БЛОГ: Красота внеземная

Анастасия Назаренко не только максимально почувствовала вкус "Арт-Субъекта", но и стала его частью. Участник фестиваля, дизайнер и художник, Алена Прокофьева воплотила на ней свой фантазийный образ с пластическим гримом, боди-артом и уникальным платьем с объемным конструктивом.

Проезжая каждый раз бывшую «Грамаду», а ныне большой светлый выставочный центр, я обращала внимание на яркую вывеску, сообщающую, что вот-вот начнется самый крупный фестиваль актуального искусства в нашем небольшом городе. Событие, которое пропустить было бы для меня попросту зазорно. Но приходить в качестве зрителя не хотелось. Увидеть «кухню» фестиваля изнутри — вот что было бы действительно круто! И такая возможность появилась.

Одному из участников «Арт-Субъекта»  понадобилась модель для воплощения в жизнь ее идеи. Алена Прокофьева —  художник по костюмам и гриму и  декоратор. Сама девушка в небольшом превью к фестивалю описала себя так:

АЛЕНА ПРОКОФЬЕВА, ХУДОЖНИК, ДИЗАЙНЕР:

Я — экспериментатор, не могу стоять на месте, нахожусь в вечном поиске — до последнего вздоха! В тех мирах, что я созерцаю — миллиарды образов, звенящих, гармоничных, мелодичных, балансирующих, бесстрастных и скользящих, которые мне очень хотелось бы проявить, либо ни за что не проявлять в этот мир.

Алена – мастер исторической прически и постижёрского  искусства. Она участвовала в создании образов и моделей для различных фильмов, сериалов и телепередач, сотрудничала со студией звукозаписи, как гример клипов, концертов и фото сессий. Работала в проекте Ильмара Раага над кинолентой «Я не вернусь», сотрудничала с Леонидом Каневским в его передаче «Следствие вели с Леонидом Каневским», а также над короткими метрами, показанными в рамках  Каннского Фестиваля.

На «Арт-Субъект» Алена готовила массу совместных боди-арт моделей с другими участниками, а со своим молодым человеком  и  еще одним свободным художником  Андреем Пенкиным — оптическую инсталляцию-лабиринт. Ну а для меня был приготовлен отдельный образ.

«Настя,  нам нужно будет залить тебя в бирюзовый цвет». Признаться, такого поворота событий я не ожидала, хотя Алена и предупреждала меня про боди-арт. Я встала на пакеты, и мое тело начали заливать в удивительно красивый сине-зеленый оттенок сразу три человека.

После того, как кожа высохла, Андрей и его друг Антон начали рисовать поверх основного цвета трещины. Признаться, я и подумать не могла, насколько это трудоемкий процесс – подготовить к выходу только кожу. Пока шел этот этап, Алена рассказывала еще раз, что же я должна буду воплотить в жизнь. У меня был образ некоей вечной, чистой, но холодной красоты, которая  находится рядом с человеком, наблюдает за ним и лишь изредка вмешивается в его жизнь. Этот образ жил у нее в голове давно, и  я чувствовала огромное доверие ко мне, поскольку именно я должна была показать не только талантливую работу, но и часть ее души.

После стадии «белые трещины» я уже было заикнулась про одежду, но Антон посмотрел на меня и сказал: «Куда? А аэрографом пройтись?!» Пошел второй час грима.  Аэрограф – это распылитель краски, который сделал намеченные трещины на  теле объемными. Эта небольшая коробочка, к слову, недешевая, помогает также рисовать картины на бумаге, текстиле  и даже стенах.

Итак, тело к выходу готово, а вот лицо все еще остается девственно чистым. Для него Алена заранее изготовила латексные накладки. Объемные холодные узоры должны были лечь на мои лоб и скулы. Алена вкратце рассказывает, насколько это трудоемкий процесс.

АЛЕНА ПРОКОФЬЕВА, ХУДОЖНИК, ДИЗАЙНЕР:

На первом этапе я делаю пластилиновую форму, затем лепятся борта, для того что бы залить пластилиновую форму гипсом и получить негатив. Далее я беру детское мыло и натираю его в мелкую стружку, добавляю немного растительного масла и горячей воды. Кистью взбиваю пенный крем и им обмазываю форму для того, чтобы в дальнейшем гипсовый негатив свободно отошел от пластилиновой формы.  Далее я замешиваю гипс 1:1 и заливаю форму, аккуратно промазывая её кистью. После часа ожидания форму можно снимать. Её необходимо аккуратно промыть водой, вымыть остатки пластилина и немного просушить. Затем обмыть мыльным кремом для того чтобы в последствии латексная форма (позитив) не прилипала к гипсу. Просушить до полной готовности (это около суток). Когда форма просохла и всё готово можно приступать к отливке латексного позитива формы. Я аккуратно наношу первый слой латекса и жду, когда он естественным способом высохнет. Так необходимо сделать бесчисленное количество раз, пока форма не застынет. Далее, я осторожно извлекаю латексные позитивы из гипсовой формы, снимаю излишки, обрабатывающие тальком.  Далее следует финишный этап росписи.

Держатся они на лице за счет специального клея. К слову, смывается и он, и краска достаточно быстро и безболезненно для кожи.

   

Всего же на грим у нас ушло около трех часов. По словам самой Алены, это – мелочь. Подчас актеров приходилось готовить даже для небольших сцен целый день. «Иногда мы начинали грим ночью, а заканчивали только под утро, чтобы можно было начать снимать».

Теперь, когда мое лицо и тело стало незнакомым даже мне самой, пришло время самого ответственного этапа – одевания. Части белоснежного фантазийного платья, я видела еще на этапе примерки. Делала его Алена по моим меркам.

АЛЕНА ПРОКОФЬЕВА, ХУДОЖНИК, ДИЗАЙНЕР:

Основная, базовая форма была создана рукотворно, сшита из различных тканей по эскизу. Экспериментальным дополнением стала кристаллическая решетка на груди, юбка и хвосте, созданная клеевым пистолетом. Техника очень долгая. Белый асимметричный конструктив был создан из специального материла Eva-пена для крафтинга, который позволяет играть с формой. Технология использования поэтапно долгая. Вкратце, там идет работа со строительным феном, обработка буром и финишная покраска.

        
И еще тогда, незаконченное, оно мне показалось удивительно красивым. Сейчас же у меня не было слов, такую работу я видела впервые. Воротник, напоминающий хрусталь, сотканный из сотен нитей, был сделан на самом деле из клея. Основа – белое вечернее платье. А многослойная юбка – метры ткани, клея и даже целлофана. Спереди – объемный конструктив все того же белоснежного цвета. К слову, наряд очень удобный: за все семь часов, которые суммарно за два дня фестиваля я в нем провела, я ни разу не чувствовала дискомфорта. Я ходила, сидела и даже танцевала в нем.

                              

По задумке Алены я должна была существовать в созданной для меня декоративной среде рядом с лабиринтом оптических иллюзий. Там «росли» белые деревья и  стоял некий «трон» для меня. Но посидеть на нем удалось совсем чуть-чуть. Гостям фестиваля очень хотелось получить на память фото, пообщаться  с бирюзовой девушкой, подробнее рассмотреть наряд.

Любопытный факт, в таком облике меня не узнали ни коллеги по работе, ни друзья. Каждый вздрагивал, когда слышал от незнакомого существа привычный им голос.

За два дня «Арт-Субъекта» мне удалось не только максимально почувствовать вкус фестиваля, но и стать его частью. Это был очень необычный и интересный для меня опыт, который останется в моей памяти яркой бирюзово-белой страницей.

Анастасия Назаренко.

Фото: Сергей Жуков

Фото: Алексей Сорокин

Фото: Анастасия Назаренко