, вступил в партию кадетов, основал первую в Коврове газету «Ковровские вести», занимался благотворительностью. В Петровском он отремонтировал старый усадебный дом и пытался создать там прибыльное хозяйство, фактически — большую ферму.

Он выписывал новые сельскохозяйственные орудия и племенной скот. При нем усадьба пережила последний подъем. Местные крестьяне по фамилии владельца стали называть ее Летуновкой. Это «народное» название помнят до сих пор.

Однако октябрь 1917 года поставил крест на усадьбе. В марте 1918 года от испанки в 44-летнем возрасте скончался Алексей Летунов. Его вдова и дети некоторое время продолжали жить в Петровском, но вскоре усадьбу национализировали. Дом отдали под квартиры крестьянам, позже там было устроено отделение местного колхоза, большая часть усадебного парка оказалась вырубленной.

В 1950-х гг. вконец обветшавшую усадьбу снесли окончательно. На её территории устроили коллективные сады, которые там остаются до сих пор. И лишь два десятка старых лип, когда-то окружавших старый господский дом, выстроенный еще Петром Крюковским, напоминают об исчезнувшей усадьбе, даже названия которой жители соседних селений давно позабыли. Летуновку некоторые старики еще знают, а вот Петровское для них — уже неведомое имя…

На иллюстрациях:

  1. Картина К.А. Трутовского «Помещик и его крепостные»
  2. Испытание нового плуга в Петровском
  3. Алексей Летунов (крайний справа во втором ряду) с семьей и родственниками на фоне усадебного дома в Петровском. Начало 1910-х гг.
  4. Старые липы на месте исчезнувшего сельца Петровского

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение