Владимирец судился с ветеринарами из-за умершей собачки

Житель областного центра Роман Жиров увлечён разведением собак двух пород: мальтезы и йорки. Одна из его «подопечных», — мальтеза Бекки — жила в семье его хороших знакомых. Эффектная, породистая «блондинка» быстро собрала чемпионские титулы не только в России, но и за рубежом. В семье ее обожали. Поэтому когда в мае прошлого года Бекки беспричинно загрустила, хозяева отвезли ее в клинику.

— Я посмотрел на собаку и тоже увидел, что она вяленькая, но показалось, что ничего страшного нет, — рассказывает заводчик. — Попросил владельца в «Артемиде» сделать общий анализ крови, который по «электронке» хотел сбросить в Иваново. Мы много лет ездим туда, в клинику при ветакадемии. Но врач в «Артемиде» не выполнила просьбу владелицы. Она взяла кровь только на пироплазмоз (сезонное заболевание, вызываемое клещами), убедилась, что его нет, поставила собаке капельницу с физраствором, дала два препарата. На мой взгляд, это только притупило боль.

Была ли мальтезе?

В 11 вечера Бекке стало совсем плохо. Владельцы и Роман оставались на связи с ивановскими ветврачами, пытаясь спасти собаку. К 8 утра ее привезли в Иваново. Ветеринары поставили свой диагноз, обнаружив скрытые воспалительные процессы. Оперировать оперативно не смогли, поскольку она была очень слаба. Вечером этого же дня собака умерла.

И хозяйка, и Роман, уверены, что врачи «Артемиды» не смогли адекватно оценить состояние питомца. «Такое впечатление, что врач просто «на глаз» поставил диагноз, — говорит Роман. — И анализ крови, казалось бы, элементарное исследование, о котором просил владелец, не взяли… С такими мыслями я и пришел к руководителю клиники Наталье Ларионовой, но понимания не нашел. Поэтому мы и приняли решение идти в суд по факту некачественного оказания услуг».

И не просто пошли, а в ходе судебного разбирательства заявили об упущенной выгоде с астрономическим размером — 1 миллион 200 тысяч рублей! Заводчик признается, что его просто возмутила линия защиты ветклиники, выдвигавшая, по его мнению, невероятные версии произошедшего. В частности, на одном из заседаний представители ответчиков предположили, что вообще могли быть две одинаковые мальтезе, и надо еще разобраться, какая жива, а какая похоронена и где.

Судебные заседания продолжались практически весь прошлый год. Владелица Бекки и Роман, как третье лицо, добивались компенсации за потерю племенного животного, а также настаивали на возмещении морального ущерба: владелица мальтезе до сих пор не может без слез вспоминать любимицу-блондинку…

1 мальтезе1

Решение Фемиды

В суде ветеринары и владельцы Бекки радикально разошлись во мнениях о причинах произошедшего. Истец настаивал на том, что специалисты «проморгали» симптоматику, проигнорировали просьбу о заборе крови, и в итоге было упущено время, которого могло бы хватить на спасение собаки.

Представители «Артемиды», наоборот, уверены, что сами владельцы упустили время — пришли к ним не сразу, как самочувствие у питомца ухудшилось, а во время осмотра не рассказали им обо всех манипуляциях, которые перенесла Бекки. Кроме того, они утверждают, что после визита в «Артемиду» собаке стало лучше.

В ходе судебного разбирательства была проведена независимая экспертиза, выводы которой подтвердили справедливость требований заводчика и владелицы. В итоге суд вынес решение в их пользу. Клиника выплатила Роману 109 тысяч рублей.  «Артемида» подала апелляцию, но приговор был оставлен в силе.

Ветеринары заявили «Призыву», что не намерены мириться с вынесенным приговором. Они категорически не согласны с обвинениями в том, что не смогли оказать мальтезе вовремя и в полном объеме качественную помощь. «Мы возмущены решением Фрунзенского районного суда, так как не было никаких ошибок в действиях нашего ветеринарного врача, он не мог навредить и тем более способствовать смерти пациента», — это заявление было опубликовано в открытом доступе.

В разговоре с нами Наталья Ларионова, руководитель клиники, указала на несколько очевидных, на ее взгляд, аргументов, которые суд не принял во внимание, а также на выводы экспертизы, которая проводилась в Санкт-Петербурге. Ветеринарам они показались далекими от реальности, очень схожи с научной статьей на заданную тему. На их взгляд, экспертиза недостаточно четко обосновала наличие причинно-следственной связи между лечением (не лечением) и смертью собаки (эксперт, заметим, дал положительный ответ на этот вопрос). Более того, один из основных документов, на основании которого он делал свои заключения, а именно — протокол вскрытия — представители «Артемиды» считают подложным.

В клинике также не скрывают возмущения по поводу позиция заводчика и совладельца собаки, который, обосновывая сумму претензий, открыто говорил об упущенной выгоде: «Позвольте, а почему мы должны платить за недополученных щенков? Наш врач выполнил свои обязанности, оказал собаке помощь. Самая большая проблема, которую я вижу, это в том, что заводчики иногда воспринимают животное, как вещь, отсюда проблема: в них видят только источник дохода, забывая, что это – живое существо, о котором надо тщательно заботиться».

*****

Вне стен суда этот спор кипит до сегодняшнего дня, став спором об «алчности заводчиков» и «некомпетенции ветврачей». И у каждого есть сторонники. Многие владельцы домашних животных с большой благодарностью отзываются о специалистах клиники, на прием к которым ходят достаточно давно и довольны уровнем обслуживания. Но сегодня и к Роману Жирову обращаются и другие владельцы домашних животных, которых не устроил уровень ветеринарной помощи у владимирских специалистов. Наш собеседник шутит: если так пойдет и дальше, то он вполне может соискиваться на должность омбулдсмена по защите прав животных. Первый успешный опыт борьбы за право четвероногих на качественное медицинское обслуживание у него уже есть.

Но этот судебный процесс для Владимира не имеет аналогов, прежде всего, по сумме выплат с ответчика. Маленькая собачка с необыкновенно роскошным экстерьером оказалась такой же исключительно дорогой и после смерти.