Субъективная объективка на прокурора Шумника

Когда ему едва исполнилось четыре с половиной года, родное село Росоша, что под Винницей, было занято фашистами. Отец, Алексей Григорьевич, как участник подполья, был угнан в концлагерь в Германию, он с мамой, Анастасией Сергеевной, ютился в сенях, а горницу занимали оккупанты.

Затем освобождение, разруха и, наряду с учебой в школе, труд на домашнем подворье, в колхозе. Родители приучили делать все основательно, осмысленно. Он старался, за что в десять лет получил в награду велосипед — большую редкость в послевоенные годы — друга всей последующей жизни.

В 1956 году окончил техническое училище в г. Макеевка ныне Донецкой, а тогда Сталинской области. Работал на шахте, но перед призывом в Советскую Армию, вернулся в родной колхоз. Служил в г Ровно, был командиром отделения связи. В Армии был принят кандидатом в члены КПСС.

После армейской службы поступил на юридический факультет Львовского государственного университета. На выбор специальности оказал влияние тот самый велосипед, вернее проницательность отца, сумевшего разыскать его после кражи. Отец, зная, что в селе на 1200 дворов было всего пять велосипедов, безошибочно установил, что использовать велосипед можно безопасно только в одном из соседних сел, логически определил в каком, предположил, что вор, дабы не быть вычисленным, не погонит его сразу туда, а где-то спрячет. Каково же было удивление мальчишки, когда наутро увидел своего друга целехоньким. В университете он организовал велосипедную секцию, с однокашниками побеждал на многих республиканских и союзных соревнованиях. Студентом он «выкопав норму Майстра спорту СРСР». Были победы, были и поражения, как сказал однажды сам Ипполит Алексеевич, именно спорт научил его терпеть.

В университете познакомился с нашей землячкой и вот уже более 55 лет они с Верой Алексеевной вместе, у них двое сыновей, внуки. За своей Верой, которая после обучения во Львове распределилась на ВНИИСИМС, что в Александрове, он и прибыл на Владимирскую землю. С августа 1965 по ноябрь 1868 года он работает следователем, а затем и помощником прокурора в Александровской городской прокуратуре. Работает так, что 5 ноября 1968 года приказом прокурора РСФСР назначается прокурором Петушинского района — крутой подъем. В 1976 году ему поручено возглавить вновь создаваемую Владимирскую транспортную прокуратуру. 1983 год, новые реорганизации, создается прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительно- трудовых учреждениях и Ипполит Алексеевич трудится там. Затем — старший помощник прокурора области, начальник следственного управления, которое он сформировал с ноля, заместитель прокурора области.

В январе 1997 года уходит па пенсию по выслуге лет. Без дела он маялся 1 день, после чего получил назначения заместителем прокурора Петушинского района, затем начальником отдела по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры области, откуда 21 января 2002 года увольняется в связи с достижением предельного возраста пребывания на службе.

И вновь без дела он просидел 1 день, а потом еще 2 года занимался в прокуратуре области, уже в качестве гражданского служащего, вопросами реабилитации жертв политических репрессий 30-50 годов прошлого века. Через его руки и сердце прошли сотни человеческих судеб невинно оклеветанных сталинским режимом. Многие жители Владимирщины и иных мест Советского Союза должны быть именно ему благодарны за восстановление добрых имен своих предков.

8 января 2004 года его почти сорокалетняя официальная служба в органах прокуратуры СССР и России закончилась. Но Шумник не был бы Шумником, если бы он активно не передавал свой огромный прокурорский и житейский опыт молодым сотрудникам прокуратуры, других правоохранительных органов и судебной системы. Он стоял у истоков создания музея прокуратуры области, вложил свою душу в его концепцию, в которой красной нитью проходит преемственность поколений прокурорских работников, их преданность главному предназначению — служению его величеству Закону. Его Леоновская дача, что под Петушками, в весенне-­осенний период до сих пор гостеприимно распахивает двери любому нуждающемуся в деловом или житейском совете, попавшему в сложную жизненную ситуацию, ставшему на распутье карьеры или просто желающему выговориться, очиститься. Заратустра у Фридриха Ницше вопрошал: «Великое светило! К чему свелось бы твое счастье, если б не было у тебя тех, кому ты светишь?». У Шумника они есть, их много. Его ученики занимают руководящие должности в прокуратурах ряда субъектов Российской Федерации, в Генеральной прокуратуре, в Администрации Президента РФ. А сколько из под его крыла вышло судей! Многие из них прекрасно зарекомендовали себя как в районных, так и в областном суде.

Он — сама деликатность, соединившая в себе честность, порядочность и деятельное участие в судьбе близких, даже если за это ему приходилось терпеть упреки и недовольство начальства. Никогда не раздражаемый, он тихо, незаметно, спокойно, но настойчиво добивается своего. Ради отыскания истины он пройдет любую грязь. Я никогда не видел в нем стремления наказывать.

Уже находясь в отставке, он еще многие годы активно работал в Комиссии но правам человека при губернаторе области, был представителем Президента России в Квалификационной коллегии областного суда, где плодотворно защищал права человека, чистоту рядов судейского корпуса области.

Умный по природе, он как губка впитывал в себя все лучшее от своих учителей, а это были прокуроры высочайшего класса: В.И. Царев, ЕЗ.Е. Серов, В.1. Демин, 10.11. Беллевич, 11.М. Дроздов, А.Ф. Клпшин и многие многие другие. Это были люди еще из гой прокуратуры, где стремились к законности, справедливости, надежности защиты прав граждан, а не к количеству актов прокурорского реагирования, как это стало позднее. И всем, что получал, он бескорыстно и щедро делился ради воспитания достойной смены, мощи прокуратуры. Ипполит Алексеевич «с листа» может «прочитать» любого человека, пообщавшись с ним несколько десятков минут. Он безошибочно видит достоинства и недостатки собеседника и, не припудривая, выводит оценки. А это далеко не всем нравится, поэтому наряду с множеством его обожателей, есть и те, кто имеет отличное от автора этих строк мнение. Шумник относится к ним спокойно, не проявляя неприязни: мир тем и хорош, что все мы разные.

Рамки материала не позволяют сказать о всех разносторонних дарованиях этого человека. Я с удовольствием ношу сшитые им собственноручно шапки — теплые, уютные, не отстающие от моды сегодняшнего дня. А какую он делает мебель! Он написал много миниатюрных стихов о смысле жизни, о любви, о дружбе, о совести… Здесь уместно привести его недавнюю, еще не до конца отрифмованную «субъективную объективку»:

Я в разных странах жил и рос (хотя судьба юго не предвещала),

Великая страна ушла вдруг под откос:

Уснул хохлом, а утром москалем Моя страна меня назвала.

Ровно пол сотни лет

В.И. Царев назначил мне дорогу.

Не все гак сразу шло впопад:

Лет через пять я шел с учителями в ногу.

Типичный путь: следователь — помощник — прокурор,

Подъем такой, что кажется вот-вот завоешь.

Когда подумаешь: тебе нужен позор?

Отккуда-то звучит: не хнычь, ты эго можешь.

Я смог, судя по лестнице моей, иметь И звезд достаточно и важных званий,

Но главное — любовь к профессии своей Достойно нес. Гогов все повторить без колебаний.

Как много из соратников моих Дальше пошли той же дорогой,

И я горжусь и радуюсь за них И за себя, что не подвел великого Царева.

Да, родительский дом остался далеко за кордоном, а в Киеве — младшая сестра Анастасия — судья Арбитражной Палаты Украины в отставке. Не виделись давно. Но он надеется, что на 80-летнпй юбилей, что будет на Крещение, она приедет и страны вновь станут ближе. Что касается важных званий, то Шумник Заслуженный юрист России, почетный работник.

Александр Шайкин