18+

«Пистолет в лоб — и не быть бы ему в Коврове»

В последней четверти XVIII столетия генерал Михаил Каменский имел почти такую же славу, как и Александр Суворов. Оба они стали фельдмаршалами, одержали много побед, получили графские титулы и высшие ордена Российской империи. Сам Суворов признавал, что Каменский «знал тактику», а в его устах это было изрядная похвала.

Михаил Каменский в 19-летнем возрасте был отправлен на стажировку во французскую армию, позже ему довелось послужить в Пруссии, где он изучал тамошние военные порядки. В 28-летнем возрасте Каменский уже был бригадиром (бригадным генералом), в то время как Суворов в ту пору смог дослужиться только до секунд-майора. В 46 лет Каменский стал генерал-аншефом (полным генералом), а Суворов смог достичь этого высокого чина лишь в 56.

Генерал-фельдмаршал граф Михаил Федотович Каменский

Хотя полководческий талант Суворова в итоге оказался значительно выше, тем не менее, граф Каменский с полным основанием входит в число «орлов» «золотого века» Екатерины Великой. И точно так же, как Суворов, Каменский оказался причастен к истории нашего Владимирского края.

Граф и рекрут

Так сложилось, что в Госархиве Владимирской области документы о землевладении семейства Каменских в нашем крае почти не сохранились: в соответствующем деле уцелевшие алфавитные списки начинаются лишь с буквы «Л». Зато уцелел другой, не менее ценный исторический источник: мемуары владимирского губернатора 1802-1812 гг. князя Ивана Михайловича Долгорукова — известного поэта и литератора. Он подробно повествует о посещении графом Каменским Владимира в январе 1806 года. Знакомство губернатора с прославленным полководцем оказалось необычным. По своей должности князь председательствовал в губернском рекрутском присутствии (аналоге нынешней призывной комиссии облвоенкомата), куда граф Каменский прибыл для того, чтобы сдать в рекруты крепостного из своего владимирского имения. Правда, обычно помещики присылали для сопровождения потенциального новобранца своего управляющего или старосту, а фельдмаршал привел будущего солдата лично!

Князь Долгоруков так рассказал о необычном поступке графа Каменского в своих воспоминаниях: «В назначенный для приема день граф вошел в камеру набора в простом армейском сюртуке. Я вышел к нему навстречу. Он меня поворотил к моему месту. Подали ему  кресла. Он не сел и стал у окна, у которого простоял во все то время, пока медик, приемщик и все присутствие осматривало его рекрута. При некоторых сомнениях в годности его со стороны лекаря граф подходил к нему, защищал право свое, утверждал годность мужика на службу, и когда он был принят, граф подошел к присутственному столу и отвесил нам всем большой поклон, какой сделал бы его староста. Я его проводил до сеней и застал в разговорах с матерью отданного рекрута, которая о потере сына неумеренно плакала, а он, утешая ее, твердил: «Как быть, старуха, у тебя еще два сына дома, а у меня всего два, и оба в походе».

Михаил Федотович Каменский и его сын генерал-аншеф Николай Михайлович Каменский. Парная миниатюра

Насчет сыновей граф сказал правду. Оба его сына служили в армии полными генералами, причем младший граф Николай Каменский, проживший всего 34 года, получил славу великого полководца и имел главный орден страны св. Андрея Первозванного.

Курьез на представлении 

Долгоруков описал и свой разговор с Каменским-старшим, когда тот после рекрутского присутствия заехал к владимирскому губернатору со светским визитом и затронул актуальную тогда тему проигранного русской армией в ноябре 1805 года Аустерлицкого сражения:

«Беседу свою заключил он сими примечательными словами и которых я не мог никогда забыть: «Каменский дурак, но если б он командовал под Аустерлицами, то пистолет бы себе в лоб — и не быть бы ему в Коврове» (город того уезда, в котором его деревня)».

Последняя встреча князя и графа произошла несколько дней спустя, когда губернатор устроил прием по случаю прибытия фельдмаршала, о чем Долгоруков вспоминал следующим образом:

«Несколько дней еще прожил он в своем поместье. Я ему дал спектакль благородный, на который он прямо из деревни в метель в крестьянских санях прискакал, одет в мундир, но и тут особенную выкинул странность. Когда-то, несколько лет назад, в Владимире в бытность его скончалась сестра его родная Брылкина. Он тогда еще не имел Андреевской ленты, и мундир того времени оставался с Александровской звездой в деревенском доме. Ныне, чтоб приехать ко мне, он его вспомнил, велел отыскать и, показав на себе Андреевскую ленту со звездою другого ордена, он довольно забавную представлял картину. Но ему что за нужда? Он любовался театром, прошел с дочерью моею польский, выпил рюмку водки и, несмотря ни на какие убеждения, презирая вьюгу и непогодь, в тех же санках возвратился в деревню».

Любительский спектакль — одна из любимых забав русского дворянства

Курьез, описанный губернатором, заключался в том, что граф Каменский надел мундир с синей лентой ордена св. Андрея Первозванного, но со звездой (орденские звезды тогда были не металлическими шитыми, и их нельзя было просто так снять с мундира и приколоть на другой) ордена св. Александра Невского, к которому полагалась красная лента. Для любого иного офицера или даже генерала столь вопиющее нарушение формы могло закончиться скандалом, но столь экстравагантный вид фельдмаршала и графа все восприняли как должное.

Смерть от топора

Пресловутая деревня, принадлежавшая графу Каменскому во Владимирской губернии все-таки нашлась: на самом деле это было село Воскресенское на границе тогдашних Владимирского и Ковровского уезда. Именно там в конце XVIII столетия выстроила каменный храм упоминавшаяся Долгоруким родная сестра полководца Мария Федотовна Брылкина, вдова тайного советника сенатора и бывшего астраханского губернатора Ивана Онуфриевича Брылкина, скончавшегося еще в 1788 году.

Воскресенский храм в селе Воскресенское

Возведенная Каменской-Брылкиной Воскресенская церковь сохранилась там до сих пор, и сегодня постепенно восстанавливается. Сама Мария Брылкина скончалась в начале 1800-х гг. во Владимире.

В конце 1806 года фельдмаршал Каменский был назначен императором Александром I главнокомандующим русской армией, действовавшей против французов. Однако 68-летний ветеран оказался не на высоте положения и окончательно вышел в отставку. Во Владимирской губернии он с тех пор не бывал. А в августе 1809-го его зарубил топором крепостной слуга. Ходили слухи, что его наняла молодая любовница графа, желавшая завладеть его деньгами и выйти замуж за местного полицейского офицера…

Фото: http://www.bnp.by/wp-content/uploads/2012/03 /Ampirniy-bal-v-Mirskom-zamke-18.jpg

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение