Все всегда произойдет…

Про чудо расскажу вам, пожалуй.

Его, как водится, ничего не предвещало. Рождественские каникулы, Питер… Ранним вечером 4 января попутный ветер рысью гнал меня по улице Миллионной к Дворцовой площади. Возле атлантов у Нового Эрмитажа я притормозила на пару кадров. Попутно вспомнилось, что вроде бы если подержать атланта за палец и загадать желание, оно исполнится. Впрочем, собственные пальцы уже слегка обламывались на двадцатиградусном морозе, поэтому я просто саданула по мраморной ноге локтем и начала ныть.

— А почему, — жалилась я, — со всеми нормальными людьми на Новый год случаются чудеса, и только у меня ничего такого не происходит?

— Да неужто, — атлант смотрел на меня сверху вниз. – В прошлом году в декабре билеты в Амстердам подарили — кому? Серебряную монету из самой ливийской джамахирии получил – кто? А зеленый рождественский Зальцбург в позапрошлом? А возьмем тот факт, что кто-то вообще успел на поезд до Питера? Это тебе не чудо?

— Чудо, — согласилась я. – Но такое… обыкновенное. Каждый день могло случиться. А я хочу – новогоднее.

Ветер, волшебным образом превращавший обычный серый питерский вечер в белый ад Пиц-Палю, выдохнул на атланта и погнал меня дальше.

Где-то на улице Декабристов я притормозила снова.  Организм отказывался работать без горючего. Хотя бы без горячего. Впереди маячила надпись «Пышечная», и я без колебаний шагнула внутрь.

Внутри был Мороз. Дед Мороз.

Дед Мороз со Снегурочкой фотографировались с официантами. Присоединиться со своим фотоаппаратом хотелось, но не моглось: в пышечном тепле объектив немедленно запотел. Стояла у касс, смеялась, дула в негнущиеся пальцы. Дед Мороз со Снегурочкой подошли заказывать пельмени и чай. «Могу заморозить, могу и отогреть, — радостно заорал Дед Мороз, схватил меня за руки, сунул себе подмышки, прижал рукавами. – Тепло ль тебе, девица?» — «Отлично, дедушка!» — «Ты смотри: пока держишься за Деда Мороза, можешь загадать любое желание. Маленькое желание исполнится минут через двадцать. Среднее – через пару недель. А самого большого желания обычно ждут девять месяцев!» «Эээ, — протянула я. – А в сказке – двенадцать месяцев. Потому что перед тем желанием, которое на девять месяцев, еще месяца три желательно потратить на большую любовь, свадьбу века и дом мечты». «Глупая девочка, — ласково посмотрел Дед Мороз. – На это хватит и маленького желания, которое на двадцать минут».

Дед Мороз забрал свои пельмени, я заказала чай с пышкой, однако когда позвали к стойке забирать заказ, пышек на блюдце было две. «Она раздвоилась?» — спросила я у официанта. «Магия, — пожал плечами официант. – Кстати, вы же знаете, что на Новый год у калорий тоже каникулы?»

Когда пельмени и пышки были съедены, а чай выпит, Дед мороз снова повернулся ко мне. «Попозировать ли тебе, красна девица?» «Аск, дедушка!»

А потом Дед Мороз позировал мне под елкой, потом официанты отковыряли ему подарок из праздничного декора пышечной, потом они устроили показательное перетягивание этого подарка, потом водили хоровод под музыку из волшебного дедовского мешка.

А я понимала, что новогоднее волшебство настигло меня с чудесной неотвратимостью.

И ныть мне нельзя. Никогда.

Чего и вам желаю…

Фото: http://classpic.ru/blog/foto-deda-moroza.html