Учителю из Владимира отдали свои подписи звёзды шоу-бизнеса

Как впечатлить Кобзона и Шульженко

Он увлекся отечественной эстрадой мальчишкой. Миша Костаков воспитывался в Лакинском детском доме. Но каждый выходной он спешил к телевизору, чтобы увидеть программу «Музыкальный киоск» с несравненной Элеонорой Беляевой. «Я смотрел полчаса на экран и у меня было ощущение, что она разговаривает со мной, — говорит он. — Также по субботам шли «голубые огоньки». Я их тоже смотрел и наполнялся эстрадными и киношными впечатлениями. Так и пристрастился к эстраде. Кроме того, в детском доме по выходным были музыкальные занятия, я с удовольствием пел. Но скажи мне тогда, что я буду заниматься автографами, то никогда бы не поверил».

Дело решила приятная неожиданность. 21 декабря 1965 года ребят из детдома повели на концерт. Выступал Иосиф Кобзон. Миша на одном дыхании прослушал весь концерт, репертуар которого был ему по большей части отлично знаком. А потом решил найти артиста и поблагодарить его за выступление. Иосиф Давыдович выслушал мальчика и совершенно очарованный его непосредственностью сделал ему подарок. Вынул из пиджака фотографию и подписал ее: «Мои наилучшие пожелания, с восторгом от юношеского изумления».

Это фото до сих пор хранится в коллекции Михаила Михайловича. Однако окончательное решение собирать автографы известных людей пришло позже, когда он поступил учиться в вуз. Став студентом Владимирского пединститута, Михаил дал себе зарок ходить на концерты во Владимирскую филармонию. И так с 1974 году его коллекция стала пополняться регулярно.

Одна из встреч после концерта подарила ему дружбу с великолепной певицей Клавдией Ивановной Шульженко.

— Я подбил однокурсниц пойти на ее концерт. Ей было за шестьдесят, я воспринимал ее как легенду нашей эстрады. И тогда, и позже, сидя в зале, я не мог отделаться от мысли о том, что передо мной не артисты, а просто наряженные люди! Настолько великим мне казалось расстояние между ними и нами, рядовыми зрители. Воспринимал их как небожителей. Тем более, что о них не было так много информации в открытом доступе, как сейчас. Я часами просиживал в читальном зале областной библиотеки. Искал статьи о них. Да и к встречам готовился. Думал, а вдруг, они что-то спросят, а я и сказать не могу! – рассказывает Михаил Михайлович.

И вот он стоит у двери гримерки Шульженко после концерта. Постучался.

— Да-да, — говорит голос, который знаком до замирания сердца.

Певица открыла дверь в бархатном халате, на голове — чалма из полотенца.

— Извините, пожалуйста, мне бы Клавдию Ивановну, — растерялся юноша.

— Клавдия Ивановна – это я, — улыбнулась артистка. — Вы не волнуйтесь, садитесь. Что вы от меня хотите?

Михаил объяснил цель визита. И она кроме автографа протянула ему свою визитку. «Будете в Москве, звоните», — сказала Шульженко. И он позвонил.

«В 1975 году я приехал в Москву, и она пригласила меня домой. Сделала вид, что узнала и вспомнила меня. Домработница Шурочка наливала нам чай и кое-то покрепче. И мы с ней подружились», — вспоминает он. Несколько месяцев спустя Клавдия Ивановна выступала в Коврове. Михаил приехал на концерт и тут удивил всех — и певицу, и зрителей. Во время исполнения песни «Бабушкино танго» вышел на сцену с букетом, закружил артистку в вальсе и, встав на колено, подарил букет. Зал одобрительно захлопал неожиданно образовавшемуся дуэту — легенде эстраде и смелому пареньку.

В одной ложе с Брежневым

И таких историй в памяти Михаила Михайловича — немало. Иногда кажется, что подобное сегодня просто невозможно. Чего стоит его история о том, как он попал на юбилейный концерт великой балерины Галины Улановой. В 1980 году в один из приездов в Москву он увидел афиши ее юбилейного концерта в Большом театре.

«Купил цветы, коробку конфет, шампанское и приехал к ее знаменитому дому на Котельнической набережной. Консьержка меня останавливает: «Вы куда? К Улановой? Ее нет». «Как же нет, — схитрил молодой человек. — Мы только по телефону разговаривали». Домуправ при входе не только пропустила Михала, но услужливо подсказала, в какой именно квартире живет великая балерина.

«Пока ехал на лифте — сто потов сошло, — рассказал он. — Волновался сильно. Открыла домработница. Я представился. Галина Сергеевна вышла ко мне. Поздравил ее с днем рождения, попросил автограф. И она меня, к моему великому изумлению, приглашает на свой юбилейный концерт. Балерина, легенда, дважды герой Соцтруда и я — парень из провинции! — представляете мое волнение. Но в назначенный час я стою у ее парадного. Рядом — кортеж авто. Меня сажают в одну из них и везут. Каково же было мое смятение, когда стало известно, что концерт я буду смотреть из правительственной ложи! «Да не нужна мне ложа!» — говорю я людям в штатском. «Мы выполняем распоряжение Галины Сергеевны», — отрапортовали они мне. И вот так я оказался в одной ложе с генсеком Л.И. Брежневым, с П.Н. Демечевым, министром культуры СССР, с другими членами Политбюро.  После концерта меня хотели провести на фуршет. Я отказался. Для меня было уже достаточно впечатлений на всю жизнь!

Автографы всех ведущих российских эстрадных деятелей, начиная с 70-х годов и до наших дней, есть в коллекции Михаила Костакова. Он вхож в дом многих «звезд» первой величины. Но при этом, признается, что никогда не ставил цели попасть на их концерты бесплатно. У него вообще очень мужской взгляд на то, как должен вести себя поклонник с кумиром.

«Конечно, тогда билеты не были такие дорогие, как сейчас, но 1,5-2 рубля надо было найти, а также букет купить. За моей спиной нет родителей, нет генеральских погон. Мне платили стипендию, учился я хорошо, но всегда подрабатывал: грузчиком, дворником, техничкой, сторожем в детском саду. Я все успевал. Отчетливо понимал: мне никто никогда не поможет, и это меня стимулировало», — говорит он.

Путь к звездам

В 1982 году Михаил участвовал в необычной встрече, которую инициировал Союз театральных деятелей. В Москве собрали «автографоманов» со всего Союза. Приехали 12 человек. Владимир представлял он один. Необыкновенно сильное впечатление на всех произвел Михаил Иванович Невский, коллекционер из Иваново. Ему было 82 года, и в его коллекции оказались автографы не только деятелей культуры, но и политиков, маршалов, военачальников. Но все присутствующие согласились с тем, что именно у Михаила эстетический уровень оформления коллекции самый высокий.

«Мы потом сдружились с Невским, — рассказывает Михаил Михайлович. – Он почти до 90 лет собирал свою коллекцию, и она впечатляла своим масштабом. Дал мне много полезных советов».

Спрашиваю у Михаила Михайловича, какие самые запоминающиеся автографы? Есть ли такие, которые достались ему с «гламурным» боем?

— Мне грех жаловаться, — уверен он. — В мире кино и эстрады меня знают, относятся ко мне с вниманием и уважением. Не капризничают, когда прошу автограф. Хотя сегодняшние звезды шоу-бизнеса с телохранителями, попасть к ним сложно в моральном плане. Но с пониманием относятся к моей просьбе, и отказов, как таковых, не было.

Дорожу автографом великого российского дирижера Юрия Васильевича Силантьева, Эдиты Пьехи, которая в 80 лет остается образцом элегантности, женщиной с ярким шармом. Как не дорожит автографом Ивана Козловского, Клавдии Шульженко, Изабелы Юрьевой, Леонида Утесова, Капитолины Лазаренко, Гелены Великановой многих-многих других! Я приверженец эстрады тех лет.

А Пугачевой автограф есть?

— Да, и несколько! В 1975 году она приезжала во Владимир в филармонию с ансамблем «Веселые ребята». Это было сразу после ее участия в конкурсе «Золотой Орфей». Но мы шли не на Пугачеву, а на «Веселых ребят», они были на пике славы. А о Пугачевой на афише было написано мелким шрифтом. У нее тогда две песни были на слуху: «Посидим-поокаем» и «Арлекино». И я спокойно взял у нее автограф. В 1977 году я поехал в концертный зал «Россия», попал за кулисы. Снова увидел ее. Говорю: «Аллочка, мы с вами виделись два года назад» и показываю автограф. А рядом две девчонки, тоже за автографом пришли. И она им попеняла на то, что они с билетами пришли, а не так, как я — с подготовленной страничкой в альбом. Мне перед девчонками неудобно было. У них ведь не было такой заданности. А в 90-х годах мы с женой поехали в Питер, и я благодаря автографу («Мише от всего сердца. Женщина, которая поет») попал на ее концерт.

В 80-90-е годы он каждый выходной ездил в Москву, где на лучших концертных площадках общался со звездами: театр эстрады, Лужники, концертный зал «Россия». Круг тех, с кем отношения стали приятельские, расширился — конферансье Борис Брунов, Бедрос Киркоров, Муслим Магомаев, Валентина Толкунова, Иосиф Кобзон и другие.

— Михаил Михайлович, но вы ведь понимаете, что у вас в руках состояние?! — спрашиваю его. Он машет рукой:

— Нет у меня такой цели продавать коллекцию. Я делаю это для себя. Кураж ведь в чем? В том, что я никому ничего не диктую, просто прошу мне дать автограф. А знаменитости пишут от всей души, это очень трогает. Бывает, что листаю альбома, вспоминаю, ностальгирую. Валечка Толкунова мне тоже говорила? «Мишенька, Вы понимаете, что у вас целое достояние! И когда нас артистов не будет, это будет стоить еще дороже». Но есть негласная договоренность: если меня не станет, то дети отдадут колелкцию в филармонию, в музей песни в Вязниках, то есть в те места, с которыми у меня связаны самые теплые воспоминания, которые мне позволяли расширять географию моих автографов.

Но почему же он не оказался в этом кругу, как коллега, ведь и сама атмосфера, и сцена привлекали его? Михаил Михайлович по молодости всерьез раздумывал, как стать диктором. Брал уроки у диктора Валентины Леонтьевой, дружил с Игорем Кирилловым, вел программу «От всей души» в различных учреждениях культуры области. Но сегодня он уверен: свой выбор в пользу преподавательства он сделал правильный.

«Я очень люблю школу, люблю преподавание. А несостоявшаяся моя артистическая, творческая перспектива, трансформировалась в другую — коллекционирование автографов. Встать рядом со знаменитостью морально сложно, иногда и очень затратно. Но для меня это стало частью жизни, которой я очень дорожу», — признается Михаил Михайлович.

А коллекция автографов будет пополняться. Ему хотелось бы, например, встретиться с оперной дивой Анной Нетребко. Встретится, сомнений нет. Михаил Костаков умеет находить путь к самой высокой звезде.

Фото: http://i2.kp.ua/a/510×0/12754983.jpg